21 апреля, среда

Скважина стабильности

Российский фактор на нефтяном рынке

8 мая 2013 / 19:44

Предисловие

Когда говорят о будущем цен на нефть, то все реже и реже используют термин «прогнозировать», и все чаще — «предсказать». Действительно, какие бы прогнозы не строил тот или иной нефтяной аналитик, на каких бы данных не основывал свои выверенные математические модели, реальность оказывается куда драматичнее. Цены на нефть не подчиняются прогнозам.

Такие характеристики, как спрос и предложение, запасы, резервы и даже мировой экономический рост, конечно же, влияют на цену на нефть, но не определяют ее целиком и полностью. Стоимость нефти — понятие в т.ч. геополитическое, а не только рыночное. Отнюдь не всегда на формирование цены на нефть оказывают влияние и природные катастрофы. Возьмем в качестве примера ураган Катрина. Прошедшийся по территории Соединенных Штатов 27­­­­­–29 августа 2005 года и унесший около двух тысяч человеческих жизней, нанесший ущерб в 125 млрд долл., он также уничтожил 58 нефтяных платформ и буровых установок в Мексиканском заливе (половина из них была потеряна безвозвратно). Казалось бы, очевидное сокращение добычи нефти должно было привести к росту цен. Однако если мы посмотрим на динамику стоимости барреля, то увидим, что цена на нефть опустилась с 67,49 долларов 29 августа2 до 57 долларов 5 октября того же года.

Добыча сырой нефти и природного газа
в Мексиканском заливе относительно природных катаклизмов
в 2005-2012 г.г.
Динамика цен на нефть.


Для увеличения кликните по картинке.
_________________
По данным US E.I.A и NOAA

Но, может быть, на указанное падение цен повлиял тот факт, что Джордж Буш за два дня до урагана сообщил о завершении четырехлетнего плана по наполнению стратегических нефтяных резервов до 700 млн баррелей? Ведь данные стратегических резервов США, как указывают некоторые аналитики, также напрямую влияют на рынок? Но как тогда объяснить последовательный рост цен на нефть с 2001 по 2004 год, когда Буш, собственно, и начал увеличение резервов3? Ведь, они возрастали последовательно с 544,8 млн баррелей до 700 млн накануне урагана «Катрина». А цены увеличивались последовательно вместе с ростом резервов. И уж совсем комично выглядят уверения, что, дескать, падению цен способствовала срочная продажа Соединенными Штатами после утери мощностей в Мексиканском заливе 11 млн. баррелей нефти и ссуды на еще 9,8 млн баррелей. Учитывая, что США ежедневно потребляли в то время примерно 20 млн баррелей4, «распечатка» резервов способна была покрыть потребности только одного дня в самих США, тогда как общемировое потребление составляло на то время около 80 млн баррелей в день.

Запасы нефти в США, 1980-2010 г.г.
(миллиардов баррелей)


Для увеличения кликните по картинке.
_________________
Источник: По данным US E.I.A, U.S. Crude Oil, Natural Gas, and Natural Gas Liquids Reserves, 1980 through 2010 annual report.

Впрочем, падение добычи и переработки сырья также не всегда влияет на цены. Вот еще один пример из «природных» катаклизмов. Со 146,09 долл. за баррель 2 июля 2008 года цена на нефть покатилась вниз до 120,66 к 20 августа. В это время началось формирование урагана «Густав», а затем — урагана «Айк», который угрожал американскому побережью, и даже разрушил городок Галвестон.

По данным Энергетического информационного агентства США падение добычи нефти в районе Мексиканского залива сократилось с 1,3 до 0,3 млн баррелей в день (практически вдвое больше, чем при урагане «Катрина»), однако падение цен на нефть продолжалось вплоть до 15 сентября (91,26 долл. за баррель), а затем, после краткосрочного повышательного тренда, она и вовсе рухнула до 36,49 долларов к 24 декабря 2008 года.

Рыночный спрос и предложение, а также «объективные» факторы, такие как природные катаклизмы, сокращение запасов или резервных мощностей, безусловно, способны изменить цену на нефть. Но зачастую определяют цену на сырье факторы, которые принято относить к субъективным. Воздействие на цену можно охарактеризовать паритетом 50/50, где 50% отходит всей группе объективных факторов, а еще 50% остается на долю субъективно принятых решений, будь то решения на уровне отдельных государств, или крупнейших ТНК. Таким образом, можно признать объективность части формируемой цены. Вторая ее часть зависит от действий или бездействия игроков на рынке нефти — и за его пределами.


