16 декабря, воскресенье

За три года до кризиса

03 июня 2018 / 21:58
Заместитель председателя Общественной палаты города Москвы

Сегодня в обществе все больше говорят о военно-стратегической части послания Владимира Путина Федеральному собранию.

Однако его внутриполитическая часть, направленная на мощный прорыв страны в будущее, на модернизацию всех сфер жизни, территориальное и социальное ее развитие, на преодоление инерции, реализацию социальных программ, формирование экономики знаний, преумножение человеческого капитала также широко обсуждают.

Поэтому нет никакого смысла повторять, что сказал Путин. Очевидно, масштаб заявленных целей, глубина и сложность проблем потребуют от нас немалых усилий и средств уже в ближайшее время. Вот о средствах, в первую очередь, финансовых, много говорят, как союзники и единомышленники, так и критики стратегии развития России.

Единомышленники рассчитывают на повышение производительности труда, рост благосостояния и покупательной способности населения, на увеличение налоговых поступлений в консолидированный бюджет. Неприятели же, а таких много на Западе и у нас в стране, рассчитывают на падение эффективности российского экспорта за счет конъюнктуры рынка и ограничительных мер, на блокирование Западом получения корпоративных кредитов, иностранных инвестиций и технологий для наших стратегических отраслей, общую неэффективность наших бюджетных вложений и  бегство частных капиталов. В общем, на банкротство России, которое вызовет дестабилизацию, дестабилизация будет способствовать углублению проблем, и создастся «спираль деградации» нашей экономики, результатом которой станет изменение политического курса и наша капитуляция перед США. Такая опасность действительно существует, но ее можно предотвратить с помощью разумной внешней и внутренней политики, особенно на данном этапе мирового экономического цикла, когда начался глобальный рост.

Вспомним: колоссальный рост объема, новое качество и экспансивное территориальное расширение открытой глобальной экономики в недавнем прошлом породило феномен пространственно-временной синхронизации всех циклических процессов, если так можно выразиться, «эффект резонанса». Однако, свободное движение товаров, услуг, труда и капитала в условиях растущих подвижности, открытости, прозрачности и глобального расширения предотвращало, точнее, откладывало глобальный перегрев, позволяло справляться с отдельными отраслевыми или относительно локальными финансовыми кризисами (азиатским, доткомов). Но явления цикличности в экономике синхронизировались, входили в резонанс, грозили нелинейными сбросами, ее расширение замедлялось, и отраслевые проблемы ипотеки в США вдруг запустили механизм глобального кризиса 2008 года.

Почти десять лет после кризиса наблюдались депрессивные явления в экономике ряда стран, которые их регуляторы лечили низкими ставками и «количественным смягчением», но к 2018 году фаза депрессии завершена, и глобальный мир вновь входит в фазу подъема. Это чувствуют центральные банки ряда стран, уже ФРС США обсуждает вопрос о повышении ставок, а центральный банк Японии - об отмене политики количественного смягчения. Регуляторы честно пытаются предотвратить перегрев экономик, захватить этот процесс в его начале, и, если не вовсе предотвратить возможный кризис, то хотя бы оттянуть его наступление и смягчить деструктивные проявления.

Это же самое чувствуют и политики ряда стран, но ведут себя совсем по-другому. Дело в том, что сужение их возможностей для экономической экспансии на новые рынки в последние годы, резко усилил внутреннюю конкуренцию национальных экономик внутри глобальной общемировой. Сдержать эту нарастающую конкуренцию транснациональные корпорации и космополитические структуры уже не могут, особенно с приходом новой администрации США: Дональд Трамп резко ставит вопрос о том, что Китай, Германия и ряд других стран получают якобы незаслуженные преимущества в торговле с США, что погружает эту (давно живущую не по средствам) страну в трясину стремительно растущего чистого внешнего долга и, как следствие, к колоссальному росту долга правительства США. Правительство США не желает с этим мириться, и начинает «выкручивать руки» своим партнерам - странам Европейского союза, Японии, Китаю, Южной Корее и другим. В «мире капитала» вновь резко обострились противоречия.

