17 июля, среда

Вариант Порошенко

25 октября 2016 / 15:04
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Чего и как хочет добиться президент Украины в рамках переговоров в «нормандском формате», рассказывает обозреватель «Царьграда» и Центра политического анализа Александр Цыганов.

Лидер киевских нацистов Пётр Порошенко снова предпринял попытки переиграть результат недавних переговоров в Берлине в формате «нормандской четвёрки». Хотя точнее было бы даже не так. Не результат переговоров он пытается переиграть — а хотя бы отражение их в прессе и сознании людей. Для чего применяет даже не ложь — это слишком серьёзное слово для характеристики того, что он говорит. Нет, в данном случае со стороны украинского лидера слышится простое, бесхитростное, едва ли не детское враньё. Во всяком случае, держится оно не долее как до первого разоблачения со стороны тех, про кого врал Порошенко.

Классический пример такого вранья представляет собою история, только что рассказанная главой киевских властей. Будто бы он, Порошенко, в Берлине едва не взял за грудки русского президента и на самых повышенных тонах не потребовал от Владимира Путина «прекратить стрелять» в Донбассе.

На кого рассчитано такое вольное прочтение событий, понятно — на оглуплённую, с выметенными напрочь пропагандой мозгами «свидомую» украинскую публику. А как же: публика требует «перемоги», а её всё нет и нет. Ну, хоть на словах предъявить свою крутизну. На фоне реально могучего политического силача Владимира Путина и сам можешь показаться крутым.

Одна беда: как врунишку в школе одноклассники, так здесь президента Незалежной ловят за язык другие участники переговоров. Уже рассказывали, как украинского голову опровергали Меркель с Олландом, когда Порошенко пытался срочно выдать желаемое за действительно достигнутое на переговорах. Теперь же лгунишку вынужден разоблачать — нет, не Путин, не тот уровень, — но пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Информация СМИ о том, что президент Украины якобы требовал от российского лидера «прекратить стрелять» в Донбассе, не соответствует действительности, отметил он. «Никакого разговора на повышенных тонах не было, — заявил журналистам пресс-секретарь президента РФ. — Безусловно, разговор был непростой, но в то же время достаточно деловой и достаточно конструктивный».

Да и вообще понятно, что в Донбассе стреляет не Путин, что если бы не миссия ОБСЕ, явно слепая на «украинский» глаз, то всем давно было бы видно: три четверти всех нарушений перемирия, обстрелов устраивает именно киевская сторона. Да, не всегда это армия, чаще режим прекращения огня срывают добровольные карательные батальоны украинских нацистов. Но какая разница тому же бойцу ДНР или ЛНР, кто на него посылает снаряды? Выдержал один обстрел, другой — а дальше уже надо докладываться командованию и выпрашивать «ответку», чтобы заставить заткнуться зловредного «укропа»…

И вот когда по итогам почти пятичасовых переговоров в Берлине его участники начинают полагать, что им всё же удалось сдвинуть с места колесо минского процесса — которое именно Порошенко изо всех сил не давал крутиться в нужную сторону, — украинский лидер начинает «подчищать» историю…

Ещё одно опровержение был вынужден сделать Дмитрий Песков — и по поводу ещё одного вранья со стороны Петра Порошенко, ещё в одном месте решившего переписать историю.

Так, в Кремле заявили, что не обсуждали вооруженную миссию ОБСЕ на встрече в Берлине. Дмитрий Песков заявил прямо, что «нормандская четверка» на встрече 19 октября не затрагивала вопрос размещения вооруженной миссии ОБСЕ на Донбассе.

«Дело в том, что это именно эвентуальные разговоры. Пока что нет миссии и нет понимания ОБСЕ, как эту миссию можно сформировать, где ее размещать и так далее. Об этом разговоры не велись и не могли вестись, поскольку это очень предметный разговор, зависит от многих обстоятельств», — сказал пресс-секретарь Владимира Путина.

При этом, по его словам, речь шла исключительно о табельном оружии.

