15 июля, понедельник

Украина: сила слабых прирастает не проекцией

03 мая 2016 / 13:17
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Если вспомнить известную фразу Маркса, что социальные изменения «никогда не бывают обусловлены слабостью сильных, но они будут вызваны к жизни силой слабых, — то очередным её подтверждением стало обращение одного из лидеров «Русской весны» на Украине, а ныне политзаключённого Харьковского СИЗО Юрия Апухтина.

«Дорогие соотечественники! — передал он из-за решётки. — Спасибо за поддержку нашего правого дела, отстаивающего единство Русского мира и наше великое совместное прошлое. Единство трех ветвей одного народа в очередной раз пытаются разрушить и сделать русских, украинцев и белорусов непримиримыми врагами.

Волна бесправия, вандализма, лжи и дикой русофобии накрыла нашу землю, но я всегда верил и верю в мудрость народа, он все видит и понимает, придет время и он даст оценку событий последних двух лет и воздаст должное всем участникам.

Вся эта наносная пена сойдет, провалятся попытки Запада сделать из нас верных холопов на задворках Европы, мы неизбежно вернемся в свое историческое лоно и совместными усилиями отстоим наше единство.

Эта вера непоколебима, за нами историческая правда великого народа, который никогда не смогут победить какие-то упыри»…

Хорошая речь, мужественные слова. Далеко не каждый осмеливается говорить нечто подобное на нынешней Украине. На нынешней Украине в моде как раз противоположные смыслы: тех самых «вандализма, лжи и дикой русофобии». Всё, что кроме этого, — шёпот. Чуть громче шёпота звук — и жди даже не СБУ-шников, а активистов нацистских движений, подчас — из соседей. И, как высказался однажды глава пресс-центра «Правый Сектор — Схід»» Игорь Мосейчук, «у нас есть полная база контактов участников пророссийских митингов. То есть, адреса, телефоны и другая контактная информация. Поэтому „человечкам“ ничего не стоит прийти к кому-то „в гости“ или встретить около магазина и „помочь донести сумки до дома“, а по пути побеседовать»…

Что ожидаемо в условиях нынешней Украины: никто не сомневается, какого рода будет эта «беседа». Заявить в этих условиях: «Стоял, стою и буду стоять до конца за нашу Правду, никто и ничто не сможет меня сломить!» — это дорогого стоит…

Кто такой Апухтин
Впрочем, тут надо знать, что собою представляет Юрий Апухтин.

Апухтин Юрий Михайлович родился в Обояни Курской области в 1948 году. В Харьков приехал учиться, остался жить. Четверть века проработал в конструкторское бюро по танкостроению имени Морозова — том самом, в котором когда-то начиналась история танка Т-34, а затем и ряда других. Был начальником направления по перспективным разработкам. Знаменитая «Штора», комплекс электронного противодействия высокоточному противотанковому оружию — его, в частности, рук и мозгов дело.

Два высших образования. Кандидат экономических и технических наук, специалист в области информационных управленческих систем.

Депутат областного совета в девяностых годах.

С 2009 года руководитель общественной организации «Великая Русь». В 2013 году выступил инициатором объединения нескольких десятков разрозненных общественных движений, выросших к концу года в Гражданский форум Харькова. С начала 2014 года — координатор Гражданского Форума Харькова. На базе этого форума весной того же года возникло движение «Юго-Восток». С 21 апреля Апухтин — координатор общественного движения «Юго-Восток».

В первый раз арестован 30 апреля 2014 года после организованного с его участием прорыва в Славянск каравана гуманитарной помощи. Затем переведён под домашний арест. В декабре 2014 года повторно арестован и брошен в СИЗО по обвинению по ст. 109 ч. 3 УК Украины «публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя и захвата государственной власти» и ст. 294 ч. 1 «организация массовых беспорядков…».

Собственно, с таким обвинением всё становится предельно ясно. По нему можно сегодня арестовать любого активиста протестов весны 2014 года — той самой «Русской весны», прихода которой так ждали и так надеялись на всём юго-востоке Украины.

Иное дело, что пример Апухтина показывает и другую грань этой темы: обвинить проще, чем доказать. До сих пор, то есть уже скоро два года как прокуратура так и не может даже перед покорным украинским судом обосновать обвинение в том, что Юрий Апухтин 8 апреля 2014 года якобы призвал горожан остановить автобус с милицией, в результате чего протестующие автобус разгромили. Сам же лидер «Юго-Востока» категорически отвергает все обвинения и убедительно доказывает, что в тот момент он проводил митинг совершенно в другом месте. Вот и приходится теперь суду вести дело по довольно тухлой теме публичных призывов «к насильственному изменению конституционного строя». Это кто-кто обвиняет? Та самая власть, которая была захвачена путчистами майдана? Тот самый суд, который должен был бы обвинить (и уже давно посадить, ибо слишком бесспорны доказательства) по той же статье всю киевскую верхушку, начиная с президента Петра Порошенко?

