17 октября, воскресенье

Враги путина. Семь смертных грехов

Книга Данилина П., Крышталь Н. и Полякова Д.

24 марта 2013 / 12:12

Березовский. Гнев

«И что такого я сказал, что ты меня в террористы записал, да еще киллеров в Лондон засылаешь? Совсем крыша поехала? Нехорошо, Володя. <…> Твои прокуроры тоже вовсю стараются. На туманном Альбионе они очень хорошо потрудились и свою работу, можно сказать, практически завершили. Теперь в Бразилию и Францию потянулись. Поэтому меня их журналюги на разрыв испытывают. <…> Если совсем хреново станет, позвони или напиши. Не стесняйся. А можешь и гонца прислать. Лучше кого-нибудь из наших старых знакомых — Сурка или Бороду, на худой конец Валю-Таню. <…>А вообще, забей на все, не парься. Может и пронесет.»

Если вы думаете, что приведенные выше строки взяты из какого-нибудь низкопошибного боевика, где идет разговор «по понятиям», вы сильно ошибаетесь. Это — цитата из открытого письма обладателя нескольких высших образований, доктора наук, автора множества научных работ, члена-корреспондента РАН, члена Международного научного общества по теории принятия решений, основателя Международного научного фонда, рыцаря ордена Св. Константина и обладателя Золотого креста, бывшего депутата и президентского советника Бориса Абрамовича Березовского. Письмо написано президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину и логически продолжает многотомную историю отношения Бориса Березовского к российскому президенту.[1]

Акакий Абрамович Березовский
Образ Бориса Абрамовича Березовского в новейшей российской истории — один из самых одиозных и легендарных. Демонический и вездесущий Березовский, «Абрамыч», главный олигарх, «лондонский сиделец», враг?1 российского президента, «Серый кардинал», спонсор и идеолог цветных революций, БАБ, окутанный флером тайных убийств, радиоактивных элементов и чеченских эмиссаров, «крестный отец Кремля» и «отец русской демократии». Очередное интервью Березовского о том, что «недолго уж осталось», заявление очередной страны о том, что она не испытывает страстного желания видеть миллиардера в числе своих гостей, или очередной запрос об экстрадиции политбеженца по причинам вполне уголовным — стали последние годы неким неизменным дополнением к информационному меню.

Нечто вроде десерта — есть уже не хочется, но когда не подали — остается ощущение незавершенности. Свой имидж Борис Абрамович поддерживает, надо сказать, мастерски — любое его появление в информационном поле носит истеричный, скандальный и провокационный характер и напрочь смывает сонливость и умиротворенность у слушателей и зрителей. Не заметить его невозможно, не запомнить — сложно. Образ умудренного опытом и тайным знанием провидца, которому открыты все подспудные пружины и веревочки, и который с трудом сдерживает благородное негодование, поскольку — человек воспитанный и к тому же академик (см. выше). Однако — столь ли благородно это негодование, и пытается ли Борис Абрамович сдержать его, находясь не в поле зрения камер?

В сентябре 2000 года директор Института групповой и семейной психотерапии Леонид Кроль начал публиковать в «Новой газете» серию психологических портретов самых известных деятелей России конца ХХ — начала XХI века. Первым в очереди, естественно, оказался Борис Березовский. Л.Кроль увидел в нем героя гоголевской «Шинели», Акакия Акакиевича, добравшегося до вершин общества, но сохранившего в себе все комплексы «маленького человека» и пытающегося эти комплексы компенсировать. «Борис Березовский, эдакий Чарли Чаплин нашего времени», — говорит о нем психолог.

«Лысина, вопросительный знак фигуры, шея — вперед, — все же не герой-любовник, несмотря на запал. <…> Народная молва видит в нем фигуру серого кардинала. Образ плута, обманщика, лгуна и интригана так часто всплывает, что, кажется, инициирован им самим. Зачем? А чтобы было, говорилось, звучало, напоминало въедливо и неиссякающей нотой — как надоевшая реклама, как бесконечная цитата самого себя. <…> Антигерой, владелец отрицательного обаяния. Страсть: „Относитесь ко мне, не будьте равнодушны, лучше ненавидьте, но не будьте холодны!“. „Мне — холодно, я бываю бесчувственен, уж лучше гореть в пламени, чем переживать этот холод безразличия и нечувствия!“.[2]

Боязнь оказаться не у дел, остаться за бортом политической жизни, стать незаметным — один из самых серьезных страхов Березовского. Еще в 2000 году, отвечая на вопрос, почему он уходит из Думы, Березовский сказал: „Я не хочу быть статистом“[3].

Пламенное желание Березовского добиться значительности и влияния оттуда же — из детских комплексов и страхов: „Опасливость ребенка, которого не принимают в песочницу. Его мечты — как он всем им покажет. И какие игры мог бы он им в песочнице предложить, если бы взяли.<…> А вот жажда власти сжигает всерьез. Отчаянно верит, по-мальчишески страстно, в достижимость самой-самой власти — стать Президентом России. На всякий случай идет по многим дорогам сразу“[4].

Принято считать, что уже в середине девяностых Березовский был одним из самых значимых персонажей российской политики, вхожим во все кремлевские кабинеты вплоть до самых высоких, и уже тогда стал тем самым „великим и ужасным“ БАБом, миф о котором так тщательно культивируется до сих пор. Однако, вот, что говорит о нем тогдашнем, образца середины 90-ых, Марина Юденич: «что касается проникновения в кабинеты, я наблюдала этот процесс несколько раз. И всякий раз отдавала должное Борису Абрамовичу».

Происходило все так.
БАБ появлялся в приемной, с неизменным сиротливым портфелем. <…> Так держат портфели мелкие чиновники, скромные сельские учителя, услужливые порученцы, так, наверное, носил свой портфельчик — если он у него был — Акакий Акакиевич. При этом — если случалось БАБу открыть свой портфельчик, из того немедленно сыпались какие-то документы и просто клочки бумажек. Еще у БАБа был телефон — такая, знаете, большая серенькая Моторола, из первых, мобильных, с крышечкой — который беспрестанно звонил. И БАБ, зажимая портфель под мышкой, торопливо откидывал крышечку, полушепотом бросал в трубку: «В Кремле…» или «В приемной NN…», «не могу говорить», но потому все же говорил, в своей обычной манере: скороговоркой — неразборчиво и сумбурно.

Потом он усаживался в приемной и начиналось ожидание. Именно ожидание, а возможно, даже Ожидание, как процесс, потому что длилось оно иногда часами. <…>
Дверь кабинета открывалась, хозяин появлялся на пороге, провожая посетителя, или — по каким-то своим державным надобностям — выглядывая в приемную. Естественно следовало рукопожатие. А дальше цепкая лапка БАБа ловко перехватывала державное лицо под локоток. При этом он сыпал словами, понять из которых было практически ничего не возможно, кроме одного — дело не терпит отлагательств. И это, разумеется, дело государственной важности. А вернее — архи государственной архи важности.

Хозяин кабинета иногда пытался сопротивляться, иногда вяло принимал визитера, как неизбежное, но БАБ всегда держался крепко и не выпускал руки государева человека, пока не оказывался в кабинете.

Потом начинался короткий спектакль одного актера, игравшего всегда одну и ту же пьесу, но всегда — с неизменным успехом.

Усевшись возле стола, БАБ, в измождении, растекался по стулу, и картинно прижимая свои маленькие лапки к груди, жалостливо произносил: «С утра на ногах. Ни росинки во рту. Дайте стакан чаю. Пожалуйста» <…> Приносили чай. К нему — непременно чего-нибудь перекусить. <…> БАБ аккуратно, как белочка, брал угощение двумя лапками, мелко, часто откусывал, продолжая говорить с набитым ртом. Понятно, что человека, пьющего чай не выставят, пока чаепитие не закончится. Стало быть, в распоряжении было, как минимум, минут сорок. БАБ руководил страной».[5]

В конце концов Борис Абрамович действительно стал вхож в кремлевские кабинеты не только затем, чтобы попить чаю. И действительно стал одним из тех, кто руководил страной. И в конечном итоге именно этот — кремлевский — период и растущая жажда новых доказательств своей значительности сыграли с ним злую шутку.

Гнев, богиня, воспой…
Древние греки ценили сильные проявления страстей и яркие поступки, зачастую считая их проявлением высших сил в человеческой жизни. Недаром часто гнев и даже безумие называются в античных мифах «божественными». Видимо, в юности Борис Абрамович проникся «божественным» происхождением обуревающей иногда человека ярости и решил, что его гнев — такой же как и у ахейских героев, разрушивших «крепкостенную Трою» и завоевавших бессмертье усилиями слепого Гомера. Вот только одного не учел «гневающийся Борис»: эпоха язычников и их отношение к жизни осталась в мифах, нынешняя культура, в которой довелось существовать и Борису Абрамовичу, почитает гнев одним из семи смертных грехов, а людей, подверженных ему, отправляют обычно к психотерапевту.

