19 августа, пятница

Кто настоящий антисемит?

28 июля 2022 / 10:59

В 2017 году, когда меня пригласили принять участие в 14-й Документе, я предложил поставить перформанс. Я подготовил текст, посвященный страданиям и гибели бесчисленных мигрантов, прибывающих из стран, где война и голод делают жизнь невыносимой.

Каждый год тысячи мигрантов погибают, утонув при попытке пересечь Средиземное море, а миллионы депортируют и содержат в концентрационных лагерях, которые Европа построила вдоль всего побережья от Турции до Ливии, от Лесбоса до Апулии и Кале. Многие из них бегут от последствий европейского колониализма и климатической катастрофы, вызванной в первую очередь европейским ископаемым модерном. Название моей работы – «Освенцим на пляже» - я придумал в дань памяти жертвам нацизма в прошлом веке, так и жертвам современного европейского расизма и неоколониализма.

Анонс моего выступления вызвал протесты в немецкой прессе, и небольшая группа граждан приехала в Кассель, размахивая израильскими флагами, чтобы выразить протест против названия моей работы. Я не стал разговаривать с этими агрессивными протестующими. Вместо этого я отправился в Центр еврейской жизни Сары Науссбаум в Касселе, где встретился с директором Евой-Марией Шульц-Яндер, а также с сотрудниками организации. После дружеской беседы с ними они согласились, что сегодня отказ Европы принять экономических и климатических мигрантов можно сравнить с отказом принять 120 000 евреев, пытавшихся мигрировать в Великобританию и США в 1939 году. Тем не менее, они сказали мне, что название моего выступления может некоторым показаться провокационным. Поэтому я решил отменить выступление, так как не хотел оскорблять чувства моих друзей из Центра Сары Науссбаум. Вместо этого я выступил в музее Фридерицианум с лекцией о прошлом и настоящем расизма. На беседу пришла Ева-Мария Шульц-Яндер. Группа моих друзей продемонстрировала солидарность со мной, выступив против нетерпимости небольшой толпы фанатиков с израильскими флагами, стоявших на улице. Сегодня, пять лет спустя, эта нетерпимость продолжает шириться, но она стала более радикальной, более наглой и гораздо более агрессивной.

Теперь в начале этого месяца я увидел, что некто в Касселе готовит встречу в Bürgerhaus Philipp-Scheidemann-Haus, тема которой: «Антисемитизм в ближневосточном конфликте и в искусстве постбуржуазного общества». На странице этого мероприятия в Facebook меня назвали антисемитом. Запись выглядела так: «Антиизраильскую группу художников и активистов пригласил на 15-ю Документу коллектив из Рамаллы под названием «Вопросы финансирования». Наше исследование, проведенное в связи с данным приглашением, показало, что многие функционеры и организаторы художественной выставки принадлежат к антиизраильской, а иногда и антисемитской «критическойй по отношению к Израилю» культурной сцене. Это явление не совсем новое; беседа с Эдвардом Саидом на 10-й Документе, «антисионистский жираф» художника Петера Фридля на 12-й Документе, появление антисемита Франко Берарди на 14-й указывают нам на то, что мы имеем дело с полноценной системой».

Прочитав страницу в Facebook, я решил ответить на оскорбление - не для того, чтобы порадовать организаторов этого пропагандистского и националистического мероприятия, а чтобы поделиться своим презрением и тревогой, поскольку для меня слово «антисемит» является настолько суровым оскорблением, насколько это вообще возможно. Вот мой им ответ.

Мне не нравится слово «идентичность». Я считаю его философски двусмысленным. Тем не менее, идентичность человека основана не на его происхождении, а на его становлении. Не кровь или почва, а скорее интеллектуальный и этический выбор, который люди делают, определяет, если угодно, «идентичность» человека.

Что касается меня, то культурные потоки, которые сформировали меня как человека, связаны с литературой, которую я прочел, и прежде всего книгами еврейских писателей и философов. Я вижу в своем интеллектуальном и культурном багаже наследие еврейской диаспоры, от Спинозы до Беньямина. Даже не говоря о влиянии таких людей, как Исаак Башевис Зингер, Авраам Б. Иегошуа, Гершом Шолем, Акива Орр, Эльза Ласкер-Шюлер, Даниэль Линденберг и Амос Оз.

