23 апреля, вторник

Тезисы о глобализме – 32. Конституция России – поправки 2020 года

04 февраля 2024 / 18:40
историк, политолог, генеральный директор Центра политического анализа, доцент Финансового университета при Правительстве России

Политика укрепления суверенитета стала ответом на вызовы глобалистов, на их стремление диктовать нашей стране, как они диктовали значительной части мира.

Одним из основных ответов стало принятие в 2020 году поправок в Конституцию России.

Напомним вкратце: в январе 2020 года Владимир Путин в своем президентском Послании выступил с инициативой принятия таких поправок с серьезными преобразованиями в сфере дизайна политической системы. Поправки предусматривали перенастройку взаимодействия органов власти, для лучшей координации работы и невозможности «хакнуть» систему извне.

Но после этого было созвано отдельное совещание, которое предложило ряд дополнительных поправок, изменивших не только институциональное, но и базовое идеологическое устройство нашей Родины. Помимо прочего, в Конституцию были внесены поправки, которые отражают ценностные установки нашей страны, те самые традиционные ценности. Такие, например, как уважение к своей истории, вере предков, забота о старшем поколении, значение семьи.

Тогда многие задавались вопросом (и давали на него самые разные, зачастую инструментальные или политизированные ответы): зачем именно сейчас править Конституцию?

Исходя из дня сегодняшнего, ответ ясен: Россия давала понять, что ее внутреннее устройство — это исключительно ее дело. Потому и вопрос с поправками был вынесен на общенародное голосование, хотя действующее законодательство этого не требовало. Следовало показать и нашим гражданам, и что почти также важно, Западу, что российское общество сплочено и готово бороться за свою правду. Граждане этот посыл президента, общественников и парламента услышали и поддержали почти 80% проголосовавших (и более половины от всего населения страны) высказалось за предложенные поправки.

Здесь есть и дополнительный символизм. Ельцинская Конституция 1993 года в известной степени была именно что «Конституцией глобальной России» - государства, встроенного в качестве младшего партнера, проигравшей в холодной войне стороны в мировую политическую систему. Нормы ее копировали американские и французские, в некотором смысле она была Конституцией «сферической страны в вакууме». Прими такую Конституцию Габон или Папуа-Новая Гвинея, удивиться можно было бы только странным названиям регионов.

В остальном это был основной закон без каких-либо «привязок к местности». Впрочем, оно и не удивительно, ведь помимо отечественных юристов значимую помощь при подготовке текста оказали участники проекта Rule of Law, финансируемого Агентством США по международному развитию. Да и иные иностранные консультанты приложили свою руку.

Основной закон не был плох, в нем были учтены права и свободы, базовые конституционные принципы, но он практически никак не отражал страновую специфику. И казалось, что так и должно быть — ведь скоро все границы будут стерты, а «агнец возляжет рядом со львом». Но не вышло. Лев задирал агнцев то в одной, то в другой части мира, и стало понятно: пока не съест всех — не успокоится. Вот затем и понадобилось укрепление армии, консолидация общества и, как венец процесса — закрепление ряда национальных принципов в основном законе страны.


тэги
читайте также