Мировое потребление энергии, 1990-2040 г.г.
(квадриллионов Британских термических единиц)


Для увеличения кликните по картинке.
_________________
По данным US E.I.A., отчет № DOE/EIA-0484(2013)

Роберт Слейтер построил свою книгу «Нефть. Кто диктует правила миру...»5 как раз на перечислении подобных «субъективных» факторов. Наряду с набившими оскомину рассказами о роли ОПЕК в организации первого энергетического кризиса и резкого скачка цен в октябре 1973 года после «Войны Судного дня», подробно рассматриваются вопросы расширения добычи в странах Африки, китайский экономический рост, вопросы биржевых спекуляций, факторы резервирования и прогнозирования запасов, факторы Индии и Бразилии, Ирана и Венесуэлы. Занятно, что в книге есть и «российский фактор», который, впрочем, в изложении вполне профессионального автора сводится лишь к делу ЮКОСа и снижению влияния ВР в нашей нефтедобыче.

К сожалению, подобным грешат многие исследователи рынка. Даниел Ергин в книге «Добыча»6 лишь вскользь упоминает о современной российской нефтепромышленности на последних страницах, будто оправдывая присутствие компаний-спонсоров на заглавной странице книги. В книге «Жестокий Мир. Суровый закат нефтяной эры»7 Питера Маасса и вовсе заинтересовали лишь тяжелый взгляд главы «Лукойла» Вагита Алекперова и дорогие московские бутики (впрочем, и здесь нашлось место для «дела ЮКОСа» и проблем ВР). Таким образом, для иностранцев, последовательно изучающих нефтяной рынок, ясно одно: Россия на цены влияет, но каким образом, им непонятно. Фактически все сводится к трем темам — роль Владимира Путина в построении суверенной страны, корреспондирующий с этим сюжет с ЮКОСом и незавидное положение ВР — «Бритиш Петролеум». Остальное отдается на откуп байкам про шапки-ушанки и медведей на улицах.

Подобный взгляд на Россию тем более несправедлив, что значительно более мелкие сюжеты, как, к примеру, начало добычи нефти в Сан-Томе и Принсипи, а также в Чаде, заслуживают в их исследованиях непропорционально большее внимание. С одной стороны, это можно объяснить тем, что нефть из этих мест идет напрямую в США. Но трудно предполагать, что страна, которая временами превосходит по объемам добычи нефти Саудовскую Аравию — то есть одна из лидеров по извлечению из недр Земли черного золота — столь мало интересовала бы аналитиков.

Скорее всего, здесь есть и подводные камни, как раз и связанные с теми самыми названными сюжетами, касающимися перехода под государственный контроль активов ЮКОСа и ВР.

Это, впрочем, подтверждается тем, как последовательно авторы (сплошь представители стран-потребителей) сетуют на то, что рост доли национальных компаний все больше и больше связывает «невидимые руки рынка», которые, дескать, и должны все расставить по своим местам. Удивительно, как в голове у одних и тех же исследователей уживаются, с одной стороны, уверения в том, что цены на нефть определяются субъективными факторами с требованиями к иностранным корпорациям следовать правилам laissez fair?

Так, именно рыночная ориентированность Petrobras вызывает у авторов наибольший восторг (Роберт Слейтер). Забавно, но в отношении других государственных, или, как американцы предпочитают их называть, «национальных» нефтяных компаний, наряду со скепсисом можно увидеть как ехидное злорадство во время снижения их капитализации, так и откровенную злобу в периоды их усиления.

Правда, нелишним будет отметить, что оценки бразильской компании делались тогда, когда она массово экспортировала нефть и завозила нефтепродукты (бензин и дизель), что в отсутствии достаточного количества НПЗ не могло не сказаться и, естественно, негативно сказалось на капитализации компании. Каковы будут оценки американцев политики Petroleo Brasileiro после того, как она заключит соглашение о сотрудничестве с китайской China Petroleum & Chemical Corp трудно даже себе представить, однако можно предположить, что вряд ли они будут комплиментарными. В конце концов, быстрорастущей экономике Бразилии все больше и больше будет требоваться собственное горючее, что, по понятным причинам, вызовет повышение спроса на мировом рынке.

