20 сентября, воскресенье

Расшифрованная Женева

18 апреля 2014 / 20:11
политолог, генеральный директор Центра политического анализа

Самым главным результатом переговоров в Женеве можно считать тот факт, что между всеми тремя сторонами – Россией, ЕС, США – все же было достигнуто соглашение об урегулировании на Украине.

Самым главным результатом переговоров в Женеве можно считать тот факт, что между всеми тремя сторонами — Россией, ЕС, США — все же было достигнуто соглашение об урегулировании на Украине. Ведь, положа руку на сердце, большинство считало, что переговоры эти пройдут бесплодно: посидят, поговорят, состыкуют позиции, но никаких документов не будет подписано. Никаких соглашений достигнуто не будет. Это утверждение оказалось в корне неверным. Находящиеся с разных сторон баррикад в ходе украинского конфликта, Россия и ее западные контрагенты сделали значительные шаги друг другу навстречу, и в результате смогли задать четкие и недвусмысленные рамки для урегулирования на Украине.

Еще несколько дней назад подобный прорыв казался невероятным — общение русских и американцев с европейцами напоминало практики холодной войны, когда обе стороны говорят о своем, но не слушают друг друга. И пусть, основная вина здесь лежала на твердолобых аризонских парнях из американских ястребов, а мы же вынуждены были лишь реагировать на циничные и откровенно хамские инвективы, это не шло на пользу взаимопониманию и доверию. Казалось, последнее уже окончательно растаяло, а первого достигнуть так и не удастся. К счастью, мы ошибались: России, США и ЕС все же удалось договориться.

Положительный исход переговоров был обеспечен, при том, что сроки на их подготовку были поистине авральные. Ведь, переговоры в Женеве состоялись менее, чем через неделю, после резкой деградации обстановки в юго-восточных областях Украины. Сроки проведения, договоренность о месте встречи, готовность сторон приехать — все это было сделано крайне оперативно. Напомню, что так называемый «План Саркози» по ситуации в Южной Осетии в свое время готовился, формулировался и принимался в течение месяца после начала конфликта. В Женеве со всем разобрались за несколько часов, а готовились лишь неделю. И надо сказать, что результаты Женевы крайне впечатляющие.

Теперь о содержательной части соглашений.

Первое.

Женевское соглашение, по сути, означает, что Украина признает, что Крым отделился и вошел в состав Российской Федерации.

Надо понимать, что достигнутые накануне договоренности для Украины — единственный шанс на сохранение слабого подобия единства страны. Соглашаясь на консенсусные условия России и Запада, Украина получила возможность мирным путем решить вспыхнувший между Киевом и Юго-Востоком конфликт. При этом, не поставив даже вопроса о Крыме, Киев отказался от претензий на наш, российский полуостров.

Второе.

Сам факт проведения переговоров, и их итоги свидетельствуют, что существует довольного высокого уровня консенсус между тремя сторонами: Россией, ЕС и США.

Несмотря на звучащую сегодня жесткую политическую риторику от тех или иных фигурантов дипломатического процесса, у всех трех реальных игроков подход по разрешению ситуации на Украине более-менее одинаков. Он заключается в том, что стороны заинтересованы в том, чтобы процесс нормализации обстановки на Украине шел в правовом поле, чтобы никакие так называемые «революционные» силы, заинтересованные в эскалации конфликта, не брали на себя ответственность за ситуацию, чтобы насилие в стране прекратилось в любой форме, чтобы в конституционном процессе на Украине участвовали исключительно легальные, легитимные игроки. И, пожалуй, все три игрока все же заинтересованы в сохранении единой Украины.

Последний тезис тем более важен, что новоявленные власти Украины совершенно сами в единстве своего государства не заинтересованы. Поэтому трем высоким договаривающимся сторонам пришлось таки посадить в угол переговорной украинского и. о. министра, где тот тихо сидел и слушал, как надо обустраивать Украину. И это — ничуть не унижение, ведь, юридически и фактически легитимность и легальность новой власти ничтожна.

Поэтому третье.

Рамки женевского соглашения, как бы этому не противился Киев, должны быть и будут применимы к обеим сторонам конфликта — к Западу и к Юго-востоку Украины.

Поскольку Россия не согласна с тем, что нынешняя власть в Киеве легитимна, для нас до выборов 25 мая именно Виктор Янукович является легитимным президентом Украины. Соответственно, майдановцы и сторонники сил сопротивления юго-востока находятся в равных условиях. Обе стороны должны выполнять достигнутые в Женеве договоренности. Новые так называемые власти Киева в этом контексте абсолютно идентичны по правовым и политическим полномочиям тем властям, которые были выдвинуты в ходе «русской весны» на Юго-востоке. Повторюсь — исходя из буквы и духа договоренностей в Женеве, народные власти Юго-Востока и самопровозглашенные власти Киева — равновеликие величины, и относиться к ним необходимо только так.