Возвращаясь к психологическому портрету Бориса Абрамовича (а их, этих портретов, существует несколько), можно отметить, что составители в один голос намекают на повышенную раздражительность, нервозность и гиперэмоциональность своего объекта:

«Голова — иногда работающая как котел, и только холодные комбинации, графитовые стержни этого реактора, способны если не охладить, то не дать собраться критической массе перегрева.<…>
Иногда легко раздражается от неприятности, вроде бы, незначительной. <…>
Клокочущая, сдерживаемая в котле ярость — и полный штиль, безоблачность после пролетевшей тучи. <…>
Иногда, чтобы мир опять стал управляем, после ухода глубоко в себя, должен неожиданно кого-то уволить или хотя бы символически уничтожить — с каким-то реальным резким действием. <…>
Подозрителен, заносится, заигрывается в свое величие и всеспособность считать. Должен быть первым в классе — чтобы не били, а лучше бы — чтобы и не могли догнать. <…>
Хорошо бы ему иногда повторять: «Я — Борис Абрамович, Я — Боренька, я — здесь!» — не заносясь в виражи мечты и тупики, где можно головой стукнуться.[6]

«В эмоционально-конфликтных ситуациях он говорит путанно и длинно, не сдерживает ругани. Эмоции доминируют — в одной фразе у него по три «главных», «важных» и «единственных» момента, а рядом с «абсолютно» стоит «безусловно» <…>

Около Березовского было и есть много людей с проблемной психикой… По-видимому, он испытывает затруднения при установлении отношений с людьми, не имеющими психологических проблем. Сближение «по интересам» свидетельствует о том, что в отношениях с людьми у Березовского превалирует естественное эмоциональное притяжение\отталкивание, а не приписываемое ему рациональное кукловодство. <…>

Из дворового детства идет, наверное, и любовь члена-корреспондента РАН к матерщине — языку сильных и языку мужчин. Даже в условиях официального общения Березовский редко удерживается от брани, вульгарного выражения мыслей (популист, ерунда, апофигей, страна у корыта, халява, иезуитство, махровый), однако отношение к ней у него двойственное — это и позволительное молодечество (когда бранится сам), и оружие, признак чужой силы, поэтому брань в свой адрес его унижает и нестерпима.[7]

Слава человека, который легко раздражается, дает волю своим эмоциям и в принципе не считает нужным их сдерживать, закрепилась за Березовским давно и достаточно прочно. Следуя заключению психологов, можно сказать, что для Бориса Абрамовича такое поведение — показатель собственного статуса и силы, своеобразное самоутверждение и — исходя из психотипа — достаточно естественная реакция на раздражающие события или несогласных людей. Чем выше становился статус и самооценка, тем больше мог позволить себе гневающийся Боря. В СМИ рядом с именем Березовского практически всегда находим эпитеты, подтверждающие этот образ и дополняющие его деталями.

«Вас называют человеком, который способен радикализировать ситуацию, который в обычной ситуации чувствует себя не очень уютно», — обращается к нему ведущий на ТВЦ.[8]
«В Лондоне Борис Березовский, или БАБ для самых близких людей, не отказывает себе в удовольствии подлить масла в огонь», — отмечает французская «Le Monde»[9]
«Его амплуа — это самоутверждение, самоэкспансия, и он этого не скрывает».[10]
«Маленький, очень нервозный человек — глаза у него бегали без остановки», — описывает его Пол Хлебников в своем интервью «Комсомолке». — Знаете, Джордж Сорос рассказывал, что, когда он на личной встрече с Березовским отказался ссудить ему деньги на покупку «Связьинвеста», тот страшно разгневался. Сорос вспоминал: «Меня просто дрожь охватила. Я почувствовал, что этот человек может меня убить».[11]

БАБки решают все…
«Я предлагаю ввести страшно простой критерий для кандидата в президенты в его предвыборных обещаниях. Задача президента любой страны очень проста — повысить капитализацию страны. Я не знаю, сколько сегодня стоит Россия, все ее крупнейшие предприятия вместе взятые. Но это вполне считаемая величина. Сегодня это, наверное, около 50–70 миллиардов долларов. Негусто. Обещание президента должно быть одно — я приду, и страна будет стоить 700 миллиардов долларов. И все! И мы сможем проверить, правду ли он говорит».[12]

Предложение Б.Березовского, озвученное в 1999 году в интервью Наталье Геворкян, достаточно четко определяет его подход к жизни. Вот так — в цифрах, преимущественно в валюте, оценивает Борис Абрамович каждый свой шаг и жест, начиная от 1989 года, который определил для себя как «точку отсчета»: «Я начинал с 3 000 рублями, тогда это соответствовало 1 000 долларов.[13] (в скобках заметим, что предложенный Борисом Абрамовичем критерий оценки работы президента очень наглядно показывает, насколько эффективного руководителя выбрала себе Россия в 2000 году.)

В том же интервью Наталье Геворкян, данном летом 99-го года, накануне старта избирательной кампании, Борис Березовский заявляет о своем решении перейти в сферу публичной политики — он говорит о намерении баллотироваться в Думу и недвусмысленно объясняет удивленной журналистке причину:

«Цель очевидна. Отвечу вульгарно. Я считаю, что в условиях рыночной экономики доминирующую роль в управлении страной играет капитал. <…> Если совсем вульгарно, то так: власть нанимается на работу капиталом. Форма найма называется выборами.[14]

Думается, что в данном случае Борис Абрамович несколько покривил душой и слукавил в угоду желанию покрасоваться. Из его рассуждений, выдержанных в стиле «режу правду-матку», никак не следует, что бизнес должен самостоятельно заседать в Думе, достаточно иметь «карманных» законодателей. Ответ — в финальной реплике бизнесмена:
« — … Скажите, а какой из трех пороков вам милее — власть, деньги или слава?
— Сегодня — власть.»
Этот «маленький БАБский каприз» отнюдь не выбивается из схемы получения прибылей, которыми бывший думец определяет степень успешности любого предприятия или человека — от ученого до президента. Просто власть — орудие производства для зарабатывания тех же самых денег:
«Я абсолютно уверен, что отделять крупный бизнес от большой политики — это глубочайшая ошибка. Возьмите конкретный пример — „Сибнефть“. Тендер на покупку „Сибнефти“ был в конце 95-го, сразу после парламентских выборов, на которых победили коммунисты, и за 6 месяцев до президентских, когда никто не верил, что победит Ельцин. … за компанию никто не предлагал более 200 миллионов долларов, вилка была от 100 до 200 миллионов. В этой вилке она и была продана. Сразу же после победы Ельцина на выборах компания получила предложения о покупке ее за 1 миллиард долларов»[15]

Недаром, будучи уже выброшенным из власти, потеряв рычаги влияния и уехав из страны, Березовский начал активно обвинять российское руководство в собственном грехе — что главная цель их деятельности на властных постах — перекачивание денег, государственных и частных, в свой карман.

В системе ценностей Березовского свою конкретную цену имеет все: от предприятия, или избирательной кампании до революции, или человеческой жизни:
«Что касается „Либеральной России“, то здесь финансирование полностью с самого начала работы партии осуществляется мной, и поэтому я точно знаю цифры. Ну, на сегодняшний день в общей сложности на партию „Либеральная Россия“ потрачено точно между 7-ю и 9-ю миллионами долларов», — это Березовский о создании партии, призванной претворять в жизнь сияющие идеалы либерализма[16]

'Ты настоящий гений. Неужели ты боишься? Скажи, сколько ты хочешь денег? Дай мне номер твоего банковского счета, и твоя семья будет жить в роскоши', — так Владимир Соловьев описывает предложение стать кандидатом в президенты, а затем — «сакральной жертвой» революции против Путина, сделанное опальным олигархом телеведущему накануне выборов 2004 года.[17]
Впрочем, сам Борис Абрамович, давая комментарий по поводу своего разговора с несостоявшимся «жертвенным тельцом», назвал Соловьева «сумасшедшим сотрудником ФСБ» и заявил, что Соловьев приехал к нему, естественно, просить денег в качестве компенсации за работу на ТВ-6: «Я же не жадный человек. Я заплатил миллион двести тысяч долларов сотрудникам ТВ-6, но, видимо, Соловьеву показалось мало. Ну, я дал распоряжение, чтобы ему заплатили, сколько он там попросил, — небрежно заявляет Борис Абрамович, но сумму все же уточняет — А просил он, кажется, 30 или 50 тысяч долларов»[18].