Видимо, из-за осознания слабости обвинительной суд решил обратиться к лингвистической экспертизе того, не содержатся ли в выступлениях Апухтина признаки захвата власти. Эксперт — завкафедрой русского языка Харьковского национального университета имени Каразина, кандидат филологических наук Людмила Педченко — нашла вот что: «Навешивание ярлыков; демонизация врага; крайне негативная картина власти, что может косвенно служить призывом к свержению конституционного строя».

Крайне негативная картина власти! Косвенно может!

То есть логика суда такова: находишь отрицательные стороны в деятельности властей — уже кандидат на цугундер. А высказался по этому поводу — всё, косвенно призвал к свержению!

Демократия на марше! Шагом марш в Европу!

Сила и проекция силы
Сам Апухтин в том же обращении к согражданам несколько затрагивает и этот аспект своей борьбы:

«Убеждения и вера в правоту нашего дела дает мне силы с достоинством держаться в застенках, жестко отстаивать в судах попранную правду и своей непримиримостью к захватившим власть пигмеям способствовать нашей грядущей Победе».

Но до этого идут примечательные слова:

«Спасибо родному Харькову за верность идее русского единства, за неприятие диктата дорвавшихся до власти пигмеев, стирающих историческую память нашего народа. Сжав зубы, он молчит, но это затишье перед бурей, которая сметет этих варваров, уничтожающих, и разрушающих интеллектуальный центр нашего народа».

Если сопоставить, то в результате выходит нечто большее — или меньшее, как посмотреть, — нежели воззвание, горячее, но не более того, борца из-за застенков. Тут кроется и некое послание, обращённое непосредственно к харьковским соратникам. Или бывшим соратникам.

И говорит оно о том, что лично Юрий Апухтин ни от чего не отказывается, и силы держаться в застенках у него ещё есть.

И вот тут один из наших источников предложил обратить внимание на фон, на политический контекст нынешнего положения в протестном движении на Украине.

Но сперва вспомним ситуацию весны — лета 2014 года. Юрий Апухтин был далеко не единственным арестованным тогда активистом. Волна арестов уже к 24 июня накрыла по меньшей мере 22 человека примерно его уровня — лидер «Молодой гвардии» Луганска, народный губернатор Луганска, лидер «Молодёжного единства» в Одессе и там же — лидер Одесского сопротивления, глава «Народного ополчения Донбасса», заместитель народного губернатора Донецка, народный мэр Мариуполя, народный мэр Тореза, лидер Сопротивления в городе Снежное, лидеры и активисты «Антимайданов» Харькова и Николаева, заместитель народного мэра Мариуполя…

В общем, даже если Апухтину теоретически и можно было инкриминировать блокирование трассы возле Изюма во время прорыва конвоя на Славянск (то есть хоть на капельку не политическое обвинение), то вся волна репрессий носила явный политический характер.

И вот тут примечательно, что некоторых арестованных тогда — и позже — активистов освободившимся из-под Киева властям ДНР и ЛНР удалось обменять на пленных, то вот по Апухтину подобных усилий… ну, скажем, в публичной сфере замечено не было.

И вот тут наш информатор и высказал своё сугубо личное мнение о том, что вовсе не все деятели украинского сопротивления в эмиграции хотели бы увидеть такую фигуру как Юрий Апухтин «в своих тесных рядах». Дело в том, пояснил он, что сопротивление разрывают не только репрессии СБУ — этот фактор, понятно, действует только на Украине, — но и прежняя идейная пестрота, которая уже помешала одержать победу в том самом Харькове, который вообще-то стоял в авангарде «Русской весны» на Украине. Плюс действуют различия не только идейные, но и тактические, и нередко личные.

