17 сентября, вторник

Домой

25 мая 2016 / 19:50
заместитель главного редактора сайта Центр политического анализа

Исполнительный директор Центра политического анализа Вячеслав Данилов просто рад, что двое граждан России — Александр Александров и Евгений Ерофеев вернулись домой.

В начале мая занесла меня нелегкая в столицу Австрии. В Вене есть свой аналог Винзавода — московского центра современного искусства, куда мы с друзьями отправились скоротать час и посмотреть на всякие воркшопы. Так вышло, что здесь и именно в это время открылся фестиваль «It’a (about) politics», что можно было бы весьма вольно перевести как «Это (деточка) политика». Обычно на таких околополитических арт-фестивалях заправляют если не представители ЛГБТ, то левые, где они клеймят неолиберализм и устраивают телемост с Жижеком. Но каково же было наше удивление, когда оказалось, что данный ивент был крышей для… украинских пропагандистов!

Торжественное открытие фестиваля сопровождалось, как водится, банкетом. На по-хипстерски скромно сервированных столах стояло дешевое вино и овощные деликатесы, стену белоснежного зала украшала черная надпись: «Silence does not help Ukrainian political prisoners in Russia» (что вольно можно было бы перевести как «Извините, что мы вам так надоели своими Савченко и Сенцовым»). Тишину о Надье и К предполагалось разрывать чавканьем пары сотен ртов и тостами за европейскую солидарность со свободолюбивым народом Малороссии. Участие в фестивале стоило круглую сумму — один день обошелся бы местному стороннику европейского выбора Украины в 50 евро с носа. Так что «украинские политзэки» оказались умеренно рентабельным бизнесом для незалежной гражданской дипломатии.

Исполнительный директор Центра политического анализа Вячеслав Данилов просто рад, что двое граждан России — Александр Александров и Евгений Ерофеев вернулись домой.

В холле, что за актовым залом, висела доска «Message&Ideas» («Жалобы и предложения»), девственной чистотой демонстрировавшая полное отсутствие идей и месседжей у участников фестиваля неравнодушного кушенькания. Я хотел было остановиться и напомнить жрущим и пьющим за свободу летчицы-наводчицы Савченко и режиссера-террориста Сенцова все, что я думаю об одесской трагедии 2 мая, о пленных Александрове и Ерофееве и их мертвом адвокате, о томящихся в застенках по всей Украине оппозиционерах и о тех «сепарах», которые находятся за решеткой спецтюрьмы под Харьковом. Но не стал. И не потому, что не нашел слов или испугался.

Вернувшихся на родину русских солдат встречал не президент. Их встречали их близкие. Размытое любительское фото этой встречи бродит по сети, и это — просто лучше, по-человечески теплее и морально чище, чем помпезное шоу с участием селебрити Савченко и ее многочисленной киевской клаки.

История обмена Савченко кажется, что превращает состоявшийся над нею суд в фарс. Но это отнюдь не так. Медианакачка дела Савченко (спасибо Фейгину и госдеповским грантам) позволила повысить ее стоимость и обменять ее в конечном итоге одну на двоих заложников. И это, наверное, сколь предсказуемый (лично я не сомневался в обмене «летчицы» и предположил такое решение еще в прошлом году), столь и правильный вариант. Мы вернули наших ребят, сняли с внутриполитической и внешнеполитической повестки тему «украинских политзаключенных в России», проявив к тому же акт милосердия. Украинская же сторона обменом практически прямо признала, что Савченко — военный преступник (таковыми она считает двух граждан России — Александрова и Ерофеева), а не невинная милая девочка с бантиками, которая вышла по Донбассу погулять.

Я слышу тех, кто считает, что Россия продешевила. И что за Савченко можно было требовать больший «выкуп». Я слышу так же тех, кого принято называть #путинслильщиками, которые и здесь считают, что «путинслил» — в основном это своеобразные «правые уклонисты» и сторонники одного действительно слившего полевого командира. Если и мерить их правоту — то только продолжением процесса политического урегулирования на Донбассе и дальнейшим обменом пленными в формате «все на все», как это подразумевалось Минскими соглашениями. И, безусловно, освобождением всех политзаключенных на Украине, включая всех так называемых сепаратистов и пророссийских активистов.

Тогда на Украину скатертью дорожкой можно было бы отправить и режиссера-пиротехника Сенцова.

Источник


тэги
читайте также