22 октября, четверг

Кровавый олигарх

Книга Данилина П.В.

22 марта 2013 / 16:23

Глава 1. Крокодильи слезы

Если в России перед судом когда-нибудь предстанет олигарх, ни у кого не будет вопросов «за что», — примерное так в свое время рассуждали на кухнях обыватели, исходя желчью по поводу пресловутой «семибанкирщины», захватившей во второй половине 90-х власть в нашей стране. И когда один из этих акул дикого капитализма — Михаил Ходорковский — все же попал за решетку, большей части населения ничего доказывать было не нужно — все было и так понятно. Зато небольшой группой граждан, «кормившихся» от ЮКОСа, тут же была начата массированная кампания в защиту олигарха. К ней частично примкнули и оболваненные, недалекие представители московского среднего класса. «Как ему живется в тюрьме, ведь он привык к совсем другим условиям?» — спрашивала в день ареста Ходорковского сердобольная журналистка.

Вскоре около здания суда, где выносили приговор бывшему олигарху?1, бесновалась кучка молодых активистов. Рядом стояли несколько старушек типично московского вида интеллигентки одесского розлива, размазывая по лицу слезы. В древнем мире была такая работа — профессиональные плакальщицы. Но слезы этих старушек, похоже, в отличие от истерики проплаченных малолеток с типографскими плакатами — были вполне искренними. Впрочем, и тех, и других объединяло одно — категорическое нежелание вникать в какие-либо аргументы суда и следствия. Все они дружно рисовали из заключенного чуть ли не святого мученика «за свободу». Ну, а кто-то так и вовсе кричал, что это «красавец, интеллектуал и богач с доброкачественными генами», которого, видимо, в узилище заточили злые силы Мордора — орки, гоблины и прочие генно «недоброкачественные».

Представьте себе, что вы аквалангист, погружающийся в опасные воды. Вас действительно будет волновать, как там живется белой акуле, пусть даже она и прекрасна в своей кровожадности? Думали ли чикагские родственники жертв итальянской мафии о том, как там живется Аль Капоне? Нас просят проявить гуманизм, проявить сострадание. Но достоин ли его Михаил Ходорковский? Говорят, он сидит за экономические преступления — неуплату налогов и мошенничество. Простите, но Аль-Капоне, кровавого убийцу, федеральный суд США смог привлечь также лишь за налоговые махинации.

Есть такое слово «омерта» — обет молчания, который члены банды принимают для того, чтобы обезопасить других мафиози, особенно высокопоставленных. Если связанный омертой бандит попадает в руки закона, он молчит, тем самым выгораживая тех, кто выше. За это его родня живет полноценной жизнью. Да и сам он за решеткой чувствует себя неплохо «подогретым». По выходу на свободу же его ожидают иные «пряники». Удивительно ли, что часть сотрудников ЮКОСа, замазанных в преступных деяниях, предпочли молчание диалогу со следствием? И неужели молчание одних должно закрывать нам глаза на то, что говорят другие? Надо сказать, что от того, что эти «другие» свидетели преступлений руководства ЮКОСа уже наговорили, волосы встают дыбом. И как то пропадает желание жалеть бандитов Михаила Борисовича Ходорковского, равно как и его самого.

Пожалеть надо вставшую поперек интересам ЮКОСа Валентину Корнееву — хладнокровно убитую в подъезде собственного дома. Мэра Нефтеюганска Владимира Петухова, безжалостно расстрелянного киллерами, притаившимися в кустах. Их убили. Казнили по приказу руководства ЮКОСа. Так случилось, что, приложивший руку к организации этих убийств Сергей Горин явился к отцу нашего героя — Борису Ходорковскому — и рассказал ему о делах сына. Ходорковский-старший прогнал раскаявшегося киллера, после чего дни Горина были сочтены. Разбросанные по гаражу ошметки мозгов Горина — вот и все, что осталось от этого человека.

Можно твердо быть уверенным — если бы Ходорковский не сел в тюрьму за налоговые и прочие махинации, то преступления, которые творила его мафиозная группировка, продолжались бы. Бандитская природа ЮКОСа проникла во все его поры, отравляла его ядом убийств, шантажа и воровства. Спрут империи Ходорковского готовился опутать своими щупальцами всю Россию, задушить ее и отдать в лапы еще более крупного и безжалостного монстра — глобальных корпораций.

То, что у Ходорковского ничего не получилось — это не чудо, а закономерный результат работы патриотов во власти и в силовых структурах. Помогла и политическая воля высшего руководства страны. Но есть в этом и элемент высшей справедливости — нельзя на крови и страданиях людей построить «успешный» бизнес. Преступную группировку, захватившую ЮКОС посредством постыдных залоговых аукционов, ждала судьба заурядной банды — сколь веревочка не вейся, а конец все равно будет один. Рядившийся в белые одежды спрут был повержен, и это дало колоссальнейший импульс развития как отечественному бизнесу, так и всему российскому обществу.

Платить налоги и не убивать тех, кто встает на твоем пути, оказалось выгоднее, чем строить свое счастье и состояние на чужих костях. Банальная истина, но именно после посадки кровавого олигарха, она стала восприниматься всеми участниками бизнес процессов как однозначное и непреложное правило.