18 февраля, понедельник

Израильская интернет-военщина в Москве

28 апреля 2014 / 19:12

21 апреля в Центре изучения интернета и общества при РЭШ состоялся семинар по освещению ближневосточного конфликта в social media. С докладом об израильском опыте формирования общественного мнения через работу с блогерами и пользователями социальных сетей в рамках деятельности специального государственного ведомства выступил российско-израильский политолог, бывший советник министра информации Израиля по политическим вопросам и новым медиа Илья Васильев. Тема взаимодействия государства с блогосферой представляется особенно актуальной в ситуации информационной войны, разгоревшейся вокруг украинского кризиса.

О «кремлеботах», «портянках», «мурзилках», «85-рублевых комментаторах», «платных блогерах» и других объектах своего параноидального взгляда на политический пиар уважающий себя оппозиционер способен рассказывать часами. А вот о том, как строят свою работу в сети правительства других государств, знают далеко не все. Между тем, технологии информационной войны на сегодняшний день едва ли не важнее собственно военных ноу-хау, вроде актуального оснащения «вежливых людей», недавно столь элегантным способом продемонстрированного миру в Крыму. Сегодня военная и политическая победа зачастую производны от выигрыша на дискурсивном фронте. Об этом говорят и Владимир Мединский, и Дмитрий Киселев, и другие борцы с постмодернизмом.

Если для России негативная реакция мирового сообщества на ее внешнеполитический курс – довольно новое явление, то перманентно воюющий Израиль уже давно потерял чувствительность к громокипящим инвективам правозащитного интернационала. Отсюда, рассказ об устройстве интернет-отдела израильского пропагандистского ведомства от человека, знающего индустрию изнутри, закономерно вызвал живой интерес в кругу специалистов по медиа, информационным технологиям, политике и общественному мнению.

При всех оговорках, для человека постороннего Израиль – довольно необычная страна. Отчасти поэтому масса людей в мире разделяет самые дикие представления о государстве евреев. Речь идет не только о набожных американцах из самых глухих штатов, уверенных, будто израильтяне передвигаются преимущественно на верблюдах, как это показано в Ветхом завете, но и о самых продвинутых стратах западного общества.

Так, Илья Васильев имел шанс лично столкнуться с руководителем крупнейшего в мире event-агентства, полагавшего, что в Тель-Авиве введен комендантский час с 9 вечера.

Впрочем, по лицам собравшихся было ясно, что в этой аудитории подобному невежеству нет места. Чтобы окончательно расставить точки над i, докладчик попросил поднять руку тех, у кого в Израиле нет родственников, знакомых или друзей. Таких, предсказуемо – не нашлось, собрались исключительно «свои».

«Вы не представляете себе, до какой степени общественное восприятие Израиля, израильского общественно-политического положения в большинстве стран мира отличается от нашего с вами и, главное – от объективной реальности», - восклицал  Васильев. В самом деле, Тель-Авив – расслабленный курортный город вроде Ялты или Алупки и… комендантский час! Вот именно с такими мифами, заблуждениями и стереотипами было призвано бороться израильское министерство информации.

«Граждане и правительство до такой степени мечтают улучшить позиции Израиля на информационном фронте, что в Иврите даже есть специальное   выражение («хасбара») которое абсолютно непереводимо на другие языки и означает «улучшение израильского имиджа в мире». В английском возможный аналог – state advocacy», - рассказал Васильев, не упомянув о том, что «хасбара» переводится на русский дословно как «разъяснение», а значит семантически термин ближе всего к понятию «пропаганда». Почему-то люди в массе своей стесняются этого слова, хотя оно не означает ничего дурного.

Ведомство, в котором довелось нести государственную службу Илье Васильеву, было создано по следам истории с «Флотилией свободы». Тогда, в мае 2010 года, разношерстная компания «активистов», «террористов» и «правозащитников» пыталась на шести судах прорвать блокаду сектора Газа. Израильские военные взяли на абордаж одно судно, в результате погибло довольно много народу, а Израиль как обычно обвинили во всех смертных грехах. Имиджевые потери были настолько велики, что для предотвращения подобных информационных катаклизмов в будущем была создана государственная структура, ответственная за координацию действий активистов, просто патриотически настроенных израильтян и других произраильских сил в сетевом пространстве.

Даже виртуальная армия нуждается в полководцах. Смешки здесь вряд ли уместны: в эпоху новых медиа общество и правительство не видят ни одного повода воспринимать «срач в каментах» менее серьезно, чем артиллерийский огонь, бомбардировки, автоматные очереди и кишки, намотанные на карниз. «Фотошоп» ведь, по сути, тот же пулемет. Мороки меньше, а результат один: картинка, где израильские военные убивают палестинских детей.

