18 февраля, вторник

Украинские беженцы: проблема неинтересная миру

28 июня 2014 / 13:35
обозреватель ТАСС

В сложившейся ситуации можно констатировать, что на Юго-Востоке Украины имеет место гуманитарная катастрофа.

Происходящее сейчас на Украине, как это ни прискорбно, можно уже назвать гражданской войной. Хотя, похоже, и в Киеве, и на покровительствующем ему Западе предпочитают думать, что на Юго-Востоке страны проводится «антитеррористическая операция». Но как бы ни называлось то, что творится в регионе, нельзя отрицать, что там имеет место гуманитарная катастрофа и, как следствие этого, возникают потоки беженцев и внутренне перемещенных лиц. Обычно в такой ситуации, в какой бы стране мира подобное ни творилось, практически моментально задействуются международные механизмы по помощи нуждающимся людям. На Украине этого долгое время не происходило вообще. Сейчас наблюдается некоторое оживление международных организаций, в том числе Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), но нельзя сказать, что международное сообщество сильно обеспокоено проблемами беженцев с Украины.

Немного статистики

Управление верховного комиссара ООН по правам беженцев зарегистрировало на Украине более 46 тысяч внутренне перемещенных лиц. То есть людей, которые уехали из районов своего постоянного проживания в другие районы страны. Как сообщил 24 июня на заседании Совета Безопасности ООН помощник административного главы мирового сообщества Иван Шимонович, за последние две недели число вынужденных переселенцев удвоилось, при этом наиболее значительные перемещения людей — около 15 тыс. — наблюдались в Донецкой и Луганской областях.

«По состоянию на 23 июня УВКБ зарегистрировало более 46100 внутренне перемещенных лиц, 11500 из Крыма и около 34600 с востока (Украины)», — сказал он. «Население покидает свои дома: отчасти из-за страха, но также и в связи с ухудшением социально-экономической ситуации», — констатировал Шимонович. При этом помощник генсека ООН предупредил, что реальное число переселенцев, «скорее всего, выше», но уточнить данные невозможно из-за ограниченного доступа в ряд районов.

Уже 27 июня УВКБ обнародовало новые данные: число внутренне перемещенных лиц на Украине достигло 54,4 тысяч человек.

Как заявила пресс-секретарь Управления Мелисса Флеминг, большинство из них — 42,4 тысяч — родом из восточных регионов страны.

Появились у ООН сведения и об украинских беженцах в России. По данным ООН, их число достигло 110 тысяч человек. При этом официальные запросы на получение убежища в РФ подали 9,5 тысяч человек, указала Флеминг, а еще 800 украинцев запросили убежища в Польше, Белоруссии, Чехии и Румынии. Однако, по словам представителя УВКБ, «большинство людей пытается легализовать свое положение другими способами, часто из-за того, что они опасаются сложностей, связанных с получением статуса беженца, а также из-за боязни возможного преследования после возвращения на Украину».

Наибольшее число украинских беженцев на территории РФ зарегистрировано в Ростовской области, однако есть они и в Белгородской, Воронежской и Курской областях, а также в Москве и Московской области.

«Несуществующая» проблема?

Конфликт (или АТО) на Юго-Востоке Украины продолжается не один месяц. И, как в любой «горячей точке», проблема беженцев там возникла практически сразу. Люди покидали родные места, спасая свои жизни и жизни своих детей. Однако вопреки многолетней ооновской практике все международные организации, призванные помогать беженцам, в первую очередь УВКБ и «Красный Крест», не подавали никаких признаков того, что они в курсе существующей и разрастающейся проблемы.

На все попытки узнать, ведется ли подсчет украинских беженцев, оказывается ли им помощь, международные организации предпочитали отмалчиваться, а их официальные представители произносили приличествующие в таких случаях фразы о том, что «данные уточняются» и что у них «нет официальных обращений».

О том, что в Россию хлынули потоки беженцев, по сути, до недавнего времени знали только в России. Мир, по какой-то причине об этом знать не хотел.

Интересно, что в неофициальных беседах те же представители «Международного комитета Красного Креста» и УВКБ признавали, что на них оказывается «беспрецедентное давление» со стороны США. Пресловутый «ларчик» открылся до обидного просто — Вашингтон является крупнейшим донором того же МККК. И комитету было дано понять, что финансирование будет резко сокращено, если организация не закроет глаза на происходящее на Юго-Востоке Украины. Нечто похожее произошло и с ооновской структурой — УВКБ.

Поэтому структуры, уполномоченные международным сообществом помогать попавшим в беду людям, вдруг сослались на «отсутствие гарантий безопасности» в регионе и отказались направлять туда своих сотрудников. Понятно, что решение было политическим, потому что сотрудников и УВКБ, и МККК трудно уличить в трусости. Они ежедневно рисковали и продолжают рисковать своими жизнями в гораздо более опасных, чем Юго-Восток Украины регионах — в Африке, в Афганистане, в Сирии… Вывод один — решение не афишировать проблему украинских беженцев было политическим, подкрепленным угрозами применить меры экономического воздействия.

Лед тронулся?

Сейчас ситуация постепенно начинает меняться. УВКБ ООН публикует официальные данные о числе беженцев и временно перемещенных лиц. Начался процесс сотрудничества международных организаций с Россией по этой проблеме. Как рассказал автору этих строк высокопоставленный источник в российских властных структурах, представители МККК выехали в район боевых действий на Украине для того, чтобы на месте оценить масштабы бедствия и объемы необходимой людям помощи. «Мы не хотим их (МККК) обижать, люди действительно делают все, что могут, но на них очень сильно давят», — сказал источник.

В России, безусловно, оказывают всю необходимую помощь беженцам из Украины — предоставляют временное жилье, трудоустраивают желающих работать и даже выплачивают пенсии пожилым людям. Однако проблем остается немало.

Одной из основных является нежелание большинства беженцев уезжать из Ростовской области. Люди не потеряли пока надежды вернуться домой, поэтому не хотят уезжать далеко от границы. Между тем возможности региона не беспредельны, и власти области уже просят о помощи федеральный центр.

Украинцев, давших на то свое согласие, переселяют в другие регионы России, однако этих людей не так много. Более того, многие люди не регистрируются как беженцы, а едут к своим российским родственникам в надежде переждать опасность и вернуться домой.

В сложившейся ситуации можно констатировать, что на Юго-Востоке Украины имеет место гуманитарная катастрофа, десятки тысяч беженцев нуждаются в помощи, однако сместившаяся международная система ценностей дает возможность не заявлять на весь мир об этой проблеме. Остается только об этом сожалеть…

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также