(Отметим, что Владимир Соловьев в своей «Русской рулетке» не отказывает себе в удовольствии «пройтись» по прижимистости бывшего «патрона»: «По завершении проекта „ТВ-6“ у меня осталась выписка из бухгалтерии о задолженности мне по зарплате в сумме, эквивалентной 30 тысячам долларов, и я спросил Березовского, как владельца канала, о том, что он собирается с этим делать. Его ответ стал классическим:
— Деньги были, деньги будут, сейчас — денег нет»[19].)

Летом 2005 года в ряде украинских и российских интернет-СМИ появилось письмо достаточно скандального содержания, призывающее украинскую «газовую принцессу» и радикального политика Юлию Тимошенко провести реприватизацию и свергнуть Владимира Путина. Письмо было, якобы, написано Березовским. В течение нескольких месяцев заинтересованные стороны гадали, является ли послание «Б.Б. к Юле» «уткой» или подлинным. В одном из своих интервью уже в 2006 году Березовский признал это письмо подлинным и объяснил свой призыв к революции в России так: «Не может Украина быть реально независимой, пока в России существует авторитарный режим. Поэтому проблема независимости и демократии в Украине она сосредоточена в России». В письме БАБ оценивает, сколько, по его мнению, стоит самый грандиозный из задуманных им проектов:
«Юля, ты знаешь, кстати, сколько стоит свержение путинского режима? Только не удивляйся — от 1,5 до 2,5 миллиардов долларов. Недорого.[20]

Действительно, с Борисом Абрамовичем трудно не согласиться — бросить огромную страну с многомиллионным населением в кашу революционного переворота всего за два с небольшим миллиарда — это вправду недорого. Примерно по 15 долларов на человека.

БАБские советы — послушай и сделай наоборот
Как бы ни хотелось Березовскому войти в анналы «гневающимся Ахиллесом» или, на худой конец, «маленьким Мефистофелем», как отзывается о нем тот же Соловьев, считая Березовского «помешанным на всемогуществе»[21], БАБу в истории, скорее всего достанется роль этакой «Антикассандры». Как известно, дочь троянского царя Кассандра за неуважение к богам была наделена ужасным даром: она предвидела будущее, но люди никогда не верили ее пророчествам, раз за разом переживая несчастья, которые могли предотвратить. Березовский с момента своей «эмиграции» не уставая пророчествует, обещая всяческие события, которые в реальности почему-то не случаются, о чем Борис Абрамович благоразумно предпочитает забывать, или делает вид, что забыл.
Для начала стоит вспомнить его вальяжные сентенции в интервью немецкому журналу «Штерн» об осуществимости намерений нового президента отстранить олигархов от власти: «Это невозможно. Крупный капитал всегда у власти.[22]

Чем закончились намерения Путина отстранить олигархов от власти, знают сейчас все, нынешнее лондонское сидение Бориса Абрамовича — тому убедительная иллюстрация. Однако лучше обратимся к словам самого Березовского, явно возмущенного «неправильным» положением вещей: «Главная проблема даже не в поведении власти, а в поведении самого капитала, самого бизнеса. <…> Бизнес согласился не участвовать во власти, что категорически делать нельзя. <…> И вот здесь, мне кажется, абсолютно принципиальна позиция самого бизнес-сообщества, прежде всего олигархов. Они кто, олигархи или олигофрены?»[23] Борис Абрамович, как мы уже знаем, вообще не очень стесняется в выборе слов. Особенно — когда что-то или кто-то функционирует, как ему кажется, «не по правилам». К слову сказать, тем из российских капиталистов, кто все же, вопреки прогнозам Бориса Абрамовича, остался на родине и вполне успешно строит здесь бизнес и жизнь, не раз доставалось от бывшего «сослуживца»: «Наши олигархи в своем подавляющем большинстве зайчики, пугливые зайчики.[24]

Однако, самыми знаменитыми из его «пророчеств» являются, конечно же, многократно озвученные предсказания скорой отставки или свержения Владимира Путина. Для Березовского они стали, похоже, неким рутинным делом, как чистка зубов по утрам:

«К концу года в России будет новый президент. И это будет не Путин» — 12 июля 2001 года в интервью газете La Repubblica.

«По-прежнему утверждаю, что до конца первого президентского срока, конституционного президентского срока президент Путин не пробудет президентом», — программа «Комментарий недели» на ТВЦ 8 декабря 2001 года.

«Я убежден, что он не дотянет до 2004 года — конца своего президентского срока, так как он утратил поддержку со стороны элиты» — 1 февраля 2002 года в интервью газете Die Welt.

«Я уверен, что Путин не будет переизбран на второй срок» — 5 ноября 2003 года в интервью радиостанции «Эхо Москвы».

Список аналогичных заявлений можно продолжать долго — Борис Абрамович весьма плодовит и популярен в среде зарубежных и российских СМИ определенного толка, однако, результат пророчеств известен — триумфальная победа Путина на выборах в 2004 году и высочайший рейтинг в конце второго срока, после которого, вопреки тем же пророчествам, российский лидер, согласно Конституции РФ, не собирается продолжать свое президентство.

«Я вся такая внезапная, противоречивая такая вся….»
Не менее, а, пожалуй, даже более интересна еще одна сторона публичной активности Березовского — мгновенные мутации заявлений и суждений, после того, как их автору по каким-то причинам выгодно изменить их на диаметрально противоположные. Причем, мутация происходит со стремительностью, которой позавидуют любые полониевые террористы — иногда мнение Бориса Абрамовича о предмете меняется буквально за несколько недель или даже дней. Остается только догадываться — получил ли БАБ какие-то неопровержимые 100-процентные доказательства обратного, или он просто «очень сердится».

Заявления Березовского, как «pro», так и «contra» неизменно сопровождаются словоформами типа «абсолютно уверен», «нисколько не сомневаюсь», «безусловно», «колоссально» и тому подобными эмоциональными штрихами (вспомним заключения психологов о гиперэмоциональности!). Вот только некоторые примеры удивительной «гибкости» суждений Бориса Абрамовича, из которых можно составить своеобразный «диалог с самим собой»:

Б.Березовскому в начале апреля 2000-го года нравится, что Владимир Путин — «реформатор с сильной волей». «Это совершенно необходимо для укрепления России. Это не значит, что мы получим диктатуру. Нам нужно жестко последовательное государство», — подчеркивает тогда еще депутат Березовский в интервью.[25] Через полтора месяца, в конце мая 2000 он заявляет: «Особо хочу подчеркнуть: у меня нет сомнений в том, что действия президента продиктованы абсолютно искренними намерениями создать сильное государство, в котором люди чувствовали бы себя комфортно и жили в достатке.[26] И вдруг — еще через месяц — будто говорит другой человек: «Жесткий тоталитарный противоречащий интересам народа режим — 100%».[27]

Информация, приведшая к появлению «альтернативного Березовского», проста — в этот период новый президент предпринимает реальные шаги к удалению крупного капитала от власти, представляет в парламент инициативы по созданию института федеральных округов и полномочных представителей в этих округах, а также — реально ограничивает «княжескую» вольницу губернаторов в регионах.

Березовский образца апреля 2000 года уверен, что новый президент России Владимир Путин для Запада означает «только хорошее, особенно для Германии.[28] Но спустя совсем немного, он с такой же уверенностью заявляет, что Путин — опасность для всего прогрессивного человечества.

Показательно отношение Березовского к его «заклятому другу» Владимиру Гусинскому в деле «Медиа-Моста». 1 июня 2000 года, когда у Бориса Абрамовича еще сохраняются надежды, что новый президент шутит и влияние «главного олигарха» непоколебимо, БАБ заявляет, явно с «государственных позиций»: «Я считаю Медиа-Мост в целом, Гусинского в частности, неконструктивной оппозицией. Они оппозиционны, безусловно, власти.<…> У нас есть кардинальные различия. Эта группа пытается дискредитировать власть. И разрушить эту власть. Это мое убеждение. И я умею его обосновывать. А моя задача совершенно в другом состоит. В укреплении власти. Как я ее понимаю».[29]

Через несколько дней, в интервью немецкому «Шпигелю» Березовский выражается еще более определенно — еще бы, ведь он, как ему кажется, практически руководитель государства, ведет беседу с зарубежным журналистом: «Что бы ни исходило от Путина — над всем издевались [СМИ, входящие в „Медиа-Мост“]. Гусинский должен был понимать, куда все это приведет». «По сути, — продолжил он, — реакция государственной власти правильна.[30]

Когда через полтора года конфликтная ситуация развернулась уже вокруг собственного канала Бориса Абрамовича — ТВ-6, он, разъяренный и многословный, как обычно, представлял ситуацию по меньшей мере как уничтожение всей и всякой свободы слова в России, борьбу коварной власти с последним оплотом правды и угрозу всему прогрессивному человечеству. Однако, внимательно послушав, что именно говорил «отец русской свободы слова», можно констатировать, что у Бориса Абрамовича как-то не все хорошо либо с логикой, либо с памятью, поскольку, выступая на «Эхо Москвы», он вдруг заявил:
«Вы понимаете, я никогда не менял своей оценки того, что происходит вокруг ТВ-6. Это продолжение того, что происходило вокруг ОРТ, это продолжение того, что происходило вокруг НТВ, теперь наступила очередь ТВ-6»[31]. Следуя логике Бориса Абрамовича, в ситуации с ТВ-6 — «реакция государственной власти правильна» и канал являлся неконструктивной оппозицией, которая «дискредитировала власть», с чем БАБ всегда и боролся, по мере своих сил.