А главное, наблюдатели уже отмечали, что Владимир Путин своё принципиальное согласие на размещение миссии при определённых условиях уже давал. Этот вопрос российский президент вообще считал вторичным. Как сказал Дмитрий Песков: «Миссия, вооруженная полицейская миссия, миссия ОБСЕ, вооруженная миссия ОБСЕ. Ее можно называть как угодно. В целом на размещение такой миссии Путин согласился».

Действительно, что поменяется от того, что наблюдатели вооружатся пистолетами? Да пусть даже автоматами — нормальное оружие полицейских. Дело ведь не в оружии, а в праве его применять. А такое право обычно даётся под некоторые задачи. Ну, условно, полицейский может, имеет право стрелять в вооружённого преступника для защиты от него общественного порядка, но не может применять оружие, чтобы, скажем, вынудить продавца на рынке отпустить ему товар бесплатно.

Какие задачи должны быть у вооружённой миссии ОБСЕ? В представлении «нормандской четверки» — те же, что и были: наблюдение за сохранением процесса перемирия. Оружие им нужно для самозащиты, и то — бабушка ещё надвое сказала, понадобится ли оно в таком качестве.

А вот для чего миссию хочет вооружить глава Украины? А вот тут он, в отличие от собственного обыкновения, предельно честен: полицейская миссия ОБСЕ должна контролировать российско-новороссийскую границу. До тех пор, пока контроль над неконтролируемой Киевом частью границы с Россией не получит Украина. А она должна его получить… на следующий день после местных выборов на Донбассе! Об этом Пётр Порошенко и заявил прямо.

То есть: результаты выборов будут ещё не известный, статус республик в составе нового, децентрализованного украинского государства не ясен — а границу уже должно отдать украинцам? Да, считает президент Порошенко. А как ещё — если он уже «сконструировал» будущую реальность? Причём — сразу за всех: и за «нормандскую группу», и за республики, и за ОБСЕ.

И вот по этой логике вооружение миссии ОБСЕ и должно, согласно замыслу Порошенко, стать заменой полноценных пограничных войск! Чтобы могла она при необходимости оружием отражать проникновение через границу мифических русских войск. Чтобы — по той же логике — однажды ОБСЕ схлестнулась с Россией в кровавой стычке, когда любому толковому организатору диверсий из СБУ вздумается устроить провокацию с нападением «русских экстремистов» на миссию…

А что таковые возникнут очень скоро, появись вооружённая погранстража из Европы на границе России, сомневаться не приходится. Президент Украины, в очередной раз вознёсшись в эмпиреи, озвучил свою мечту. Правда, на сей раз аккуратно — в форме возражения противникам минских соглашений в Киеве: «Тот, кто предлагает отменить „Минск“, — он должен предложить альтернативу. Альтернативы две: военное решение конфликта и открытое наступление на РФ. Я прошу сравнить военные бюджеты и возможности, прошу взять на себя ответственность за будущие жертвы».

Нет, он, Порошенко, конечно, не думает нападать на Россию в реальности. Действительно, несравнимые категории — армии России и Украины. А вот другой вариант в подобных условиях и при подобном политическом обрамлении вполне возможен. И Порошенко его тоже озвучивал.

Это вариант Хорватии и Сербской Краины. Там тоже Хорватия три года терпела существование на своей территории практически независимого прото-государства сербов. И тоже вроде как слушала и подчинялась европейским державам, ОБСЕ и прочим, требовавшим мирного разрешения конфликта на базе децентрализации. А потом раз — и перестала слушаться. Заявила, что политическую часть соглашений выполнять не собирается и обрушилась на сербов всею мощью своей армии. И победила. Ведь нечто подобное миссии ОБСЕ в Донбассе разделяло тогда сербов и хорват — вооружённая миссия ООН UNPROFOR.

Сербия тогда не решилась вмешаться. Для этого пришлось бы начать воевать с ООН. При том, что Европа и США только и ждали такого повода с её стороны, чтобы добить, дорастерзать эту страну.

Что ж, остаётся только согласиться, что хорватская модель не просто может, а даже и не может не вдохновлять киевскую хунту. Националисты — что в Киеве, что в Загребе — думают в одной парадигме.

Вопрос не к ним. Вопрос, позволит ли Россия сделать с Донбассом нечто похожее на Сербскую Краину?


тэги
читайте также