Кроме того, за чтением я познакомился со взглядами тех интеллектуалов, которые были предвестниками так называемого беспочвенного сознания (Heimatlose Vernunft), основы современной демократии и пролетарского интернационализма.

Еврейское состояние детерриториализации лежит в основе концепции современного интеллектуала, человека, который делает выбор не на основе своего происхождения, а на основе универсальных понятий.

Как писал Амос Оз в «Повести о любви и тьме»: «Особенно мой дядя Давид был убежденным европейцем, и это в то время, когда, кажется, в Европе не осталось ни одного европейца, кроме членов моей семьи и других евреев. Все остальные, как выяснилось, были панславистами, пангерманистами или просто латышскими, болгарскими, ирландскими или словацкими патриотами. Единственными европейцами во всей Европе в 1920-х и 1930-х годах были евреи. Мой отец всегда говорил: «В Чехословакии есть три народа: чехи, словаки и чехо-словаки, т.е. евреи. В Югославии есть сербы, хорваты, словенцы и черногорцы, но даже там точно есть группа югославов; и даже в сталинской империи есть русские, есть украинцы, есть узбеки, чукчи и татары, и среди них есть наши братья, единственные настоящие члены советского народа»».

Именно поэтому я утверждаю, что еврейство является неотъемлемой частью меня, и поэтому считаю эпитет «антисемит» худшим из оскорблений.

В прошлом веке в результате гонений еврейского народа некоторые из них были вынуждены идентифицировать себя в качестве нации и занять территорию, которая была домом палестинского народа. Возможность мирного сосуществования - а она, безусловно, существовала, - была целенаправленно заблокирована националистическими предрассудками, которые к сегодняшнему дню вылились в бесконечную вражду, разрушающую повседневную жизнь как палестинцев, так и израильтян.

Провозглашение Кнессетом в 2018 году Израиля еврейским государством - то есть укрепление статуса Израиля в качестве этнонационального государства - не только нарушает основные принципы демократии и равного достоинства всех людей, но и уничтожает наследие просвещенной еврейской культуры. В этом заключается парадокс идентификации. Те, кто больше всего страдал со стороны расизма, в последние годы сами превратились в расистов - и Германия здесь особый случай: страна, совершившая самые гнусные акты антисемитизма в истории, теперь поддерживает оккупацию палестинских территорий и ограничения прав палестинцев со стороны Кнессета в качестве своеобразной формы извинения.

Моя точка зрения на ближневосточный конфликт всегда была далека от арабского национализма. Я не принимаю принцип идентичности, который питает национализм - тот же принцип, который неизбежно питает фашизм. Поэтому я также не испытываю никакой симпатии к идее палестинского государства. Как показал ХХ век, отделение политического гражданства от культурной идентичности - единственный способ создать условия для цивилизованной жизни.

Мне очень жаль, что я никогда раньше не писал об этих проблемах, потому что боялся - боялся быть обвиненным в том, что я считаю отвратительным: в антисемитизме. Но оскорбление, которое я прочитал на странице Facebook, посвященной мероприятию в Касселе, избавило меня от этого страха. Я больше не боюсь оскорблений со стороны тех, кто поддерживает колониальное угнетение палестинского народа, систематические убийства молодых палестинцев, убийства журналистов, таких как Ширин Абу Аклех. Те, кто совершает эти расистские преступления, и те, кто размахивает израильским флагом в знак протеста против свободы обсуждения политического насилия в культурной среде, являются настоящими антисемитами, а не я.

В результате систематического насилия, которое израильский колониализм развязал в последние несколько десятилетий, зверь антисемитизма подымает голову во всем мире. Поскольку в некоторых странах невозможно открыто заявить, что политика израильского государства ошибочна и опасна, многие не говорят об этом прямо, даже если не могут перестать об этом размышлять. Это молчание сегодня и подпитывает ненависть к евреям.

Как показала история, наибольшую опасность для будущего еврейского народа представляет националистический фанатизм, который атакует палестинских художников и зовет на сходки националистов, а не солидарность художников и философов, борющихся за справедливость.

e-flux


тэги
читайте также