26 февраля, среда

Русское экономическое чудо

17 ноября 2014 / 19:05
экономический аналитик

Накопленные аналитические данные позволяют выделить ряд общих черт в экономической политике стран, добившихся экономического чуда.

Начавшаяся в мире третья промышленная революция открывает перед мировой цивилизацией самые блестящие и широкие перспективы не только в сфере науки и техники. Внедрение её достижений даёт возможность совершить столь желаемый для каждой страны экономический скачок, т. е. такой стремительный экономический подъём, который может позволить на много лет опередить другие страны-конкуренты, обеспечить процветание экономики и высокий уровень жизни населения. В свою очередь, экономические успехи чаще всего создают политическую стабильность в стране и приводят к тому, что правящий лидер страны становится политическим долгожителем.

Не случайно, что такой успех получил название экономического чуда.

Примеры такого чуда, правда, можно пересчитать по пальцам.

К числу наиболее ярких примеров можно отнести немецкое экономическое чудо (с 1955 по 1970-е годы), японское экономическое чудо (феноменальный рост японской экономики, начавшийся с середины 1950-х и продолжавшийся до нефтяного кризиса 1973 года), экономический подъём в Чили (второй половины 1970-х годов), триумф «азиатских тигров» (Южная Корея, Сингапур, Гонконг и Тайвань, чьё экономическое развитие шло очень высокими темпами в 1980−90-е годы). И, разумеется, Китай.

Каждый такой случай экономического чуда попадает в центр внимания мировой общественности, становится важнейшим событием мировой политики и предметом зависти со стороны остальных стран, и поэтому тщательно изучается и анализируется.

Накопленные аналитические данные позволяют выделить ряд общих черт в экономической политике стран, добившихся экономического чуда.

Как правило, все эти страны сначала переживали тяжелейший национальный кризис, когда их будущее было покрыто туманом. Их экономика, как и вся страна, лежала в руинах, а население испытывало унизительную бедность. Ресурсов, включая денежные средства, практически не было. Им оставалось либо дальше деградировать, либо самоотверженно трудиться во имя своего будущего и новых поколений.

Но всегда в основе экономического чуда лежало счастливое стечение внешних обстоятельств или удачная ситуация для страны, что открывало для неё уникальную возможность создания стимулов для создания и быстрого развития новой экономической модели.

Для Западной Германии это было начало холодной войны и связанный с ней план Маршалла по послевоенному восстановлению Западной Европы. Для Японии — помощь США в демилитаризации военной промышленности и экономики самурайской Японии. Для Чили — поддержка со стороны США военного режима Пиночета, свергнувшего социалистическое правительство Альенде. Для «азиатских тигров» — создание американцами противовеса коммунистическому Китаю в регионе, а также вывод промышленного производства из стран Запада в страны с дешёвой рабочей силой. Эта миграция западного промышленного производства также стала благом и счастливым шансом для Китая, равно как и стремление западных компаний освоить и занять бездонный китайский рынок.

Для России шанс давали стабильно высокие цены на энергоресурсы, остававшиеся таковыми в течение более десяти лет.

Другой общей характерной чертой было то, что основой и условием экономического скачка было, в первую очередь, стремительное развитие высокотехнологичных отраслей промышленности, ориентированных на экспорт. Для экономического рывка необходимо осуществить создание новой современной промышленной базы страны.

Разумеется, экономика должна подниматься равномерно. Можно и нужно развивать сельское хозяйство, малый бизнес и т. п. Однако развитие этих отраслей экономики способно обеспечить лишь насыщение внутреннего рынка, но не экспорт и попадание в число лидеров мировой экономики.

Поэтому сегодняшние западные санкции против России могут, безусловно, привести к пробуждению российского села и малого бизнеса, а импортозамещение способно оперативно заменить продукцию — но только ту, которая потребляется внутри страны. И всё же эти меры вовсе не обеспечат высокий экономический скачок в целом по России.

Опыт показывает, что не может быть успешного однобокого развития экономики, то есть, осуществляемого на базе только одной отрасли. Иначе такая экономика может быстро обвалиться, как в итоге произошло в Чили.

Для нас важно понять, насколько экономическое чудо возможно в России и можно ли заимствовать опыт вышеперечисленных стран?

Исторический опыт показывает, что в условиях широчайшей географической протяжённости России невозможно обеспечить как одновременные темпы экономического роста, так и одинаковую отраслевую составляющую экономического подъёма. Косвенно это подтверждает пример США, где восстановление экономики после Великой депрессии 1929−33 г. г. происходило в разных штатах по-разному. Таким образом, нельзя ожидать одновременного и всеобщего подъёма экономики России на всём протяжении от Балтики до Тихого океана.

А вот применительно к регионам России вполне допустимо говорить о возможности скачка в развитии там отдельных отраслей экономики.

Дальний Восток, например, обеспечен сырьём для рыбной промышленности. Резервы экономического роста заключены в создании и модернизации предприятий переработки морепродуктов, а также развитии судоходства, морских путей и портов на Дальнем Востоке. Именно поэтому президент Путин недавно вновь инициировал реформирование и ускоренное развитие Дальневосточного центра судостроения.

Восточная Сибирь, в силу суровых климатических условий, неспособна обеспечить возможность создания и бесперебойного функционирования многих отраслей промышленности, но регион занимает ведущее место в мире по добыче и переработке энергоресурсов. Именно это направление экономической деятельности следует развивать в данном регионе.

Поэтому региональное (по-другому, территориальное) разделение труда — это объективно правильно и, зачастую, единственное направление развития и подъёма экономики России в целом.

Для обеспечения возможности экономического подъёма в каждом отдельно взятом регионе России необходимо разработать свою региональную программу развития экономики.

Тогда территории опережающего развития появятся по всей России. Примером такого документа является «Государственная программа Российской Федерации «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона», которая была утверждена правительством в апреле текущего года.

Пока же таких серьёзно проработанных программ, к тому же обеспеченных масштабной поддержкой со стороны государства, бюджетным финансированием и всеми необходимыми ресурсами, в России крайне недостаточно. Можно отметить только программы в отношении Курильских островов и Калининградской области.

Кроме того, в России пока явно нет специалистов, способных реализовать такие региональные программы. Не случайно, вышеупомянутая программа развития Дальнего Востока пришла на смену аналогичной программе, утверждённой всего лишь годом раньше, в 2013 году, которой так и не удалось отметиться какими-либо заметными результатами и достижениями.

Кроме того, общим является то, что в странах, создавших экономическое чудо, был избыток дешёвой рабочей силы. В современной России ситуация сложилась совершенно противоположная — очевиден дефицит трудовых ресурсов. Можно пойти по примеру ФРГ и продолжать привлекать трудовых мигрантов. Но это должны быть промышленные и научные, квалифицированные работники, но явно не те, которых мы сегодня видим на наших улицах.

В заключении надо отметить, что в условиях западных санкций для России резко сокращается возможность экономического скачка.

Этому помешают запреты на импорт в Россию современных технологий и закрытие западных рынков для российского промышленного экспорта.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также