Впрочем, в мирное время пропагандистские усилия было решено направить в мирное русло. Вместо того чтобы отбойным молотком нон-стоп транслировать тезисы в духе «евреи – хорошие, арабы – плохие», интернет-бойцы поставили себе задачей разоблачение мифов о своей стране. Смысл был не в том, чтобы выставить Израиль положительным героем в контексте его борьбы с арабами, а в том, чтобы действительно рассказать о стране нечто содержательное. Все-таки для того, чтобы обнаружить у этого государства положительные черты, нет нужды ни в «фотошопе», ни в личной армии «хомячков». Единственная демократическая страна на Ближнем востоке. В отношении прав человека и личных свобод, Израиль – лучшее место в регионе даже для арабов, составляющих 20% населения. Уникальное сельское хозяйство. Необычайное изобилие успешных стартапов, инноваций, хай-тека. Не надо ничего выдумывать, достаточно оглядеться вокруг! Израиль искренне мечтает выглядеть «нормальной» страной, «такой же, как все».

Подобный медиаактивизм должен был справиться с тремя главными трудностями. Во-первых, специфика национального брендинга состоит в том, что имидж страны меньше всего подается изменению. Васильев сослался на персональный опыт: за тридцать лет ни одна страна мира, кроме Южной Кореи, не смогла изменить свой образа в общественном восприятии. Кто был лузером, тот лузером и остался. Кто был господином, тот и сегодня господин. Кого считали хулиганом, тот и сегодня имеет подобную славу. Что же касается стран бывших СССР, Югославии, Восточной Европы – перемены в их имидже скорее связаны с геополитическими обстоятельствами, а именно – эффектами добровольной маршализации – отказа от части своего суверенитета в обмен на вхождение в тот же ЕС. Что мы знаем о Сан-Сальвадоре? Ничего. Так что одной кампанией «от имиджа опасной городской шпаны, которая способна дать по шапке любому, кто что-то вякнет» Израилю не отделаться.

Во-вторых, население Израиля – 7,5 миллионов, из которых полтора миллиона составляют, как говорили в советское время, «граждане арабской национальности». Еще порядка шести миллионов евреев живут по всему миру. Таким образом, даже если воскресить ветеранов Первой мировой войны, двенадцатимиллионная израильская интернет-армия будет сражаться против как минимум одного миллиарда двухсот миллионов проарабских активистов. К тому же Израиль - демократическое государство, а значит, правительство обязано отчитываться перед гражданским обществом о каждой потраченной копейке. Чрезмерные траты на управление репутацией в данном случае попросту невозможны. Арабы же ни в чем себя не ограничивают. Они могут бесконтрольно и произвольно расходовать огромные суммы на широкий набор активностей от премий семьям шахидов до деятельности американских экспертных центров, объясняющих, почему Израиль – агрессор. От гонораров публичным фигурам - до бесперебойной работы пропагандистских машин вроде телеканалов Аль-Джазира или Аль-Арабия.

В-третьих, дело осложняется еще и тем, что интернет-борцы с государством Израиль не просто идейны и пассионарны, многие из них реально живут этой борьбой и искренне верят, что лишние десять минут, потраченные на антиизраильский комментарий – это их маленький, но вклад в победу добра над злом. Причем подобное распространено не только среди мусульман, но и, например, среди европейских левых.

Далее политолог торопливо прокрутил презентацию, выборочно останавливаясь на некоторых картинках, с его точки зрения иллюстрирующих предмет разговора. Так, первый слайд представлял собой то ли батальную сцену, то ли пейзаж после теракта, то ли кадр криминальной хроники – суть в том, что это был некий, условно, «ад» и некая, условно, «экстремальщина»: «Именно таких картинок требуют от аккредитованных в Израиле СМИ их заокеанские хозяева», - шутливо пояснил гуру информационной войны. Здесь, в самом деле, становится понятно, насколько израильтянам осточертела роль curiosity, сильного и красивого животного, хулигана с мокрыми губами. Быть и выглядеть нормальным – не кокетство, а вполне объяснимая потребность.

В один слайд уместилась история применения социальных сетей в качестве инструмента информационной, политической и военной борьбы.

Иран 2009 года – именно те беспорядки стали дебютом новых медиа в роли координатора, организатора, а отчасти и инициатора народных волнений, порой перетекающих в революцию и гражданскую войну.

Сетевые инструменты сыграли определяющую роль в организации фанатской «Манежки» в Москве.

Сегодня социальные сети, очевидно, один из моторов украинского кризиса. Не стоит забывать о волнениях в Турции, Боснии, Болгарии, где акции тоже, как правило, организовывались в режиме сетевого общения на вебдваноль-площадках.

