27 сентября, понедельник

Почему Франция проиграла

07 ноября 2016 / 13:07
преподаватель

А вот я знаю, почему Франция проиграла в финале. Дело в том, что вчера вечером где-то около семи (то есть за два часа до матча), в час, как водится, необыкновенно жаркого предзаката.

...в крупнейших городах страны совершенно вышла из строя телекоммуникационная сеть SFR — крупнейшего оператора связи, отвечающего за интернет, телевидение и стационарные телефоны более чем половины французских домохозяйств.

Просмотр финала оказался под реальной угрозой, кафе и пивные с плазмами, рассчитывавшие на полугодовую прибыль в один вечер, приуныли, зашелестели бумажки просроченных платежей, ощетинились револьверные кредиты. Возбухли в Париже, заклокотали в Лионе, возопили в Марселе. Службу обратной связи SFR атаковали миллионы рассерженных граждан, чтобы с разной концентрацией пота и мата донести до компании коллективную мысль и эмоцию «вы чё, б#%, ваще?» SFR не отвечала, звонки с мобильных срывались, народ шёл на разогретые за жаркий день балконы, кричал соседям через улицу «Вы у какого оператора? У Эсэфера? Ну, б#%, п%#@ц, монополисты хреновы!!!

Вредители и предатели, не иначе — в день, б#%, финала!» В семь тридцать компания додумалась поставить коммуникацией по умолчанию автоответчик — мол, если вы с такой-то и такой-то линии, то ваш инцидент будет улажен не позднее вечера вторника. Вся страна, услышав в мобиле голос кукольной барышни (тембра примерно Марлен Дитрих в песенке Ich bin die fesche Lola!), радостно сообщающей об устранении неполадок ко двенадцатому, синхронно послала SFR на три буквы. Три буквы слышались из окон машин, с улиц, с детских площадок, и особенно убедительно со студенческих балконов.

В мгновенно организованном чате SFR появились массовые угрозы от потребителей перейти к другому оператору, сменить страну проживания и зачем-то убить министра народного образования мадам Нажат-Белькасем. Тягуче ползли безынтернетные минуты. В восемь народ вышел на балконы с банками пивами и сэндвичами, без пятнадцати девять смирившиеся, помятые, обгоревшие на солнце, все расползлись по норам. В квартале стало тихо. Ближе к полуночи откуда-то из Венисьё долетел одиночный вопль, и за дальностью было не разобрать, радостный ли или типа «этот стон у нас песней зовется». Я вышла на балкон подышать. На улице молчаливо и, видимо, давно дежурили понурые студенты. «Мадам, мадам!» — закричали мне, — «у вас мобильный интернет есть? Кто кому, б#%, забил?» Я поскроллила местный сайт футбол онлайн: он ожидаемо висел. Помог, конечно, фейсбук. Увы, говорю, португалы, вроде.

«А какие ваши источники, мадам?» — «Ну, фейсбук, русский сегмент, ваши-то сайты все висят почему-то». — «Стопропудово дезинфа, точно вам говорю, чуваки! Спасибо, конечно, мадам, но мы вам не верим!» И студенты пошли побираться мобильным интернетом под другими, национально близкими балконами… SFR заработал утром. Никакой информации о вчерашних авариях нет ни на их сайте, ни пока в прессе. Однако блоги надрываются криком о вине телевещания в проигрыше синих. Правы они, чего там.

Источник


тэги
читайте также