Еще более забавно сегодня вспоминать знаменитый БАБовский ответ образца 2000 года на вопрос о том, может ли Путин его посадить, когда придет к власти: «Я говорю: конечно, может, а почему нет? Если ему покажется это рациональным, если он нормальный политик, он должен посадить. Обязан», — убежденно заявляет Б.Березовский.[32] Почему-то убежденность Бориса Абрамовича разом скукожилась и померкла, когда Путин стал действовать по подсказке бывшего «президентского советника». Не выказывая ни прежней убежденности, ни радости от того, что президент послушался его совета, Березовский предпочел покинуть родные пенаты и разговаривать с российской прокуратурой из-за Ла Манша и преимущественно — злобными выступлениями в зарубежной прессе. Кстати, стоит напомнить и еще одно убеждение Бориса Абрамовича, мутировавшее столь же стремительно: «Известный предприниматель Борис Березовский назвал „провокацией“ сообщения в ряде СМИ о том, что он якобы намерен просить политического убежища за рубежом», сообщал 25 июля 2000 года Интерфакс.

Все предыдущие примеры забавны и способны вызвать улыбку, однако Березовский — фигура отнюдь не водевильная. И не потому, что он действительно столь уж вездесущ и грозен, как хочет казаться — просто для наказания того, кто вызвал его гнев, он выбирает отнюдь не смешные способы. Согласитесь, что теракты, повлекшие смерть сотен людей — это не смешно. Тем не менее, тема, на которой вот уже почти шесть лет паразитирует Борис Абрамович и которая сделала его «главным обвинителем» российской власти — взрывы домов в Москве и Волгодонске в 1999 году. Заявления господина «обличителя» изменяются так же, как и предыдущие примеры. В апреле 2000 года, считая себя инициатором и руководителем проекта «Путин» и будучи уверенным, что заполучил в руки послушную марионетку, Березовский в интервью «Штерну» на вопрос о взрывах и нападении на Дагестан реагирует довольно сдержанно. «Штерн» пишет:

«Он также отвергает версию о том, что Москва сознательно использовала нападение [нападение чеченских боевиков на Дагестан], чтобы объяснить причины войны, и скептически оценивает гипотезы о причастности российских спецслужб к взрывам в Москве прошлой осенью. «Нет фактов. Против версии о причастности ФСБ говорит следующее: я не знаю никого, кто был бы интеллектуально в состоянии осуществить это. ФСБ делает много ошибок. Они неловкие», — говорит Б.Березовский[33]. Аргументация снобистская и странная, однако, Березовский однозначен — власть непричастна, и БАБ в этом убежден. Через полтора года он, уже абсолютно уверенный, что позиции во власти потеряны, решает «отомстить», причем делает это с размахом и, как обычно — не стесняясь: «То, что происходило в Дагестане была продуманная провокация российских спецслужб ровно так же, как уверен в причастности российских спецслужб к взрыву зданий в Москве и Волгодонске, уверен. Единственное, что я не могу сделать — это сказать, что Путин отдавал приказ по этим операциям, что Путин лично командовал этими операциями».[34] Не останавливаясь на достигнутом и, видимо, не очень довольный полученным эффектом, Березовский, как в дешевом триллере, пытается нагнетать обстановку и довести тему до абсолюта. В интервью на «Эхо Москвы» он уточняет — власть не просто причастна — она организатор трагедии:

«Власть порочна в самом главном — она преступна, постольку-поскольку я уже говорил, что у меня нет никаких сомнений, это утверждение, что именно власть организовывала взрывы домов в Москве и в других городах, и у меня есть тому доказательства».[35] Следующий шаг — логичен и предсказуем, поскольку понятно, что изначально удар был направлен исключительно на одного человека — Березовский в интервью французской газете Le Figaro заявляет, что за взрывами стоял лично нынешний президент страны В. В. Путин: «За взрывами жилых домов в Москве в 1999 г. стояли российские спецслужбы, а не чеченские террористы». По мнению опального олигарха, целью этого было усилить в обществе античеченские настроения, чтобы оправдать проведение второй чеченской кампании. Березовский громко заявил, что за всем этим стоит именно глава государства, а все остальные, включая главу ФСБ и тогдашнего министра внутренних дел, — лишь марионетки[36].

Наверняка, найдется много людей, которые отметят, что, человек, так легко обвиняющий других в человеческих смертях, способен и сам совершить подобное. Существует огромное количество различных версий, слухов и домыслов, в которых Борис Березовский фигурирует в качестве заказчика, вдохновителя, организатора преступлений, повлекших человеческие жертвы. «Его, по-моему, словно магнитом, тянуло к криминальным аферам: бизнес на продаже автомобилей или проникновение в алюминиевую промышленность. Ряд деловых начинаний, такие, как захват ОРТ или перекупка Омского нефтеперерабатывающего комбината, были омрачены убийством или случайной смертью ключевых фигур. Вскоре после его вмешательства в деятельность Национального фонда спорта была предпринята попытка убить его бывшего президента. Хотя свидетельств того, что Березовский как-то виновен в этих смертях, нет»[37], говорил в 2001 году в интервью Пол Хлебников, который через несколько лет сам был убит.

О Березовском часто говорят как о спонсоре чеченских боевиков и человеке, связанном с терактами — такого мнения придерживается, в частности, президент Чеченской республики Рамзан Кадыров, который недавно в очередной раз заявил прессе, что Березовского следует судить не только за экономические преступления, но и за его роль в чеченской трагедии. Кадыров вспомнил широкоизвестный случай, когда БАБ отправил наличными — подарил, как потом признал сам Борис Абрамович, — Шамилю Басаеву 2 миллиона долларов. Куда потом пошли эти деньги, известно, резюмировал Кадыров. Заметим, что сам Березовский в интервью «Газете» в 2002 заявлял, что это были деньги на восстановление чеченской экономики, собранные бизнесменами. В то же время он утверждает, что «не имел возможности контролировать», на что пошли эти деньги. Б.Березовский подтвердил, что и сейчас общается с представителями чеченских сепаратистов, в частности, с Ахмедом Закаевым[38].

«Ни для кого не является секретом, что начало массовым похищениям журналистов, родственников бизнесменов и простых жителей Чечни положили крупные суммы в валюте, которые бригадным генералам передавал Березовский, — говорит Кадыров. — В Чечне всем было известно, что под видом уплаты выкупов происходило ничем не прикрытое финансирование главарей бандгруппировок. И почему-то чаще всего в качестве так называемого посредника выступал Борис Березовский. Он, конечно, заявлял, что освобождение произошло без уплаты выкупа, но на второй день у боевиков появлялись новые дорогие иномарки, современное стрелковое оружие».[39]

Отметим еще один момент: единственная важная тема, в которой Березовский проявляет несвойственное ему постоянство, какие бы перипетии не готовила ему судьба — это отношение к чеченскому конфликту. По мнению Березовского, тщательно транслируемому особенно после терактов с «чеченским следом», российской власти следует договариваться с лидерами боевиков и идти на уступки тем, кто продолжает с оружием в руках сопротивляться с таким трудом приходящей на чеченскую землю мирной жизни. «Надо признать необходимость того, что в Чечне надо договариваться и с самой экстремистской частью чеченского народа. Затягивание же процесса политического урегулирования нанесет ущерб России, и в том числе имиджу президента нашей страны», — это слова Березовского в 2000 году.[40]

«Это произойдет не один раз еще, если будет продолжаться политика «добить бандитов в своем логове», — заявил Б.Березовский на пресс-конференции в «Интерфаксе» на следующий день после взрыва 8 августа 2000 года на Пушкинской площади в Москве. По мнению Березовского, то, что произошло 8 августа в центре Москвы, является результатом того, что «общество не расслышало», что он говорил в последнее время, предупреждая об опасности чеченского терроризма.[41]