В своё время власти именно Харькова ловко сыграли на этом, приближая одних, обещая другим и избегая третьих. Например, известный ЖЖ-блогер из Харькова mikle1 напоминает «об истоках событий», в которых ему «пришлось принимать непосредственное участие и быть на самом острие разворачивающегося народного сопротивления». «Ещё в конце января 2014 года около тридцати организаций Харькова антифашистской направленности объединились в движение Гражданский форум Харькова и публично заявили о своих целях и задачах, — вспоминает он. — В это время руководители региональной организации уходящей в никуда Партии регионов, губернатор Добкин и мэр Кернес, решили создать мифический Юго-Восточный фронт и попытаться перехватить инициативу у агонизирующего Киева. Ничего из этого у них не получилось, и реванш они решили взять в момент государственного переворота в Киеве 22 февраля этого года и организовали в Харькове съезд депутатов всех уровней Юго-Востока, на котором провозгласили переход всей полноты власти к местным органам Юго-Восточных регионов». Ну, а потом и от этого отказались и благополучно «легли» под ещё очень нетвёрдо державшуюся на ногах киевскую хунту. Пойди они тогда за народом — кто знает, как бы теперь выглядела Украина…

Многие в городе до сих пор вспоминают мощную демонстрацию, которая могла взять здание горсовета, но прошла мимо почему-то к СИЗО, упустив тем самым шанс сделать то же, что было успешно сделано в Донецке и Луганске. Кстати, кое-кто вспоминает, что демонстрацию к СИЗО направил именно Юрий Апухтин…

Так это или не так, сегодня не важно. Революционная ситуация всегда провоцирует на ошибки, на ложные выборы, на пропущенные ходы. Важно, что сегодня об этом вспоминают те, кто, казалось бы, должен быть един в своём сопротивлении киевской власти. В своём сопротивлении, правильнее будь сказано…

А между тем, Харьков по-прежнему остаётся ключом к тому сундучку, в котором хранится смерть нынешнего режима в Киеве. И Киев прекрасно об этом знает. Как отметил сам Юрий Апухтин, там «с гордостью объявили, что в Харькове наибольшее в Украине количество задержанных за сепаратистскую деятельность и возбужденных уголовных дел»!

Активист уверен при этом, что «в Харькове у новых властей нет массовой поддержки населения, в полуторамиллионном городе в её активе только до двух десятков убежденных нацистов, до сотни отмороженных футбольных ультрас, несколько сотен умеренных националистов сочувствующих власти, и на этом поддержка заканчивается».

Правда, и в сопротивление люди активно не идут. По мнению Апухтина, «часть населения напугана нестабильностью, репрессиями к активистам сопротивления и с опаской следит за надвигающейся из Донбасса войной».

Это было сказано, правда, полтора года назад, но ситуация несколько поменялась в цифрах — убеждённых нацистов стало больше», — но не по сути. Об этом рассказал ещё один наш источник, побывавший в Харькове две недели назад. Резюме его довольно красочного рассказа о запуганном и притихшем городе кратко: «Нас там ждут. Ах, как нас там ждут! Даже больше, чем в оккупированных украми наших городах!»

Но изменилось кое-что другое. Если ещё год назад эмигранты из Украины пытались объединиться (те же харьковчане объявили в Москве о создании «Комитета 27 Харьковской Народной Республики»), то последующий период показал нарастание между деятелями сопротивления серьёзных противоречий. Причём иногда в них идёт такой переход на личности, после которого, как говорится, — только стреляться. Кое-кого от самых неприятных обвинений не спасает даже отъезд на передовую в Донбассе, даже на самую-самую передовую — на «Донецкую дугу» Авдеевка — Красногоровка — Марьинка…

Это — признак слабости. А та — результат отрыва от масс.

И что-то с этим надо делать. И активистам что-то хочется делать. Но…

Появление сильного начала в их рядах явственно лишает их того, что они сегодня имеют в своём распоряжении. Это — кончики их былых организаций, благодаря контролю над которыми конкретные лидеры и сегодня могут рассчитывать на этакую «проекцию силы». Не силу, нет — только проекцию. Но и проекция даёт иллюзию власти, авторитет, средства к существованию, в конце концов. Немало волонтёрских организаций тоже ведь привязаны к тем же «кончикам».

Но проекция силы не делает слабого сильным. В данном случае — уж точно. Этим не добьёшься «существенных социальных изменений». Разве что тоже проекцию оных.

И вот с этой точки зрения и будет, видимо, небесполезно ещё раз перечитать обращение Юрия Апухтина. Несомненно, сильного человека, который уже не раз отказывался бежать из Украины, зная, что его арест состоится обязательно. О чём он говорит, утверждая, что в Харькове «затишье перед бурей»? И обещая, что лично он не сдастся?

Не хочет ли он донести до соратников, что приходит время «силы слабых»?

Которую ни в коем случае нельзя подменить проекцией…


тэги
читайте также