26 июня, среда

Желаю выполненья пышных псак

25 июня 2014 / 14:32
публицист, историк

Псаки, а вместе с нею Госдепартаменту и Белому дому наплевать на Украину. Для них она (да и Россия) занимает в повестке - реальной, а не декларируемой - даже не десятое место.

«Можно подумать, что во всем виновата Дженнифер Псаки», — так, несомненно, заявил бы Борис Ельцин, прочти он тексты нынешних масс-медиа. И был бы неправ. Виновата не она, она — виноват подход к работе.

Штука в чем: менеджера американской администрации (вернее Государственного департамента) обвинили в том, чего она точно не совершала. Даже не менеджера, а спикера — то есть человека публично доносящего позицию официальных лиц. Для лиц не настолько официальных и сведущих: есть такой формат для журналистов, называется брифинги для доверенных представителей СМИ. Это там нам всем объяснят то, что мы увидим по ТВ — в России или США, неважно. Кое-где работа в мире устроена по-другому, но такой формат эффективен и себя оправдал.

Если совсем уж к сути, то получается следующее. «Первый канал» (российский, чтобы не возникало интерпретаций) передал слова, которых дама не говорила. Не произносила она слов, по всей видимости, что в Ростовской области есть горы. Никто бы не произносил, поскольку гор там нет.

А «Первый канал» на этом поймали — он-то так сделал, в плане поведал, будто она сказала про горы. Передал неправду, то есть. И теперь интерпретации следуют в духе «российская пропаганда все врет». Не первый раз звучат такие интерпретации — на Украине других так и вообще нет.

Тут есть с десяток разнообразных поводов для комментирования, но остановимся только на самых важных.

Первое: в критике, в том числе российских журналистов, звучит будто Псаки является объектом атаки Москвы. Это натяжка, ибо человек, заявляющий о том, что «газ из Европы транспортируется через Украину», неизбежно вызовет у наших медиа вопросы. Ну, представьте, что вы встречаетесь с другом, а он вам на полном серьезе: «Ребят, а вы в курсе, что Волга не впадает в Каспийское море, а выпадает из него?» Крутое заявление, заявка на победу.

Как дальше работают СМИ, после таких заявлений — это важный нюанс. Мы — СМИ в смысле — не являемся профи в каждом вопросе. Мы часто ошибаемся. Почему так происходит: потому что журналист по определению является профессиональным дилетантом, как, кстати, и политик. Я ничего не знаю про гипотезу Пуанкаре, но если почему-то надо — придется писать. Кроме того, даже широкая эрудиция не спасет от глупостей, ты все равно ошибешься, не раз и не два.

Как говорил один знакомый с российских телеканалов, половина их «пропаганды» в эфире, которую со вкусом обсуждают блоги, — ошибки. Вроде того: готовили эфир, заказали видео специальным людям, те вытащили из интернета видео «украинские военные едят детей», а оказалось, что оно из Миннесоты. Или из Колумбии, неважно. Наврали? Факт. «Первый канал» в этом смысле мало чем отличается от остальных — посмотрите хотя бы второй сезон американского сериала «Отдел новостей» о выдуманном американском телеканале. Сюжет всего сезона построен на ошибке в журналистском расследовании.

Но тут возникает вопрос интерпретации, а следом и вопрос восприятия — будто только и исключительно на Псаки набросились.

Это не вполне правда: даже если смотреть на российские телеканалы, то Дженнифер Псаки занимает в телеэфире далеко не самое большое место. Но при этом очень важное — только вопрос почему?

Например, потому что существует такая вещь, как медиа-мем (ну или пословица), устойчивое определение в СМИ, которое может и не быть правдой, но продолжит существовать. Бывший спикер Борис Грызлов не произносил фразу «парламент не место для дискуссий», даже если бы хотел. Изначально он сказал: «Мне кажется, что Государственная Дума — это не та площадка, где надо проводить политические баталии, отстаивать какие-то политические лозунги и идеологии, это та площадка, где должны заниматься конструктивной, эффективной законодательной деятельностью». А только потом, с подачи масс-медиа, это превратилось в странноватую формулу, отменяющую парламентаризм.