«Сегодня уже все, — в театр пришли люди посмотреть спектакль, и спектакль устроен по полной программе. <…> Но наш президент жизни, конечно, не считает. Какие там жизни, господи, да тысячей больше, тысячей меньше, ну, подумаешь. <…> Я считаю, и все время последовательно это говорил, что путь только один — сесть за стол переговоров. И не с Кадыровым, таким сладеньким…<…> И мы рассматриваем версии [кто организовал теракт]. Я действительно не исключаю, что, в том числе, возможно и чеченцы. А возможно и ФСБ — как это было в 99 году. Но тогда было топорно, а сегодня — по-другому», — это комментарий трагедии в «Норд-Осте»[42]

В интервью немецкой «Die Welt» в 2002 году Березовский сказал: «Я никогда не считал людей, с которыми я разговаривал, террористами. Парламентская ассамблея Совета Европы в тоже обозначила в эти дни грань, отделяющую террористов от тех, кто борется за независимость Чечни.[43]

Березовский очень любит рассказывать о том, что российские власти борьбу с ним считают основным делом в государстве и против него одного направлена вся государственная правоохранительная система и Совбез. В публикации в американской «Project Syndicate» он заявляет:

«Поскольку я был вынужден покинуть Россию, чтобы защитить себя от Путина и от Кремля, из моей жизни в изгнании в Англии, я знаю, как все репрессивное могущество государства может быть использованы против одного человека. Такого просто не может произойти ни в одной западной демократии. В конце концов, разве может себе кто-то представить, что все французские государственные структуры — полиция, службы безопасности, вооруженные силы, бюрократия — скоординированы, с целью упрятать за решетку одного человека? Это невозможно представить нигде, кроме России.[44]

По мнению Бориса Абрамовича, действия российских властей против него носят характер ответных уколов, «расплаты» за очередной подвиг во славу мировой демократии и спасения России. Однако, подобные заявления — палка о двух концах. Если принять логику взаимных уколов, на которой настаивает Борис Абрамович, то ему, пожалуй, будет не очень приятно вспоминать о том, что 23 октября 2002 года, когда чеченские нелюди захватили зрителей «Норд-Оста», в утренних газетах еще ни о чем не подозревающие обыватели прочли:

«Россия намерена объявить в международный розыск известных предпринимателей Бориса Березовского и Бадри Патаркацишвили, проживающих в настоящее время за пределами России.[45]
Не будем забегать вперед и, подобно новоявленной Кассандре, обвинять Березовского во множестве страшных грехов — виновность человека в нормальной стране определяет суд. Однако множество злых языков, на которые, как известно, «платок не накинешь», продолжают весьма прозрачно намекать на то, что одним из нескольких столов, за которыми предусмотрительный Борис Абрамович играет против России, является «чеченский».

Persona grata\non grata — нужное подчеркнуть
В конце июля 2007 года Генпрокуратура РФ предъявила Борису Березовскому обвинение в мошенничестве и легализации денежных средств в рамках уголовного дела, связанного с хищением 13 млн долларов банка «СБС-Агро» в 1997 году и направила ходатайство о его заочном аресте. Это обвинение — далеко не первое и, вероятно, не последнее, предъявленное олигарху. Масштабы деятельности Бориса Абрамовича поистине потрясают: адвокат БАБа Андрей Боровков сообщил журналистам, что его подзащитному в общей сложности предъявлено уже 11 обвинений. Ранее против Березовского было возбуждены уголовные дела о мошенничестве с автомобилями «АвтоВАЗа» и незаконном приобретении дома и земельного участка в оздоровительном комплексе «Жуковка» в Подмосковье. Сейчас в суде слушается «дело «Аэрофлота», в рамках которого Березовский обвиняется в хищении 214 млн рублей авиакомпании. Кроме того, по итогам попыток Бориса Абрамовича «влезть на броневик» и призвать к революции в России возбуждены два дела о действиях, направленных на насильственный захват власти.[46]

Желание Бориса Абрамовича оказаться подальше от родной прокуратуры понятно, однако, его жаждет видеть не только российская Фемида. «Борис Березовский „будет немедленно арестован, как только окажется на территории Бразилии“. Об этом заявил прокурор бразильской генеральной прокуратуры Родригу ди Грандис. За несколько дней до этого заявления суд города Сан-Паулу выдал ордер на арест российского предпринимателя»[47]. В Бразилии Бориса Березовского обвиняют в отмывании денег. Еще в октябре 1999 Министерство иностранных дел Швейцарии объявило, что Борису Березовскому отказано в предоставлении въездной визы в Швейцарскую конфедерацию «по настоятельной рекомендации местного МВД»[48]

Березовский вообще славится умение портить отношения не только с отдельными людьми, но даже с целыми государствами. Не помогает зачастую даже попытка выказать солидарность со спорными решениями властей. В начале 2005 года Борис Абрамович предпринял попытку наладить более тесные отношения с властями Латвии. Возможно, готовил себе «запасной аэродром», осваивал новые регионы для вложения средств или просто хотел сколотить антироссийский широкий фронт. Так или иначе, но зимой 2005 года, Березовский, прибыв в Латвию, начал делать громкие заявления о том, что «Действия России в Латвии никому пользу не приносят. Они вызывают проблемы как у русских, так и у латышей, а больше всего — у России».[49] Кроме того Борис Абрамович выказал полную солидарность с латышскими властями в вопросе итогов Второй мировой войны, в котором, как известно, с Латвией не согласна не только Россия и, но Евросоюз и намекнул, что со временем у него могут появиться бизнес интересы в Латвии. Особенно интересовали Бориса Абрамовича информационный рынок и недвижимость. Сообщил также, что в политической элите Латвии у него есть близкие друзья. Неизвестно, что именно насторожило латышские власти, но спустя несколько месяцев, когда российская прокуратура направила латышским властям запрос на экстрадицию Березовского, премьер-министр страны Айгар Калвитис в эфире телеканала LTV выступил с предложением сделать БАБа персоной нон грата. Более того, он признал бизнесмена опасным. «Я считаю, что Березовский может нести угрозу нашему государству, поэтому его нужно внести в список нежелательных лиц. Если он беженец, то пусть бежит, куда бежал», — заявил Калвитис.[50] С 26 октября 2005 г. Борис Абрамович включен властями Латвии в список лиц, въезд которых в эту страну нежелателен.

Практика показывает, что Березовский становится «невъездным» для всех стран, где проявляет свою активность. Возможно, скоро этот список пополнит и Великобритания.

С 2003 года Борис Абрамович имеет в Великобритании статус политического беженца и паспорт на имя Платона Еленина. Политическое убежище Березовскому предоставили после того, как он заявил в суде, что к нему подослали агента, чтобы тот убил его отравленной ручкой. Подослал, естественно, «Кремль». Однако, Борис Абрамович платит своим хозяевам черной неблагодарностью. С завидной регулярностью, заметно возросшей в последнее время, он с берегов туманного Альбиона призывает к насильственному свержению власти в России, с которой Великобритания усилиями своего бывшего премьер-министра старательно и вполне успешно налаживала партнерские отношения. В первый раз очень крупную «свинью» БАБ подложил Британии в январе прошлого года, заявив в эфире одной из московских радиостанций о том, что хочет, чтобы Путина свергли силой. Тогдашний министр иностранных дел Джек Стро вынес БАБу предупреждение, подчеркнув, что Березовский прибыл в Великобританию отнюдь не по приглашению правительства, и оно 'предпримет соответствующие меры против тех, кто использует Соединенное Королевство в качестве базы для проповедования насилия, беспорядков или терроризма в других странах. Выступления за насильственное свержение власти в суверенном государстве неприемлемы, и мы безоговорочно осуждаем эти выступления <…>'Статус беженца, — добавил Стро, — может быть пересмотрен в любой момент, когда присутствие беженца [на территории Великобритании] становится несовместимо с интересами общества'.[51]

Через некоторое время российские власти обратились к Лондону с запросом на экстрадицию, однако из этого ничего не вышло, поскольку британский суд постановил, что, пока за Березовским официально остается статус беженца, он не может быть экстрадирован.

В нынешнем году Борис Абрамович, оставаясь верен себе, выступил в The Guardian с очередным заявлением о необходимости революции в России, добавив, что принимает активное участие в ее подготовке, финансируя потенциальных революционеров. Попутно он прокомментировал предупреждение, вынесенное ему главой британского МИДа за прошлогодние призывы: «Стро не имел права принять такое решение. Судья постановил, что это вне юрисдикции Стро»[52]. Британия в очередной раз проигнорировала запросы Генпрокуратуры РФ, однако, похоже, Березовский всерьез надоел британцам.