Рыночная капитализация компании Petrobras, 2004-2013 г.г.
(в миллиардах долларов)


Для увеличения кликните по картинке.
_________________
По данным wikinvest.com

Как бы там ни было, возвращаясь к принципам ценообразования на нефть, можно с уверенностью сказать, что субъективные факторы играют, порой, определяющую роль. Можно вспомнить и рост цен до 70 долларов за баррель в момент Исламской революции в Иране и захвата заложников в американском посольстве, и падение цен на нефть во второй половине 80-х годов, достигнутое благодаря договоренностям между Саудовской Аравией и США (отметим, что в то время шла Ирано-Иракская война, самым серьезным образом повлиявшая на снижение добычи нефти. Теоретически, такая длительная война, тем более между двумя нефтедобывающими странами, должна была резко взвинтить цены на нефть, однако сговор США и Саудовской Аравии не позволил этому состояться: нехватка ирано-иракской нефти на рынке была щедро компенсирована предложением саудитов).

Отдельно стоит описать, как изменялись цены на нефть во время попытки переворота в Венесуэле в 2002 году. Там, еще во время национализации нефтедобычи и переработки в 1976 году была, создана Petroleos de Venezuela SA (PDVSA). В 90-е годы в страну хлынули иностранные компании, которые заключили с PDVSA многочисленные сделки. В результате прибыли компании оседали в карманах топ-менеджмента, а государство получало «копейки». Это знакомая для нас ситуация. Таким же примерно образом обстояли дела и в России.

В 1998 году на волне протестов беднейшего населения президентом страны был избран Уго Чавес, обещавший реформы и более справедливое распределение доходов от недр. Переизбравшись в 2000 году и получив дополнительную легитимацию, он начал проводить политику поддержки бедного населения, наполняя бюджет доходами от продажи нефти, газа и повышая налоги для крупных землевладельцев. Этот курс встретил жесточайшее сопротивление местных либералов и поддерживающих их оппозиционных СМИ, прозападно ориентированных бизнесменов и топ-менеджмента государственной компании PDVSA.

В начале 2002 года Уго Чавес предпринял попытку получить полный контроль над PDVSA. Менеджеры, войдя в контакт с агентами Соединенных Штатов Америки и подкупив некоторых профсоюзных деятелей, активно сопротивлялись усилению правительственного влияния. Либеральные СМИ развернули целую пропагандистскую кампанию против затеи Чавеса. Однако цены на нефть демонстрировали умеренную волатильность, колеблясь вокруг 20 долларов за баррель. Но напряженность нарастала, и уже к 7 апреля цены поднялись на 6 долларов. Когда Чавес 8 апреля в ходе прямого эфира уволил высшее руководство PDVSA, на него обрушилась массированная информационная атака со стороны как национальных, так и западных СМИ. На фоне этого медийного давления и акций профсоюзов цены на нефть покатились вниз. Когда на улицы вышли манифестанты, за их спинами раздались выстрелы снайперов. Оппозиционные СМИ тут же заявили, что стреляли сторонники Чавеса.

Позднее на суде выяснилось, что, к примеру, Альфредо Фернандес, журналист канала Venevision, засняв стрельбу с моста и обвинив в нем силы, поддерживающие действующего президента, не мог в принципе знать, кто стрелял. Тем не менее, это видео обошло многие каналы с комментариями: «так расстреливали невинных демонстрантов»8. Позднее стрелявших с моста удалось задержать и приговорить — это оказались люди, якобы защищавшиеся от стрельбы муниципальных полицейских. В свою очередь, полицейские снайперы вели стрельбу по манифестантам, подчиняясь приказу мэра Каракаса Альфредо Пена, одного из лидеров оппозиции.

Динамика цен на нефть Brent, апрель 2002 г.
(в долларах США)


Для увеличения кликните по картинке.
_________________
По данным Яндекс.котировки

В это время в эфире CNN подкупленные агентами ЦРУ венесуэльские военные выступили с призывом к Чавесу уйти в отставку. Затем дворец президента был окружен танками, сам Чавес арестован, его заставили подписать заявление об отставке и силой доставили на военную базу на остров Орчила. Цены на нефть к этому времени упали до 23 долларов. 13 апреля Чавесу удалось сообщить, что он не отрекался от власти, а массовые демонстрации в его поддержку (словно в СССР в 1991 году) оставили путчистов в изоляции. Устрашенные народным гневом, они упустили бразды правления, а верная армия освободила своего президента. К 22 апреля цены на нефть находились на уровне 26,59 долларов за баррель.

История переворота в Венесуэле интересна тем, как в ней в гротескной и наиболее выпуклой форме проявились практически все тенденции, которые были характерны и для рынка российской нефтедобычи в начале 2000-х годов.

