27 мая, пятница

Не плачь по мне, Аргентина

18 января 2022 / 17:20
политолог

Грусть была невыносимой. Миниатюрный игрок смотрел на то, как Германия становится чемпионом мира. Еще одна победа европейских держав. В глазах многих он был величайшим игроком, когда-либо игравшим в эту игру.

Непревзойденным в плане его всестороннего вклада. Но это было его время. Он знал это. И оно прошло. Непобедимый был низвергнут до уровня простого человека. За мечтой Лионеля Месси поднять золотой трофей наблюдали миллионы. Казалось, что тень Марадоны, который ранее руководил меркантильным аргентинцем, будет и дальше лежать на мечтах нации. Месси останется великим игроком. Но Марадона останется величайшим. В этом и заключается вся разница.

В отличие от Диего в 86-м году, за Месси болели гораздо больше и оттого так велико было всеобщее нетерпение. Марадона был великолепен, но он никогда и не собирался оправдывать надежды и ожидания всего футбольного мира. Большинство на самом деле желало ему провала. Он принадлежал к числу аутсайдеров. От него не ждали, что он достигнет вершины, но он все равно достиг. В его пути чувствовалась некая непокорность, которая действительно выделяла его среди других. Месси стал одиноким и безутешно плачущим человеком, который не в состоянии конкурировать со своими собственными стандартами. Слезы Марадоны на итальянской земле в 1990 году, когда он также проиграл Германии, не были слезами мужчины, это были слезы Эроса. Они показали, что футбол действительно был больше, чем игра, это была жизнь, предстающая во всей своей трагической и хаотичной красоте.

Отсчет времени - это все в футболе. Для смерти тоже все зависит от временного отсчета. Некоторые игроки играют слишком долго. Не зная, когда наступит время покинуть стадион в последний раз. Некоторые люди также живут слишком долго. Не зная, когда нужно покинуть мирскую сцену. То, что Марадона ушел в 2020 году, кажется вполне уместным. Футбол уже давно был под угрозой с точки зрения его поэтической привлекательности. Конечно, в середине 90-х годов и в новом тысячелетии неолиберализация и финансиализация игры создали ситуацию, когда зрелище победы стало именно тем, чего опасался Галеано. Мы видим это в лице Жозе Моуриньо, чья абсолютная веря в техническое, а не поэтическое, привела к стратегии, в которой единственным желанием было сделать все, что угодно, только не играть в футбол - технику игры без игры. Конечно, были и прорывные моменты, такие как "Барселона" Пепа Гвардиолы, который, реализовав в полной мере художественную образность Йохана Кройфа, напомнил нам, насколько прекрасной остается поэтическая сторона футбола. И все же за последние пять лет акселерация технологизации игры более чем угрожает убить ее поэтический дух, который был порожден страстью, ошибками и заблуждениями, спонтанным, неожиданным, несвоевременным, спорным, возмутительным. Это обеспечение игры с помощью "передовых" технологий, как мог бы предположить Мартин Хайдеггер, не было направлено на то, чтобы сделать игру более прозрачной. Она высасывает жизнь из ее единственного определяющего элемента - человека.

Если бы различные технологии, которые уже несколько лет угрожают уничтожить футбол, существовали в 86 году, не было бы "Руки Бога". И, как таковая, история футбола была бы лишена своего самого знакового эпизода. Только потому, что это нарушение правил, не всегда означает, что это жульничество или проступок. Красота игрового хаоса всегда должна оставаться превыше законов, которые ее регулируют. Но 2020 год также напомнил нам о другом важном факторе, связанном с гуманитарной стороной игры. Играть на пустых стадионах - это все равно, что играть в морге, который охраняют подходящие ходячие мертвецы - бюрократы ФИФА или технократы любого толка. Без страстей толпы игра теряет смысл. Футбол в своем лучшем проявлении остается искусством, которое раскрывает на своем языке некую поэзию в движении, которая определяет любое техническое описание и все их данные и т.д. и т.п. Возможно, именно это имел в виду Билл Шенкли, когда назвал его "балетом рабочего класса". Все факты, статистика, числовой анализ, процентные показатели ничего не говорят нам о том, что чувствует человек, толпа, нация, ту романтику, когда раздается финальный свисток. Они ничего не говорят нам о том, как игрок может молчать в течение 80 минут, а затем в один блестящий момент изменить результат своим уникальным присутствием. И уж точно они не могут объяснить жизнь такого человека, как Марадона, который был таким же страстным и непредсказуемым, когда смотрел игру с трибун, как и на поле. Страсть Марадоны была не трагедией, а завершенной жизнью. Мы можем только представить, как он радовался, видя, как Месси наконец-то привел Аргентину к победе на Копа Америка 2021 на бразильской "Маракане".

"Жизнь, в конце концов, - размышлял Жак Деррида, - слишком коротка". Так оно и есть. В библейской истории страстей господних призрак спасителя появился после воскрешения. Но, возможно, для Диего все было наоборот. Время от времени мы встречаем исключительных людей, которые буквально кажутся больше, чем жизнь. Но что это означает на самом деле? Как и Мухаммед Али до него, возможно, Марадона всегда был призраком. Игрок, который грациозно проходил мимо игроков с непревзойденной легкостью, не потому, что он просто оставлял их замершими, проносясь мимо их неподвижных тел, а потому, что он всегда был призраком среди нас. Фантастичность самых знаковых моментов из жизни Марадоны заключается в том, что они состоялись в эпоху до появления цифровых технологий. Игра была несовершенна, она была аналоговой и еще не поддавалась полной расшифровке. Даже самые современные на тот момент кадры, снятые методом стоп-кадра, все равно оставляют пробелы и мы вилим только смазанные следы его движений. Мы лишены возможности приблизить и рассмотреть, какой именно палец в действительности поднял мяч к небесной плоскости, где находятся едва заметно танцующие звезды. Это мир как образ, когда он еще мог сохранять что-то от тайны. Сколько бы мы ни требовали повторов тех голов Англии, мы никогда не сможем до конца понять, что же на самом деле тогда произошло. Иногда мы теряем что-то волшебное, когда у нас появляется слишком много знаний или мы можем без труда представить себе все на экране под всеми углами. Возможно, именно по этой причине Марадона продолжает преследовать нас древними огнями прекрасного хаоса, который современный футбол может сейчас лишь только с меланхоличным сожалением вспоминать. Если и стоит писать о трагедии, то это не испытания и невзгоды Диего Армандо Марадоны. Оглядываясь назад, мы видим, что его жизнь доказывает, что настоящая трагедия - это то, что стало с футболом, и то, что стало с нами. Но, впрочем, может быть, и не стоит оплакивать феномен, который всегда был больше, чем его короткое земное приключение на этом поле жизни. В конце концов, чего стоят слезы, пролитые ради призрака, который с нами навечно?

PhilosophicalSalon


тэги
читайте также