«Про себя британцы наверняка думают, что от Березовского давно пора было бы избавиться, однако всем понятно, что британский суд никогда не посчитает, что его дело в Москве будет рассматриваться по справедливости», резюмирует сложившееся положение The Guardian. «Англичане не могут игнорировать политический и моральный облик человека, которому они дали убежище. Можно ли считать нормальным то, что они ничем не ограничивают его деятельность и его постоянную кампанию против Путина? При этом даже те, кто не ищет везде скрытого смысла, начнут интересоваться, что же скрывается, в действительности, за отношениями Великобритании с этим финансовым и политическим Распутиным», поддерживает ее итальянская «Panorama»[53]

Со стороны ситуация сильно напоминает русскую сказку про то, как хитрая лиса попросилась жить к доверчивому зайцу, да его же и выставила из собственного дома. Березовского пытались экстрадировать из Британии уже два раза, и расходы британских налогоплательщиков, связанные с этими попытками, оцениваются уже в 3 миллиона фунтов.[54]

Чувствуя себя в полной безнаказанности под защитой британской короны, Березовский щедр на наставления и поучения, как и что необходимо сделать с режимом Путина:

«Пора начинать реальный экшен и вынудить этот режим прекратить существование, — задорно провозгласил олигарх, вжившись в роль всемогущего карателя. — Я работаю над тем, чтобы Запад ограничил российским чиновникам доступ к плодам западной демократии. Чтобы западные страны разрешали им въезд только в случае служебной необходимости, членам их семей и им самим не должны давать визы на отдых, лечение, обучение детей, они не должны иметь возможность держать счета в западных банках. Вместе с чиновниками в такую же ситуацию должен попасть и крупный бизнес, который обслуживает интересы власти. И я этого добьюсь». «Твой день», который опубликовал это наставление БАБа, резонно замечает: «Хорошо, что „крупный бизнес“ не знает пока о планах олигарха-чистильщика. А то уже давно бы скинулись и оплатили судебные издержки британскому правосудию»[55] Некоторые острословы утверждают, что скоро единственной страной, где Борис Абрамович не будет объявлен невъездным, останется Россия, здесь «лондонского теоретика» наверняка встретят с огромной радостью.

«Ты отказала мне два раза….»
Одним из наиболее громких и, судя по реакции, наиболее болезненных отказов во въездной визе стала для Бориса Абрамовича ситуация с «оранжевыми» на Украине. После победы Ющенко на выборах БАБ, принимавший участие в финансировании «оранжевой революции» на Украине он надеялся получить в ней политическое влияние, нужное для антироссийской борьбы, и принять участие в послереволюционном переделе собственности.

Осенью 2005 года в постреволюционной «оранжевой» Украине разразился скандал. Первый президент Украины, один из лидеров Социал-демократической партии (объединенной) Леонид Кравчук поведал миру, что Борис Березовский подтвердил ему в телефонном разговоре, что компании, которые принадлежат олигарху, перевели 15 миллионов долларов на счета фирм, которые финансировали избирательную кампанию Виктора Ющенко. Причем это еще не все деньги, так как часть средств перечислялась, а часть перевозилась. Ссылаясь на Березовского, Кравчук также сообщил, что представители Ющенко Давид Жвания (впоследствии глава МЧС), Роман Бессмертный (вице-премьер) и Александр Третьяков (первый помощник президента) посещали Лондон по вопросам финансирования Ющенко. Кравчук пригрозил новоиспеченному президенту импичментом, поскольку финансирование избирательных кампаний иностранцами на Украине запрещено законом.

Победившие и вполне уже успевшие обжиться на новых государственных постах «оранжевые» возмутились и стали категорически опровергать заявления Кравчука, а попутно и Березовского. При этом украинские политики активно употребляли медицинские термины и выражали сомнение в психическом здоровье оппонента. Ситуацию попросили прокомментировать самого виновника сенсации, однако Борис Абрамович поступил загадочно — подтвердил, что переводил деньгу на Украину, но на вопрос Кравчука, пошли ли эти средства в пользу избирательной кампании Ющенко, отвечать отказался до тех пор, пока комментариев по этому поводу не даст сам украинский президент или кто-то из его окружения, например Жвания, Третьяков или Бессмертный. При этом олигарх заявил, что никогда не скрывал своих симпатий к идеалам «оранжевой» революции.

От имени Ющенко высказался госсекретарь Украины Олег Рыбачук, который в ответ на слова Березовского заявил, что, президент «не знает и не знал» Березовского. Первый помощник президента Александр Третьяков также был категоричен: «Никогда я не контактировал с Березовским» — и назвал сообщение «баснями».[56]

Если украинские «оранжисты» думали, что им удастся так просто отвертеться, они жестоко просчитались — Борис Абрамович не привык спускать подобного отношения к себе и своим деньгам. Неблагодарные украинцы получили от разъяренного спонсора по полной программе. Березовский выступил громко и публично на весь мир заявил, что:

Во-первых: «Окружение Ющенко — это простые мошенники, которые обманным путем получили у меня деньги и не выполнили обещаний, отрицая теперь даже факт встречи со мной, а не то, что получение моих денег. Теперь понятно, что еще тогда они ни в какую революцию не верили, люди они в демократии не убежденные — они хотели просто заработать деньги», — сказал Борис Абрамович.

Во вторых, он больше не намерен приезжать в Украину, даже если он будет выдворен из Великобритании, где получил статус беженца. «О каком приезде сегодня может идти речь, если ваш Президент Ющенко боится даже моего приезда в Украину. И это притом, что он лично мне не раз обещал, что на следующий же день, после того как он станет Президентом, я смогу приехать в вашу страну. Все это оказалось безответственными заявлениями, а сегодня Ющенко боится даже собственной тени, не то, что моего приезда», — заявил Березовский.

В третьих, он сообщил, что он вместе со своими адвокатами завершает подготовку письма на имя Д.Жвания и Третьякова, которое вскоре будет направлено в Украину. «Если в течение 21 дня они не признают факт получения от меня денег и не отчитаются за эти суммы, то автоматически в Лондоне начнется судебный процесс по обвинению их обоих во лжи и мошенничестве», — поставил красивую точку в деле Борис Абрамович, увеличив при этом сумму, которую он передавал украинцам, до 21 миллиона.

Попутно он не отказал себе в удовольствии сообщить, что намерен и дальше поддерживать украинскую власть (статус борца с авторитаризмом обязывает), однако, «делать это становится все сложнее, потому что эта власть оказалась абсолютно бесхребетной. Абсолютно безответственной, я бы сказал», — заявил Березовский и добавил пару слов о возможном политическом реванше, «поскольку Ющенко и его команда демонстрируют полную импотентность».[57]

Когда украинского политолога, директора Европейского института интеграции и развития и по совместительству советника Юлии Тимошенко Дмитрия Выдрина спросили, какой может быть ответ на подобные действия БАБа со стороны украинских властей, он ответил: «Какой может быть ответ на грязь? Только грязь. А Березовского грязью уже не зальешь, уже хватает у него своей». О причинах такого странного поведения Березовского, который вроде бы должен поддерживать «оранжевых», особенно накануне выборов в Раду, Выдрин с раздражением отметил: «Я думаю, что это уже им стоило не менее 5-процентного падения рейтинга. Это не первый случай, когда он обваливает рейтинги политических сил. Это какой-то Терминатор из вашей России, что он разрушает репутацию просто в одно финансовое касание». А причины, по мнению Выдрина, были очевидны: на такие крайние шаги Березовский пошел из-за того, что очень сильно рассердился на «оранжевых» за то, что они нарушили все договоренности с ним, «например, об украинском гражданстве или об участии собственного бизнеса на Украине». «Он разозлился всерьез и не на шутку, и, видимо, это не последний выброс информации такого рода. Сейчас это требование отчета о потраченных деньгах, завтра, быть может, это будет требование отчета о поведении ряда лиц, близких к власти за границей, которые ведут себя не всегда корректно и допускают определенные шалости. И так далее и тому подобное», — говорил Выдрин.

Борис Абрамович, отвечая на вопросы о своем столь скандальном поведении в отношении бывших союзников обиженно объяснил: «Я действительно считал, что, если Украина действительно становится независимой страной, она больше не будет находиться под тем влиянием России, которое было при Кучме, и поэтому я смогу спокойно приезжать на Украину, — а потом добавил, — С моей точки зрения, они поступили недальновидно. А насколько недальновидно, мы сейчас выясним в английском суде».[58]

Неизвестно, насколько была напугана Украина и ее лидеры угрозами Бориса Абрамовича о судебных исках, а вот обещание «больше ни ногой» наверняка пришлось Киеву кстати. Одна из причин праведного гнева Бориса Абрамовича как раз состояла в том, что Украина старательно затягивала выдачу ему въездной визы, пытаясь протянуть время и не портить отношения с Россией, поскольку Березовскому приспичило въехать на Украину аккурат во время международного саммита, где президенты Незалежной и РФ должны были общаться на серьезные темы.