Мы полагаем, что при анализе энергетической стратегии государства, тем более такого крупного поставщика энергоресурсов на мировые рынки как Россия, невозможно ограничиться лишь только вопросами ценообразования на нефть. Мировое предложение на рынке газа, как и угля, является также значимым фактором, влияющим на рынки нефти. Поэтому там, где это будет необходимо, мы будем учитывать также и состояние дел на этих рынках.

Прежде чем перейти к основной части доклада, где Центр политического анализа намеревается зафиксировать факты, способствовавшие Российской Федерации обретению роли самостоятельного игрока на рынках углеводородного сырья, необходимо вкратце описать механизмы субъективного влияния на нефтяное ценообразование. На наш взгляд существует целый ряд внерыночных способов влияния на цену нефти. Мы выделяем девять основных:

1. Предоставление субъективной информации (это может быть как публичное заявление, так и публичное действие крупного игрока на рынке).
2. Игры с валютным курсом, влияющие на рынок углеводородного сырья.
3. Спекулятивные игры (с фьючерсами и т.п.)
4. Монопольный сговор и картельные соглашения.
5. Усиление роли национального государства в нефтедобыче, национализация или, наоборот, приватизация.
6. Меры, предпринимаемые для того, чтобы себестоимость добычи на своей территории была ниже, чем мировые цены (активно эксплуатируемые ныне США).
7. Геополитические решения на нефтяном рынке крупнейших игроков.
8. Использование долгосрочного тренда ценовой динамики для ослабления позиций конкурента.
9. Войны за нефть, создание напряженности в регионах стран-экспотеров.

Данные методы могут подразделяться на легитимные и нелегитимные, мирные и силовые, требующие кооперации или не требующие таковой, те, которые могут себе позволить все игроки на рынке, некоторые игроки или лишь один игрок-гегемон.

Россия старалется прибегать к использованию мирных легитимных способов влияния на нефтяное ценообразование, предполагающих кооперацию («газовый ОПЕК») когда это возможно. Россия с равным уважением относится к интересам как потребителей углеводородного сырья, так и к поставщикам. Настаивая на том, чтобы цена на углеводороды была честной, а в действие рыночных механизмов, определяющих ценообразование, вмешивалось как можно меньше субъективных факторов (война, спекулянты и т.п.), правительство России считает необходимым действовать исходя из интересов страны и ее населения.

Анализируя действия, которые осуществляла Российская Федерация для влияния на рынки нефти, Центр политического анализа пришел к выводу, что основными целями государства на разных этапах являлись:

1. Обретение полного финансового суверенитета.
2. Получение полного контроля над собственными недрами.
3. Усиление регулирующей роли государства при принятии решений по поводу добычи и поставок энергоресурсов.
4. Создание международных договоренностей, закрепляющих национальный суверенитет и права производителя.
5. Уход из-под действия Энергетической хартии.
6. Диверсификация поставок энергоресурсов.
7. Борьба против транзитной изоляции России.
8. Получение гарантий невмешательства во внутренние дела государства посредством заключения крупных долгосрочных сделок в энергетической сфере.

Всех этих целей в существенной степени удалось достичь.

_________________
— Далее, если не указанное иное, приводятся цены на нефть Brent.
— US Department of Energy. Strategic Petroleum Reserve Annual Report for Calendar Year 2011/ Report to Congress, December 2012. — http://energy.gov/sites/prod/files/2013/04/f0/Annual_Report_2011.pdf (стр. 33 взять таблицу с 2001 по 2011 гг.)
4  — Нефтяники в США заработали на Ираке 45 млрд $ — http://www.llb74.ru/i/info.php?id=3021
— Robert Slater. Seizing Power: The Grab for Global Oil Wealth (2010) (рус. пер.: Слейтер Р. Нефть. Кто диктует правила миру, сидящему на сырьевой игле. — М., 2011).
6  — Daniel Yergin. The Prize: The Epic Quest for Oil, Money, and Power (1991) (рус. пер.: Ергин Д. Добыча: Всемирная история борьбы за нефть, деньги и власть. — М., 2013. Перевод выполнен по изданию 2012 года).
— Peter Maass. Crude World: The Violent Twilight of Oil (2009) (рус. пер: Маасс П. Жестокий мир: Суровый закат нефтяной эры. — М., 2011).
— Statement in Support of the Documentary Film «The Revolution Will Not Be Televised» — http://venezuelanalysis.com/analysis/202

Вернуться назад и продолжить чтение

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика