24 августа, суббота

Санкции и уроки истории

20 августа 2015 / 15:45
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Стыдно, но начинать приходится с банальности: история учит только тому, что она ничему не учит.

Это и верно, и неверно одновременно. История, конечно же, учит. Особенно, когда урок оказывается болезненным. Как, например, проигрыш в мировой войне. Поэтому сегодня, в нынешнее технически мирное время, западные «партнёры» России довольно-таки нервно реагируют на опасность скатиться к грани реальной боевой конфронтации. И при необходимости удерживают за ошейник власти в Киеве. Как это произошло на днях, когда уже, казалось, разогнавшаяся в бой на Донбассе украинская армия вдруг притушила интенсивность обстрелов подконтрольных ДНР и ЛНР населённых пунктов, остановила концентрацию ударных кулаков и вообще резко сбавила напор.

Разумеется, это стало одним из последствий перевода знающими людьми слов министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова «Нас тревожит» с дипломатического языка на военный. Но в основе правильного понимания российской дипломатической терминологии лежат именно уроки, извлечённые из истории жизни и политической деятельности Карла XII, Наполеона и Гитлера. Да, и, конечно, из Карибского кризиса.

Во всяком случае, на Западе уже рефреном стали звучать трезвые голоса, говорящие, что при всей мощи американской армии реально она воевала только во Вьетнаме. И результаты той войны никак нельзя назвать вдохновляющими. Дальнейшие военные кампании США, да и НАТО были, по сути, карательными операциями против ничтожного в военном смысле противника. Стоит ли связываться с Россией, у которой не только мощная и хорошо вооружённая армия, но и ядерное оружие? И стоит ли глубоко ввязываться в войну — кстати, о Вьетнаме! — где слабый, коррумпированный и, так сказать, альтернативно законный режим пытается победить хорошо мотивированных и поддерживаемых Россией повстанцев? В своё время маленький Вьетнам при поддержке СССР победил аж саму Америку!

Да, конечно, Россия — не СССР. Но ведь и Украина — не США. А между тем, возможности России в помощи Донбассу, ежели спровоцировать её на настоящее вмешательство, даже и повыше будут, нежели тогдашние возможности СССР снабжать Вьетнам по морю…

Но, к сожалению, уроки истории, как сказано, усваиваются лишь через боль. А потому вышеописанные соображения не затрагивают любимого фетиша Америки — орудия санкций. Несмотря на провал за провалом в его применении (последний пример — Иран, не только вполне выживший под ними, но и ни на йоту не изменивший своей политики, и даже, судя по истерике в Вашингтоне, выигравший дипломатический поединок вокруг своей ядерной программы), Штаты вновь и вновь угрожают им, словно маньяк — окровавленным ножом.

Да, нож — это тоже оружие. И учитывать его наличие в своих действиях стоит. Но не стоит и преувеличивать его опасность. Во всяком случае, именно дата 20 августа заставляет в очередной раз вспомнить, что Вашингтон накладывал на Россию санкции не раз и не два — но как-то всегда результатом их оказывался пшик. Не без потерь и для нас, конечно, — но зато всегда с полезным в итоге результатом, который сегодня описывается популярным словом «импортозамещение».

В этот день 32 года назад Штаты ввели эмбарго на поставку нам оборудования для строительства и оснащения трубопроводов. Трубы, турбины, насосы и прочее. Наказывали, кстати, за Афганистан. Да-да, который оккупируют теперь сами. При этом эмбарго касалось всех, в том числе страны и компании, которые работают на американском рынке или с американскими технологиями. Присоединяйся — или проиграешь, так это называется.

В общем, это было серьёзно. Других торговых партнёров с высокими технологиями, кроме Запада, у СССР тогда не было. В отличие от нынешней России, которая ныне входит сразу в несколько прекрасно работающих торговых союзов и партнёрств с входящими в первую десятку планеты экономиками. Китай, Индия, Бразилия и так далее.

Как и теперь, санкции тут же в первую очередь задели союзников США. В тот раз это были Великобритания и та же многострадальная Германия. Компании, которые работали в этих странах с Советским Союзом, оказались под угрозой сразу с двух сторон. За срыв контрактов им грозили крупные денежные штрафы (привет, «Мистрали»!), за соблюдение их — потеря бизнеса в Америке, доступа к технологиям и тому подобное. Куда ни кинь — всё клин.

Но было одно «но». На фоне нынешних политических деятелей, стоящих во главе стран Запада, тогдашние — настоящие титаны. В Англии правила Маргарет Тэтчер. Которая тут же начала серию переговоров с Вашингтоном, результатом которых стал вывод участвовавших в сделке с СССР британских компаний из-под действия американских правил о контроле за реэкспортом продукции. В ФРГ к власти пришёл будущий объединитель Германии Гельмут Коль. Политический «отец» Ангелы Меркель. Только в отличие от неё, он не противостоял собственному национальному бизнесу, а вместе с ним изящно обставил Вашингтон, настояв на том, что-де с Москвой у Германии не торговля, а бартер — газ завтра в обмен на трубы сегодня, а во-вторых, сделка эта была заключена раньше и давно, в 1970 году, а потому под эмбарго не попадает.

Впрочем, ещё бы немцам действовать иначе! Они разок уже обожглись на том же самом. Поучаствовали в санкциях отмщения за Карибский кризис 1962 года. Проблему, как обычно, создали американцы, установив свои ракеты в Турции. Русские ответили, установив свои ракеты на Кубе. А теперь немцы должны были прекращать поставку труб большого диаметра для нефтепровода «Дружба».

Европейская солидарность уже тогда не знала границ. И немцев сразу же обошли Британия с Италией, отказавшиеся поддержать санкции. Но главное, Советский Союз, как сегодня Россия, «импортозаместил»: в короткий срок в Челябинске был построен «Стан 1020», а на Харцызском трубном заводе подняли Трубоэлектросварочный цех № 2, продукция которого вполне заменила немецкую. И суровые уже тогда челябинские парни написали на первом же своём изделии: «Труба тебе, Аденауэр». Так звали тогдашнего канцлера ФРГ.

Собственно, осталось добавить две детали.

В первом примере речь шла о трансконтинентальном газопроводе Уренгой-Помары-Ужгород. Который всё равно был, как мы знаем, построен и который до сих пор снабжает Европу газом. И главное — на котором сегодня висят остатки украинских валютных доходов. Те, которые не являются подачками от западных «союзников».

Во втором примере упомянут Харцызский трубный завод. Он производил, в частности, электросварные прямошовные трубы диаметром до 1420 мм и тем, в частности, доставлял немало головной боли российским конкурентам. Они долго никак не могли зацепиться за собственный рынок, почти полностью занятый украинскими коллегами.

Украинская послемайданная власть оказалась по факту благожелательно настроена по отношению именно к россиянам. Затеяв войну против Донбасса — а Харцызск лежит рядом с Донецком и ныне находится на территории Донецкой Народной Республики, — хунта не нашла ничего лучшего, как подвергнуть завод артиллерийскому обстрелу. Завод встал, потом вроде бы заработал, опять встал… Что-то там сейчас ещё делается, но цифры говорят об этом красноречивее слов: если за 2014 год ХТЗ произвёл 238,2 тысяч тонн труб, несмотря на остановки из-за боевых действий, то в первом полугодии нынешнего года — лишь 66,3 тысячи тонн. С ещё более красноречивой динамикой последних месяцев: май — 20 тысяч тонн, июнь — 2,4 тысячи тонн, июль — ноль…

Достаточно ли это больно, чтобы хоть этот урок истории оказался, наконец, выученным?


тэги
читайте также