Премьер Виктор Черномырдин не говорил «Хотели как лучше, а получилось — как всегда». Вторую часть ставшего затем знаменитым мема за него придумал журналист.

Фразу «после нас хоть потоп» вроде бы и не произносила маркиза де Помпадур и тем более король Людовик. Отто фон Бисмарк ничего не говорил про выигравшего войну школьного учителя. Но!!! Как уж точно говорили в известном советском фильме, «мог бы сказать». Потому и важно даже то, чего человек и не говорил. Почему это все имеет значение, когда речь идет не о Бисмарке, а о Псаки?

Да потому, что пресс-секретарь — лицо далеко не официальное. Но публичное, а потому — важное.

И во многом выступает в качестве или даже вместо начальства. Ну, например, Владимир Путин и его пресс-секретарь Дмитрий Песков — Пескова вы видите в новостях чуть ли не больше шефа. Он озвучивает в СМИ мнение первого лица. Но если Песков скажет, что что-то необходимо сделать (отправиться на Плутон, открыть способ превращения свинца в золото или уничтожить всех тараканов, неважно), а начальнику это не понравится, то пресс-секретарь будет отправлен в отставку за две минуты. Потому что так — правильно. А заявлять то, чего не хочет начальник — неправильно и непрофессионально.

Или вот бывший пресс-секретарь Алексея Навального — вы, может быть, и не слышали про нее. (Хотя ее босс куда круче нее и сам себе пресс-секретарь). Она попросту не смогла его научить общаться с журналистами (да и у самой бывали с этим сложности) — вот он и обещал периодически то скормить политологов львам, то политических оппонентов посадить без суда и следствия.

При этом любой пресс-секретарь — зеркало начальства и, шире, — политики начальства. Условный пресс-секретарь Гитлера в любом случае говорил бы нам что-то вроде «надо уничтожить унтерменшей» (мы ни в коем случае не пытаемся сравнить Дженнифер Псаки с пресс-секретарем Гитлера, Боже упаси!). А пресс-секретарь Сталина ратовал бы за скорейшую коллективизацию, индустриализацию, решение вопроса с врагами народа и мировую революцию. В этом плане Псаки — лицо Госдепартамента США и даже президента Соединенных Штатов Америки.

И что же она нам говорит?

Она нам, к примеру, говорит, что на выборах существуют karuseli и не может это понятие объяснить. Любой российский политизированный обыватель объяснит вам, что такое «карусель». Она рассказывает, как газ поступает в Россию из Европы.

То есть — у всего нашего и украинского истеблишмента понятие об украинской реальности есть, а у нее нет. И говорит она при этом о вроде бы не шутках — о судьбе многомиллионной страны. Причина, как кажется, проста. Псаки, а вместе с нею Госдепартаменту и Белому дому наплевать на Украину. Для них она (да и Россия) занимает в повестке — реальной, а не декларируемой — даже не десятое место. А вот нашим телевизионщикам и политикам — не наплевать. Потому и ищут они высказывания пусть даже пресс-секретаря — лица публичного, но не вполне официального. Ошибаются, само собой, по принципу «осталось полчаса до эфира, а начальство требует».

На многое даже на Украине обижаются — мол, негодяи, имперцы, пропагандисты. Даже не объяснишь, что такое профнепригодные журналисты или пресс-секретари. Дженнифер Псаки вот тоже профнепригодна (ну иначе спросила бы, что такое «карусели» перед брифингом), и ничего, ратует за украинское счастье.

С той стороны океана Украине вообще много чего обещают — демократию, счастье, богатство. Много хорошего и замечательного. И было бы прекрасно, если бы все фразы Госдепартамента (даже если бы Псаки настойчиво рекомендовала Украине отправиться срочно на Плутон или, как говорилось в фильме «День выборов», «приступать к севу зерновых») сбылись. Как говорил в «Короле Лире» граф Кент:

«Желаю выполненья пышных фраз:

За словом дело вслед не всякий раз».

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также