26 апреля, пятница

Подлинная история еврейских магов в Хогвартсе

04 октября 2019 / 13:27
писатель

"Джоан Роулинг… во вторник в твиттере подтвердила, что еврейских волшебников принимали в Хогвартс" - "Дейли ньюс".

огда я поступил в Хогвартс той далекой осенью 1949 года, я очень нервничал из-за того, что я - еврей. По правде говоря, многие из антисемитских моментов к тому времени уже ушли в прошлое, свиней больше не заставляли левитировать, езду на еврейском горне переименовали в квиддич, а свастику в качестве официального символа школы заменили на нынешний дурацкий герб в виде щита (правда, немного с запозданием, в 1938-м).

В общем, антисемитизм в мое время хоть и не был явным, но не был и менее распространенным. Это был антисемитизм оговорок - вот доброжелательный профессор указывает, что я держу волшебную палочку "в семитском стиле" или замечает, что заклинание, которое я выбрал, было "коварным". Это был антисемитизм негласных допущений – никто из преподавателей не считал, что я имею право на мечты стать мракоборцем или получить пост в Министерстве магии, даже несмотря на то, что евреи работали и там, и там уже десятки лет. Наоборот, они хотели, чтобы я просто занимался тем, чем евреи занимались всегда - торговлей плащами-невидимками или волшебными палочками.

И еще это был антисемитизм исключения. Как и все еврейские ученики в эти времена я знал, что у меня нет ровным счетом никакой надежды попасть на один из четырех главных факультетов. Вместо этого мне предлагался весьма неаппетитный выбор либо поступить на еврейский факультет, Хиллелиарий, либо вообще не пойти учиться. Ни один еврей не имел права перейти порог главных факультетов (не считая суровых эльфов-евреев из прислуги Слизерина), пока в 1956-м, когда я учился в последнем классе, в Пуффендуй не приняли звезду квиддича Мейера Левинсона. Я дружил с Мейером, он был настоящим героем для остальных еврейских студентов, и он признавался мне, что в Пуффендуе, несмотря на то, что его обожали за спортивный талант, и он был для них идолом, даже он не мог временами не замечать на себе презрительных взглядов. Пройдет еще двадцать лет, прежде чем Когтевран начнет принимать заметное число евреев, и это будет единственный из факультетов Хогвартса, который занимался обучением магии евреев, негров и геев, пока Парламент в 1992-м не заставил это делать все факультеты. Да, в 1992-м.

Сегодня эти факты удивляют студентов Хогвартса, особенно тех, кто в школе неплохо познакомился с долгой традицией иудаизма. Евреям позволили поступать в Хогвартс с 1978 года, после того как директор школы Евпраксия Моул получила ставшее знаменитым письмо от главного диббука Польши. Но еще задолго до этих дней ассимилировавшиеся маги еврейского происхождения оставили свой след в Хогвартсе. Возможно, самым известным был брат Дизраэли, маг Найджел (Когтевран, 1829), но еврейское влияние в Хогвартсе можно проследить и раньше. Здесь очень тепло встретили Маймонида в 1191, и хотя приглашение, направленное Спинозе прочитать курс лекций в 1652-м встретило бурю протеста, организаторы аккуратно подчеркнули, что они были вызваны яростным неприятием философом магии, а не его исключением из еврейской общины.

Настоящий поворот к антисемитизму в истории Хогвартса случился в 1920-м, когда прием еврейских учеников в школу за счет высоких результатов тестов на магические способности поднялся до тридцати процентов. Кругом начали жаловаться, что "образ школы" начал меняться. И хотя это были разрозненные голоса, трудно было не понять, что они означают. Консервативный Совет управляющих (который вплоть до включения в него Роберта Рубина в 1995-м не включал ни одного еврея) оказал серьезное давление на главу школы Финеаса Найджелуса Блэка, дабы он "что-то с этим сделал", и прием 1926 года стал первым, когда был введен печально знаменитый ценз для евреев, продержавшийся почти пятьдесят лет. Ценз, конечно, не имел определенного численного выражения, это были лишь рекомендации для приемной комиссии поменьше уделять внимания результатам тестов на магические способности в пользу более-менее нечетких дополнительных показателей, таких как характер, телосложение и дикция. Но этого было достаточно.

Безусловно, ситуация в Хогвартсе даже близко не напоминала ту, которая сложилась в Восточной и Центральной Европе, где такие знаменитые еврейские маги как Фрейд и Эйнштейн потеряли право преподавать и были вынуждены направить свои способности на то, чтобы создавать забавные теории для магглов. Не был Хогвартс и источником антисемитского насилия, которое можно было наблюдать в неспокойные годы после Первой Мировой войны во множестве школ волшебников в Венгрии и Австрии. Здесь на студенческих "демонстрациях" часто выкрикивали так называемые еврейские проклятья - грубые заклинания, из-за которых пейсы становились обжигающе горячими, филактерии туго затягивались петлей на шее, и, разумеется, знаменитое "kipas versare" ("крутись кипа!").

И никогда в Хогвартсе евреи не подвергались фанатичному преследованию, и если я здесь вспоминаю все эти даже мелкие обиды, то только ради того, чтобы в будущем не нашлось никакого места антисемитизму, даже в скрытых формах. Сейчас, когда я пишу эти строки, я утираю слезу печали, но также и надежды – ради всех тех еврейских волшебников и волшебниц, которые за многие годы пересекали порог Хогвартса, и многих тех, кто это сделает в будущем.

Источник


тэги
читайте также