При этом Дональд Трамп отменяет ряд ограничений и уменьшает бремя налогов внутри страны, тем самым старается стимулировать экономический рост и сделать конкурентоспособными ряд американских товаров и услуг, стимулировать американский экспорт не только за счет политических, но и с помощью экономических мер. В этих условиях ФРС США, которая работает отнюдь не в вакууме, вряд ли будет готова к должному ужесточению монетарной политики, что может свести на нет усилия администрации по выведению на уверенный рост американской экономики. Не готова сегодня и Япония к отмене политики количественного смягчения, вряд ли пойдет на ужесточение монетарной политики ЕЦБ в условиях конкуренции Германии за рынок ряда стран, включая и рынок США. Китай будет продолжать вести свою игру, как и Индия, и та же Великобритания, да и все остальные. «Глобальное равновесие», которое блюли Обама, Олланд и Меркель рухнуло, при этом, интегрированная и уже почти полностью синхронизированная глобальная экономика утратила координацию в управлении и возможности регулирования соглашениями правительств на паритетных началах на основе разумного прогнозирования, как планировала некогда «большая двадцатка». Мир стремительно пошел к глобальному кризису, и это уже не остановить.

Дональд Трамп с восторгом говорит об экономическом росте в США, хотя для этого он реально еще ничего сделать не успел. За него это успешно делает фаза подъема экономического цикла. Настало время глобального роста, что, конечно же, не отменяет начавшееся конкуренции стран-лидеров. Потому-то неизбежно, современный мир, страна за страной, отрасль за отраслью, почти синхронно в течение 2020 – 2023 годов войдут в фазу перегрева, за которой последует мощнейший глобальный кризис, подобный кризису 2008 года, но который в этот раз начнется, вероятно, не с ипотеки и банков, а с небанковского и «серого» финансового сектора. Он будет иметь вновь начало в США, но в этот раз болезненно ударит также и по Китаю.

Теперь, что касается России. В период 2018 - 2023 годов эффективность нашего экспорта будет умеренно расти, так как хотя новый мировой лидер по нефтедобыче - США постоянно и будет ее наращивать, но параллельно будет ведь расти также и спрос на нефть и энергоносители, отражая специфику фазы экономического подъема. Будет расти также спрос на сырье, металлы, продовольствие, другие продукты, составляющие основу экспорта России. Ограничительные же меры в отношении России будут действовать, но при этом как положительный фактор, ограничивающий зарубежные корпоративные заимствования и иностранные инвестиции, заставляющий работать в условиях поиска своих финансовых и интеллектуальных ресурсов. Это позволит России отстать в своей фазе подъема от других, не в полной мере синхронизировать внутренний цикл с мировым, и не так болезненно встретить кризис, который ожидаем, скорее всего, между 2023 и 2025 годами (если политика Трампа и ФРС США не приблизят время наступления кризиса на пару лет).

И здесь, самое главное, поверить, что такой кризис все-таки будет, и быть готовым к нему, чтобы с максимальной скоростью, с опережением выйти из него уже к 2026 – 2028 годам, пока еще экономика США будет реально «разорвана в клочья». Как нам к нему подготовиться, хорошо знают наши экономисты, один раз уже подготовились. Главное, еще раз повторю, в наступление кризиса поверить, потому как из года в год, даже из века в век, мир живет надеждой на ровное бескризисное развитие, кризисы же приходят один за одним. Вот когда этот кризис разразится, тогда мы поговорим с США и НАТО уже по-другому, будем создавать систему глобальной координации в предотвращении кризисов и коллективной безопасности. Кто знает, может со временем и удастся достигнуть всеобщего мира без кризисов и войн.


тэги
читайте также