Возникает вопрос, почему же Россия не стала настаивать на участии в женевских переговорах представителей юго-востока Украины, несмотря на то, что изначально такая идея имела место быть. Надо сказать, что от этой идеи отказались не по той причине, что Россия не видит в представителях юго-восточной власти субъекта внутриукраинских переговоров, а потому, что в ходе женевских переговоров Украина вообще не была их субъектом. Наличие или отсутствие украинской стороны за столом переговоров не являлось основополагающих фактором успеха переговоров. Присутствие и. о главы МИД Украины — всего лишь добрый жест со стороны его хозяев, чему российская сторона не стала противиться. Тем более, что и само «участие» оказалось довольно таки унизительным для киевского назначенца. Достоинство же новых властей Юго-Востока не пострадало по той причине, что они не подверглись унизительному отношению со стороны европейских игроков.

Четвертое (исходя из вышесказанного).

Женевские договоренности — краеугольный камень для построения легитимной новой власти на Украине.

Деэскалация конфликта с обеих сторон является обязательным условием урегулирования ситуации. Второе условие — федерализация или, как ее называют в Киеве, децентрализация. Причем, один термин не противоречит другому. Оба подразумевают конституционную реформу, и единственный вопрос заключается в том, каким образом будет определен формат изменения украинской конституции. Если ее будет валюнтаристски менять депутаты Рады под дулами автоматов, очевидно, что подобный подход чреват дальнейшей эскалацией конфликта. Федерализация и деэскалация равные и обязательные условия для исполнения. Говоря о последней, в том числе, речь идет и о предоставлении свободы лидерам юго-востока. Если Павел Губарев и остальные, томящиеся сейчас в изоляторах МВД и СБУ, не будет отпущены на свободу, значит, Киев срывает исполнение своей части соглашений. А значит, говорить о каком-либо исполнении женевских соглашений со стороны Юго-Востока не приходится. Если не будут освобождены правительственные здания в Киеве, требовать от Юго-Востока, чтобы там освобождались административные здания, бессмысленно.

Пятое.

Подписавшись под документами, наравне с Москвой, Европа и Америка официально признают Украину зоной приоритетных стратегических и геополитических интересов России.

Все годы, начиная с 1991, нам в принципе отказывали в праве оные интересы иметь за рамками российской границы. Да и в последнее время разве иной была ситуация? На нас пытались давить при помощи экономических санкций, люстрационных списков, лишения права голоса нашей страны в международных организациях, сворачивания сотрудничества в тех или иных областях, гуманитарных демаршей в виде запретов гастролей наших артистов и так далее. Это был язык угроз. Он, как поняли Европа и США, оказался совершенно неэффективным. Теперь настало время дипломатии и первый же шаг фиксирует отнесение Украины к российской зоне влияния. Тем более, что Россия в мировой политической повестке вот уже два года (с марта 2012) выступает ключевым игроком. Мы все видели успех российской дипломатии в сирийском вопросе, который позволил избежать кровопролития. И на Украине наша страна делает все зависящее от нее в вопросе деэскалации конфликта. Как один из крупнейших мировых игроков, мы заинтересованы в сохранении стабильности в этой стране.

Шестое.

На Украине не началась война.

Тем не менее, вопреки циничным призывам и заявлениям Евросоюза, обращенным к Совету Федерации, право на применение силы на Украине остается за российским президентом. Да, украинские власти на сегодня нелегитимны, но за Москвой остается право признания или не признания результатов выборов 25 мая. И именно поведение новых украинских властей (причем, и с запада, и с юго-востока), является залогом того, дарует ли Москва легитимность киевскому руководству после 25 мая, или же эти власти будут ровно в том же положении, что и нынешние и. о.

Седьмое, и последнее.

Соглашение подписано Россией, США и Евросоюзом. Мы не являемся единственными гарантами его выполнения.

Более того, подписанное соглашение нужно, в первую очередь самим украинцам, для того чтобы две Украины — Юго-Восточная и Западная — смогли договориться о том, как им жить дальше. Вместе. Порознь. И жить ли вообще. Ведь, если западенцы не смогут договориться друг с другом, — это в первую очередь проблема Украины, а не высоких, договорившихся в Женеве, сторон. Для Украины определены рамки, в которых украинцы могут мирно решить свои вопросы, не стреляя друг в друга. И, безусловно, в этом главная заслуга — Российской Федерации и лично Владимира Путина.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также