«В мае 2011 мы в Израиле и сами ощутили мощь социальных сетей в организации взрывоопасной ситуации у нас на границе», - сообщил бывший израильский чиновник. По его словам, арабами планировался прорыв безоружных людей через границу – для усиления негативного фона и дестабилизации обстановки. Помимо традиционного арабского «сарафанного радио» существенная роль в организации этого «флешмоба» была оставлена именно за социальными сетями. Конец немного предсказуем: десятки погибших и огромный ущерб израильскому имиджу.

Интересно, что Васильев сам признается: несмотря на то, что ведомство инициировало создание тех или иных сообществ и групп, пыталось как-то содействовать талантливым активистам, эти усилия приносили куда меньше плодов, чем реальная самодеятельность блогеров по тем или иным ситуативным поводам. Группы, созданные «от души» и «на чистом энтузиазме» порой мгновенно собирали до 100 000 лайков. Информационная война вокруг Украины, по словам Васильева, лишний раз убеждает в том, что никакие расчеты, планы, работа групп мониторинга, боевая мощь команды SMM-ниндзя не спасут, если «пошла волна». В скобках заметим, что это весьма смело со стороны специалиста по медиа – честно поставить под вопрос осмысленность самих задач, к решению которых сводится его профессия.

Неожиданно Васильев попросил отключить записывающие устройства, после чего сказал следующее: «Все врут. На Украине даже официальное информационное агентство все время врет, открываешь и видишь исключительно ложь. Почти все американские и европейские СМИ врут. Единственный, кто дает более-менее взвешенную информационную картинку - это Китай, но там почти нет англоязычных СМИ».

Как только это философское отступление было завершено, и камеры с диктофонами вновь заработали, один из молодых участников не выдержал:

- Простите, что опять перебиваю, а используются ли платные блогеры или люди, которые как в Китае, сидят на зарплате?

- О чем это вы? Что это такое? – деланно удивился вопросу докладчик.

- Ну, как, кремлеботы…

- Я обязательно отвечу на ваш вопрос, но только при выключенной записи. А так, вообще не знаю таких слов, ума не приложу, о чем вы говорите.

Тут все, конечно, добродушно рассмеялись. Тем более, слайд попался душевный: «кровожадная израильская военщина» танцует на улице то ли под Шакиру, то ли под Бейонсе. Армия с человеческим лицом.

Чем же конкретно занимались группы активистов, оформляемых Министерством информации?

Сначала были попытки мобилизовать людей для участия в голосованиях. Однако численный перевес антиизраильских пользователей, разумеется, оставил этой затее мало шансов на успех.

Кроме того, пару раз аффилированным с ведомствам блогерам пригодился именно административный ресурс: благодаря государственным каналам удалось добиться удаления из фейсбука нескольких флешмобов, посвященных вооруженной агрессии против Израиля, а из Appstore было изъято приложение для айфона «Убей еврея».

Известный интерес представляет «Еврейская википедия» - «Ежевика». От аналогов ее отличает большая академичность. Так, смотрящие за теми или иными разделами должны иметь степени в профильных дисциплинах.

Большой фронт работ – поиск фальсификаций в фотографиях информационных агентств и, особенно, менее крупных СМИ, не говоря уже о «журналистике» блогеров и гражданских активистов. Фальсификации – это когда легким движением мышки в графической программе свирепый боевик превращается одухотворенного правозащитника. Подобное, по словам Васильева, происходит всюду: «Сейчас такое время, что правды вообще нет. Все абсолютно искренне врут», - без особой горечи говорит специалист в сфере пропаганды. Так, уже в ходе событий под Славянском, по наблюдениям Васильева, украинские СМИ несколько раз были уличены в том, что, либо «дорисовывают» снимки, либо вовсе демонстрируют фотографии из другого места.

Мониторинг антисемитизма – работа, в которой как минимум израильские государственные институции будут заинтересованы всегда. Министерство предоставило для этих целей аутсорсинговую платформу и бесплатную базу данных: теперь всякий может узнать, где, когда какую мемориальную плиту разбили.

Доклад Васильева подошел к концу, и он вновь попросил присутствующих выключить камеры и диктофоны, для того чтобы честно и подробно ответить на вопросы, рвущиеся у слушателей из груди. Было бы наивно думать, что кто-то постесняется повторить вопрос о «блогерах на зарплате», что в обсуждении не возникнут фигуры Антона Носика и Юлии Латыниной, а также темы антисемитизма, алкоголизма, часов патриарха, немыслимой спеси «той еще» элиты ЖЖ, и еще - голых женщин на фоне Средиземного моря.
 

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также