17 июля, среда

Референдум, который пах нефтью

22 сентября 2014 / 23:46
руководитель PR-агентства «Глейпнир»

Шотландский референдум о выходе из состава Соединенного Королевства приковал к себе взоры всего мира.

Шотландский референдум о выходе из состава Соединенного Королевства приковал к себе взоры всего мира. Процесс, который начался с обретением одной из территорий Великобритании собственных полноценных органов власти, парламента и правительства, едва не закончился появлением на карте Европы нового национального государства. Наблюдатели не сомневались: успех шотландцев спровоцирует парад суверенитетов по всему миру.

Ближайшими в очереди за самостоятельностью должны были стать территории, объединенные под рукой другого европейского монарха: аналогичные референдумы готовят в испанской Каталонии и Стране Басков. Недавно проведенный в виде социологического опроса «референдум» жителей итальянского Венето показал — жители этого региона хотят отделиться.

О том же грезят и националисты Баварии — богатейшей из земель федеративной Германии, уже много лет не желающие «кормить» Берлин, особенно восточный.

Собственно говоря, и Шотландская национальная партия, сегодня контролирующая правительство и парламент региона, пришла к власти благодаря лозунгу: «Это шотландская нефть!»

Да, факт залегания в непосредственной близости именно от шотландских берегов 60 процентов запасов «черного золота», разведанных в ЕС, серьезно расстроил юмористов, предлагавших потенциальному независимому государству искать доход в экспорте виски и туризме.

Нефть — экономическая основа претензий шотландцев к правительству Великобритании. Корона тратит сегодня доходы от экспорта нефти не на решение внутренних социальных проблем государства, а, например, на поддержание боеготовности ядерного арсенала. И армии, способной успешно участвовать в военных кампаниях, таких как в Афганистане, Ираке. И, стоит добавить, в крупномасштабных и спорных учениях на Украине.

Да, когда твоей землей правит Британия, объединившая народы острова несколько сотен лет назад, это для шотландского храброго сердца еще терпимо. А вот когда приказ, где умереть твоему сыну, отдает бывшая колония — это уже перебор. Но такие приказы из Вашингтона поступают все чаще, а брюссельские и лондонские чиновники этому лишь потворствуют. А ведь для одной Шотландии собственной нефти у ее берегов вполне достаточно, ей залежи Ирака ни к чему.

Так что, стоит продолжить эту логику и, вслед за французским подразделением «Хаффингтон пост», объявить начало конца для объединенной Европы. Ее бюрократия финансируется в основном лишь несколькими странами. И Британия в их числе. Сегодня социально-экономические проблемы делают все сложнее задачи по обеспечению таких крупных проектов.

С другой стороны, пока речь шла о транснациональном развитии возобновляемых источников, международной логистике, атомной энергии или об освоении космического пространства, особых нареканий нет. Но лишь стоило заговорить о войне, как национальные элиты начинают напоминать: «Вы не это нам обещали!»

Они отчасти повторяют логику нынешних заявлений руководства России, апеллирующего к нормам ВТО, которым введенные против нашей страны санкции прямо противоречат.

А уж с процессами на юго-востоке другой европейской страны — Украины — здесь напрашивается прямая аналогия. Только там население богатого и промышленно развитого региона было несогласно со сближением государства с Евросоюзом, нуждающимся в финансовых донорах. И с НАТО, основной задачей которого в последние годы, похоже, стал поиск стран, которые были бы готовы пожертвовать своими солдатами в военных кампаниях, с плохо скрытым экономическим интересом, инициированных США.

Альтернативой для юго-востока Украины и тогда, в начале, и сейчас является сближение с Россией и международными организациями, созданными при ее участии и базирующимися на совсем иных принципах. Тот же Таможенный союз во главу угла ставит экономическую взаимопомощь, создание единой системы обмена технологиями, развития энергетики, транспорта и торговли. Ко взаимной выгоде.

Военные и полицейские силы в рамках этих объединений, разумеется, также сотрудничают. Но, исключительно в целях коллективной обороны, борьбы с преступностью и терроризмом. Вспомним, даже в наиболее острых ситуациях, таких, как кризис в Южной Осетии, операция по принуждению к миру проводилась вооруженными силами Российской Федерации, а не, допустим, Казахстана, лишь под руководством русских офицеров.

Так что, в ставшем достоянием общественности после воссоединения с Крымом, обмене шутками, якобы, имевшем место между российскими дипломатами, есть лишь доля шутки. Помните, как голос, похожий на голос посла РФ в Эритрее, говорил о намерениях «присоединить Каталонию, Венецию, а также Шотландию»?

Если серьезно, то в мире давно назрела необходимость создания еще одного «полюса мира». Объединенная Европа могла бы стать таким полюсом.

Но руководство ведущих стран ЕС предпочло оставить основные направления международных взаимоотношений прежними. Следующая альтернатива — Евразийский проект. Это понимают и этого боятся геополитические конкуренты России. Но, как показала кампания в Шотландии, противопоставить им этому особенно нечего.

Вдумаемся в результат: 55 процентов высказались против «развода», 45 — за независимость. При таком раскладе даже рекордная явка в 84,5 процента не является достаточной для того, чтоб можно было однозначно сказать, в пользу какого из вариантов высказалось большинство. Представьте на минуту, что оставшиеся дома 15,5 процентов шотландцев — сторонники независимости. А если учесть те шероховатости, что отмечают на месте наблюдатели из России? Например, тотальный запрет на фото и видеосъемку процесса голосования и общую договоренность между политиками: результаты не будут пересчитаны ни при каких обстоятельствах.

Все это — проявления страха сторонников однополярного мира, и причины надежды для приверженцев разумного баланса. Надежды, что перед угрозой распада, правительства Европы будут руководствоваться интересами представляемых ими на международной арене народов. Тогда они смогут вернуться к цивилизованным формам международной конкуренции — с помощью инструментов дипломатии и экономики, но не войны и террора.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также