Кроме иллюстрации несдержанного и бурного темперамента Бориса Абрамовича данный эпизод призван предостеречь других потенциальных «грантополучателей» его имени, которые, кажется, разыгрывают аналогичный сюжет. Начиная с весны 2007 года, российское общество имело возможность наблюдать громкое «выяснение отношений» между различными крыльями так называемой оппозиции, которые, активно выступая в СМИ, пытались доказать, что именно на них может воспарить в небеса российское государство.

Началось все с того, что в апреле в интервью The Guardian Березовский открыто заявил, что финансирует российскую оппозицию и готовит революцию, но конкретных движений и имен не назвал, «чтобы обеспечить безопасность представителям этих движений. Заявление случилось накануне тщательно рекламируемого оппозицией «Марша несогласных» в Москве, который должен был стать чуть ли не началом смены режима, и, надо сказать, изрядно испортило «несогласным» дело, поскольку Борис Абрамович имеет свойство «пачкать» все, к чему прикасается. Оппозиционным лидерам, которых и так постоянно обвиняли в финансировании то из-за океана, то из Европы, неожиданное откровение Бориса Абрамовича пришлось очень некстати. И они стали активно открещиваться от нежданного спонсора и союзника, пытаясь убедить всех, что речь шла не о них. Один из лидеров «Другой России» Гарри Каспаров заявил, что коалиция «не имеет контактов с теми, кто мог бы поставить под угрозу нашу репутацию» (такое ощущение, что сотрудничество с нацистом Лимоновым само по себе не является крушением любой репутации). Позднее он утверждал в интервью Би-би-си, что любые слова о связях коалиции с бывшим российским олигархом — «ложь».[59] Если бы Гарри Кимович был не столь сильно занят судьбами России и внимательно следил за тем, что происходит у соседей, он бы, наверное, задумался, чем чреват подобный ответ на заявление Березовского о финансовой поддержке.

История со временем несколько поутихла, однако Борис Абрамович, как мы недавно видели, такое серьезное дело как финансирование революции на полпути не бросает. Как любой хороший бизнес-проект, дело требует своего завершения и — главное -строгой отчетности. В конце мая он выступил в «The Financial Times» и еще раз уже более конкретно, сообщил, что помогает финансировать коалицию «Другая Россия» Гарри Каспарова.[60] В коалиции опять предпочли не признать некстати обнаружившего себя помощника. Однако настоящий скандал разразился спустя месяц.

Газета. Ru сообщила, что Березовский 28 июня 2007 года участвовал в программе телеканала ВВС под названием HardTalk («Трудный разговор»). Там он якобы заявил, что финансирует коалицию «Другая Россия», а лидер ОГФ Гарри Каспаров, по словам бывшего олигарха, отрицает это «потому что он слаб». Уже после трансляции интервью обозреватель BBC Стивен Ик попытался еще раз уточнить, какие же все-таки у Березовского отношения с «Другой Россией», на что бизнесмен ответил, что «в России нет ни одного значимого политика, которого бы он не финансировал». «В том числе я даю деньги людям, которые состоят в рядах „Другой России“, но их имена я не буду называть, они имеют право оставаться безымянными», — сказал Березовский BBC.

Однако подтверждения того, что эта передача действительно была в эфире, и в ней произносились такие слова, в других информационных источниках не нашлось. Сам Березовский новость не подтвердил, но и не опроверг. Как сообщал сайт Каспаров. Ru, Березовский заявил следующее: он не может ответить на вопрос о том, финансирует ли он российскую оппозицию, до тех пор, пока сам не посмотрит ток-шоу «Трудный разговор» со своим участием. «Эта информация распространяется со ссылкой на HardTalk. Я программу не видел, поэтому комментировать не могу», — окончательно запутал ситуацию предприниматель. Березовский сказал также, что «дал поручение узнать, когда будет повтор программы» и, посмотрев ее, сможет прокомментировать сообщение о своей финансовой поддержке оппозиции в России.[61]

Оппозиционеры пришли в волнение и поняли, что открещиваться надо более активно. Тем более, что «Другая Россия» незадолго до этого получила еще один удар — из нее ушел предполагаемый «единый кандидат в президенты от оппозиционных сил» Михаил Касьянов, и дела коалиции отнюдь не блестящи. Видимо там решили, что замена Касьянова на Березовского окончательно добьет «защитников демократии». В каспаровском движении Объединенный гражданский фронт, которое входит в коалицию «Другая Россия», заявили, что подадут в лондонский суд на Бориса Березовского за клевету, поскольку Борис Абрамович то и дело заявляет о финансовой поддержке «Другой России», а потом сам же берет свои слова обратно:

«Борис Абрамович делает свои заявления с частотой, достаточно неприличной, при этом противореча самому себе. У нас много других дел: и по подготовке конференции, и по определению единого кандидата в президенты, и поэтому не имеет смысла тратить время и силы, чтобы комментировать каждое его заявление», — заявил исполнительный директор ОГФ Денис Билунов. Если Березовский продолжит делать это «достаточно назойливо», то ОГФ может судиться с предпринимателем. Единственным реальным результатом, достигнутым Березовским в деле борьбы с путинским режимом, стало то, что российская оппозиционная общественность сплотилась в своих оценках действий БАБа и заявила, что «Березовский примазывается к оппозиции»:

«Георгий Сатаров, бывший помощник президента России, президент фонда „Индем“:
— На самом деле, одна из ключевых задач Березовского — все время как-то проявлять себя в сфере российской политики. Чтобы о нем помнили, не забывали, любили, понимали, какой он важный, как он держит руку на пульсе всего на свете… На пульсе, на ногах, на заднице — на чем угодно, ему все равно. Поэтому он готов на любой бред и на любую провокацию.

Ирина Хакамада, заместитель председателя Народно-демократического Союза:
— Как всегда, Березовский выступил провокатором. В „Другой России“ участвуют Каспаров, Лимонов и Касьянов. У кого из них какие источники финансирования — мне неизвестно. Но все заявления Березовского в последнее время носят провокационный характер, а самое главное — наносят вред самой оппозиции.

Эдуард Лимонов, лидер НБП, один из лидеров „Другой России“:
— Пусть все заявления Березовского лежат на его совести.

Алексей Макаркин, заместитель генерального директора Центра политических технологий:
Березовский хочет остаться политической фигурой. Тогда меньше будет шансов на то, что его экстрадируют в Россию. Британцы никогда не выдавали политических эмигрантов. Но так как в России Березовский в свое время считался крупным предпринимателем, то претензии к нему со стороны России имеют уголовно-экономический характер. А ему надо постоянно поддерживать свое реноме политического изгнанника. Поэтому он постоянно позиционирует себя как человека, финансирующего радикальную российскую оппозицию».[62]

Остается только заметить, что Борис Абрамович очень не любит подобного отношения к себе и своим деньгам — вспомним Украину. Можно предположить, что скоро «несогласным» из «Другой России» придется публично заполнять финансовые отчеты и рассказывать в суде, куда и как они потратили спонсорские средства. Тем более, что Борис Абрамович уже не раз публично обижался на то, что его считают «кабинетным работником» в эмиграции. «Меня упрекают, что я сижу в теплом кабинете в Лондоне, а сам призываю людей выходить на площадь. Думаете, это легко? Сами попробуйте. Тот, кто считает меня провокатором, пусть сам убедится, как непросто, находясь в эмиграции, выражать свою позицию», — заявил Березовский. «И вообще, лично Путину я войну не объявлял. Я борюсь со всей системой», — добавил он.[63]

«Нам двоим нет места»
Борьба с системой — вещь, конечно почетная и, как любил говорить другой «кабинетный работник в эмиграции», архисложная. Однако, Борис Абрамович, как обычно, в угоду моменту и настроению подвергает свои позиции «корректировке». Все вокруг давным давно знают и понимают истинную сущность его «борьбы с системой» и знают, как эта система называется. У нее действительно есть имя — Владимир Владимирович Путин. Березовский, считая себя ни много ни мало автором и координатором проекта «Путин-президент», был удивлен, а потом и смертельно обижен тем, как этот «проект» стал развиваться. Вместо того, чтобы получить послушную марионетку, на которую он так рассчитывал, Борис Абрамович получил «равноудаление» и знаменитый ответ президента на вопрос Русской службы ВВС о том, что Березовский пророчит нового президента в России к концу 2001 года: «Березовский — это кто?» Когда утих смех среди присутствующих на пресс-конференции журналистов, президент сказал: «Борис Березовский говорил, что он бывший секретарь Совета Безопасности, он бывший депутат, а теперь он кто?» и добавил, что давно знает Березовского, как человека «неуемного и неугомонного». «Пусть трудится», — продолжил президент. «Чтобы одни рыбы не дремали, другие должны их тревожить. Это неплохо, мы должны быть ему благодарны. Он человек неглупый, может чего и накопает.[64]

Наверняка вот такое отношение Путина к «великому и ужасному» и вызвало наибольший гнев Бориса Абрамовича, снедающий его до сих пор. Ведь, как мы знаем, БАБ гневаться умеет долго и шумно, с привлечением всех своих финансовых и медийных возможностей.

Напомним, что первый звоночек для Березовского прозвенел еще в феврале 2000 года, когда на встрече с доверенными лицами Владимир Путин заявил о намерении «равноудалить» олигархов. Но Березовский не воспринял всерьез заявления тогда еще будущего президента, считая их правильным предвыборным «трепом» для легковерных. Перед голосованием на президентских выборах в 2000 году, отвечая на вопрос относительно заявлений В.Путина о намерении дистанцироваться от олигархов, Б.Березовский отметил: «Понимаете, поскольку на самом деле Путин сегодня реальный политик, нужно вообще очень аккуратно относиться к тем словам, которые произносятся. Ему важна победа в первом туре, борьба продолжается… Как нормальный политик, он действует прагматично. Он сказал, что олигархи должны быть дистанцированы от власти ровно так же, как все остальные. Нормально, правильно абсолютно. Только нереализуемо. А слова правильные. Для избирателя».[65]

«Березовский, — писала „Газета. Ru“ в конце 2001 года, — критикует Путина еще с апреля, но все это время оставалось ощущение, что делал он это неискренне. Потому, что было ясно, что он говорил далеко не все. <…> Ни одного „слива“ в подконтрольные СМИ, ни одного намека или угрозы. И вот его прорвало». Олигарха захотела видеть Генпрокуратура, он решил не рисковать и отказался явиться на допрос, предпочтя потерять бизнес, но сохранить свободу. И, как сообщает «Газета. Ru», за все свои потери пообещал жестоко отомстить обидчикам. А среди таковых первый — Владимир Путин. Ему Борис Абрамович уже нанес первый удар — обвинил президента в грубейших финансовых нарушениях в ходе предвыборной кампании.

В своем заявлении для печати, опубликованном в газете «Коммерсантъ», Березовский назвал предельный срок, отпущенный Путину на исправление ошибок. А их олигарх насчитал много — от «этнической войны в Чечне» и фундаментального непонимания путей исторического развития России до игнорирования Конституции, узурпации власти и ликвидации местного самоуправления. Чем быстрее Путин откажется от власти, тем лучше, заявил тогда Березовский.

Ему понадобилось около полутора лет, чтобы понять — президент не шутит, и дорога в российскую власть для Бориса Абрамовича возможна только через переворот. Тогда БАБ начал сердиться всерьез. В конце февраля 2002 года французская «Фигаро» опубликовала интервью с «беженцем» в котором точки над i были расставлены, а направления ударов определены:
«Между мной и президентом Владимиром Путиным идет борьба насмерть, заявил Борис Березовский в интервью французской газете Le Figaro. Б.Березовский утверждает, что у него есть доказательства того, что «за взрывами жилых домов в Москве в 1999 г. стояли российские спецслужбы, а не чеченские террористы». <…>В ответ на вопрос, «значит ли это, что он ведет борьбу с В.Путиным?», Б.Березовский ответил утвердительно и добавил: «для нас двоих больше нет места». А в ответ на вопрос «борьба ли это на смерть?», заявил: «Да, к сожалению».[66]

Через две недели Березовский попытался нанести следующий удар — он представил фрагмент фильма, подготовленный французскими журналистами под названием «Убийство России» о якобы подготовленных ФСБ взрывах в Москве, Волгодонске и Рязани. Фильм был широко разрекламирован и призван произвести эффект разорвавшейся бомбы. Однако…. Все окончилось пшиком. Вот несколько комментариев западных СМИ после встречи с бывшим олигархом. «Вашингтон Пост» — Березовский не представил убедительных доказательств, что за таинственными взрывами стоят именно те, на кого он намекает. Британская BBC подчеркивает, что Березовский пытается не дать российской общественности, особенно властям забыть о себе. И еще цитата из BBC, «нельзя сказать, чтобы собравшихся журналистов действительно удовлетворили его заявления».

Журналистам был представлен короткий фрагмент, состоявший из съемок сделанных ранее российскими телевизионщиками — того, что ранее можно было видеть в новостях. Ключевой вопрос, прозвучавший из уст озадаченных журналистов на пресс-конференции — с какой целью нам это показали? В числе озадаченных оказался и представитель газеты «Таймс» Ричард Бистон: «Если Березовский добивался паблисити, то можно считать, что он достиг желаемого результата. Но мне кажется, что журналисты, пишущие о России, испытали чувство неловкости, слишком ощутимо было давление на общественное мнение. Слишком неубедительными были предъявленные доказательства».

После пресс-конференции Березовского «Нью-Йорк Таймс» написала, что Березовским просто руководит жажда мести. Российские аналитические программы тогда отметили, что впервые Березовский публично заявил о наличии компромата 14-го декабря 2001 года, а за месяц до этого, 14-го ноября в России появилась съемочная группа тех самых французских журналистов, которые приехали снимать показанный в Лондоне фильм. Чуть раньше, в сентябре, сложилась реальная угроза потери Березовским ТВ-6. То есть, некие попытки собрать нужный материал просматриваются не с 99-го года, когда произошли взрывы, а в момент трудности в бизнесе.[67]

Постоянно ужесточающиеся заявления и действия Бориса Абрамовича «в защиту справедливости» никого не могут обмануть — всем понятно, что цель у этих стрел одна — лично президент Путин. Все, кто сталкивался с БАБом, говорят одно и то же — он мстит Владимиру Владимировичу за утерянное влияние и разбитые «мечты» управлять Россией.

Телеведущий Владимир Соловьев после неудавшейся попытки БАБа сделать его «сакральной жертвой» революции выразил обуревающие Березовского чувства так:
«Путин для него — это идефикс. Он считает его [Путина] своим детищем, которое взбунтовалось против него. Он говорит об этом так навязчиво, что приходит на ум что-то из Фрейда. На месте жены Березовского я бы начал ревновать».[68]

Даже лидером своей «Либеральной России» Березовский сделал Михаила Коданева — человека, внешне похожего на Путина, видимо, чтобы иметь хотя бы послушную «копию», если не получилось с оригиналом. Опыт с послушной марионеткой превзошел все ожидания БАБа — в марте 2004 года Михаил Коданев был приговорен к 20 годам лишения свободы за организацию убийства депутата Госдумы Сергея Юшенкова. В материалах суда говорится, что убийство сопредседателя «Либеральной России» С.Юшенкова было организовано Коданевым с целью «возглавить партию и получить доступ к ее финансовым средствам». Верный ученик своего патрона, Коданев оценил все в валюте — за убийство было предложено 50 тысяч долларов.[69]

После выступления Березовского весной 2007 года в британской прессе с очередными заявлениями о подготовке переворота и финансировании оппозиции, «Комсомольская правда» написала с оттенком легкой усталости от подобных заявлений, озаглавив текст «Ярость бессилия»: «Первое впечатление: все эти откровения весьма смахивают на истерику от бессилия. Ну где это видано, чтобы столь прожженный интриган, каким, безусловно, является Борис Абрамович, стал публично рассказывать о своих коварных замыслах, а главное — о скрытых пружинах их осуществления. Интрига сразу рассыпается, и перед глазами предстает не политик, оппонирующий власти, а злобный человек, одержимый мстительной ненавистью лично к Владимиру Путину и идеей «реванша олигархов». Почему это произошло, можно лишь гадать. Скорее всего, Березовского взбесило то, что прежние «ядовитые стрелы», выпущенные им по России (последней была раздутая БАБом история с отравлением Литвиненко), так и не стали смертельными…[70]

Нам остается добавить ко всему сказанному лишь одно. Если Борис Абрамович так старается предстать перед всеми в образе всесокрушающего гневного божества, напомним ему еще одну крылатую фразу, придуманную древними: «Юпитер, ты сердишься, значит — ты не прав».

Маниакальное стремление Березовского отомстить российскому президенту очевидно, методы, к которым прибегает для этого Березовский становятся все более экстремистскими и уводят его все дальше от традиционной человеческой морали. Потерявший влияние, утративший власть, к которой так привык, он персонифицировал все истоки своего гнева в одном человеке. Путин для него — не только воплощение утраченного могущества, но и принципиально другой подход к власти, когда страной управляет не кучка крупных капиталистов (а еще лучше — один крупный капиталист), а люди, представляющие интересы, если не всех, то существенного большинства населения страны.

Борис Абрамович уже не может остановиться и, брызгая слюной и опускаясь до подзаборной брани, бросает в топку своего гнева не только деньги, но и судьбы людей и даже целых государств. Однако ему следует помнить, что рано или поздно гнев пожирает и своего родителя.