24 мая, пятница

Антисемитизм и интерсекциональность

30 мая 2023 / 22:21
философ

14 мая 2023 года Европейская еврейская ассоциация провела свою ежегодную конференцию в Порту, Португалия, на которой была принята резолюция, призывающая к тому, чтобы антисемитизм «рассматривался отдельно от других форм ненависти и дискриминации».

ЕЕА призывает «другие еврейские организации отказаться от «интерсекциональности» — концептуальной рамки, которая позволяет классифицировать те или иные группы как «привилегированные» или «угнетенные». Согласно ЕЕА, «антисемитизм уникален и должен рассматриваться как таковой» на том основании, что он «санкционирован государством во многих странах», «прикрывается Организацией Объединенных Наций» и не всегда рассматривается как форма расизма со стороны других групп, затронутых ненавистью.

Но почему интерсекциональность и разграничение между привилегированными и угнетенными проблематичны с еврейской точки зрения? Вообще говоря, интерсекциональность — полезная концепция в социальной теории и практическом анализе. Когда мы рассматриваем отдельных людей или группы, мы обнаруживаем, что их опыт угнетения или привилегий отражает широкий спектр разнообразных факторов.

Давайте без зазрения совести процитируем определение из Википедии: «Интерсекциональность — это аналитическая основа для понимания того, как различные социальные и политические идентичности человека сочетаются, создавая различные способы дискриминации и привилегий. Интерсекциональность определяет несколько факторов, за счет которых та или иная группа приобретает привилегии или оказывается угнетенной. Примеры этих факторов включают пол, касту, ендер, расу, этническую принадлежность, класс, религию, образование, богатство, инвалидность, вес, возраст и внешний вид. Эти пересекающиеся и перекрывающиеся социальные идентичности могут как укреплять привилегии, так и дополнительно угнетать».

Суть, как объясняет Энн Сиссон Раньян из Университета Цинциннати, заключается в том, что «формы угнетения не просто накладываются друг на друга, как если бы они были совершенно изолированными плоскостями господства. Скорее, цветные женщины на самом деле сталкиваются с другой формой расизма, чем цветные мужчины, точно так же, как они сталкиваются с другой формой сексизма, чем белые женщины».

Точно так же антисемитское представление о «еврее» сочетает в себе черты религии, этнической принадлежности, сексуальности, образования, богатства и внешности. Клеймо еврея влечет за собой приписывание различных других черт, таких как нечистоплотность, догматическая приверженность религиозным правилам, гнусные финансовые спекуляции и скрытое мировое влияние — все это занимало видное место в нацистской пропаганде. Результат интерсекционального анализа заключается в том, что все люди испытывают уникальные формы угнетения или привилегий в силу особенностей своей идентичности. Рассмотрим чернокожую лесбиянку с низким доходом; почти в любой точке мира она находится в четырехкратно невыгодном положении.

Почему же тогда те, кто настаивает на уникальности антисемитизма, отвергают интерсекциональность? Угнетение, с которым сегодня сталкиваются евреи в развитых странах Запада, несколько более двусмысленно, потому что евреи также порой занимают привилегированное положение (экономически, культурно и т.д.), и ассоциация евреев с могуществом и культурой («еврейский» Голливуд) в общественном воображении само по себе является источником классических антисемитских клише. ЕЕА обеспокоена тем, что такое сочетание угнетения и привилегий превращает антисемитизм в просто еще одну форму расовой ненависти, не только сравнимую с другими, но даже более мягкую, если сравнивать ее с другими способами угнетения. Когда мы применяем интерсекциональную линзу, ненависть к «еврею», опасаются в ЕЕА, становится второстепенным случаем в более широкой таксономии ненависти.

Оправдан ли этот страх?

ЕЕА верно настаивает на том, что в антисемитизме есть что-то исключительное. Он не похож на другие расизмы: его цель не подчинение евреев, а их уничтожение. Антисемит воспринимает их не как низших иностранцев, а как тайных хозяев. Холокост — это не то же самое, что уничтожение цивилизаций в истории колониализма; это уникальное явление индустриально-организованного уничтожения.

Но именно сочетание «угнетения» и «привилегий» дает ключ к пониманию антисемитизма, по крайней мере, в его современной форме. При фашизме «еврей» служил внешним злодеем, которого можно было обвинить в коррупции, беспорядках и эксплуатации. Проецирование конфликта между «угнетенными» и «привилегированными» на козла отпущения может отвлечь внимание людей от того факта, что такая борьба на самом деле является неотъемлемой частью их собственного политического и экономического порядка. Тот факт, что многие евреи являются «привилегированными» (в смысле их богатства, образования и политического влияния), таким образом, является источником антисемитизма: восприятие евреев как привилегированных делает их мишенью социальной ненависти.

Проблемы возникают, когда кто-то пытается использовать исключительный статус антисемитизма для поддержки двойных стандартов или запрета критического анализа привилегий, которыми в среднем пользуются евреи. В дискуссии в журнале «Шпигель», состоявшейся в 2020 году об антисемитизме и акциях по бойкоту, отчуждению и санкциях (BDS) против Израиля, прозвучало утверждение, что именно «еврей, а не потенциальный антисемит определяет, кто является антисемитом». («Wer Antisemit ist, bestimmt der Jude und nicht der potenzielle Antisemit»). Но если это так, то не следует ли нам применить тот же принцип к палестинцам на Западном берегу? Исключительно из-за того, что они палестинцы, они лишены своей земли и базовых прав.

Но более того, позиция ЕЕА опирается на ее собственную интерсекциональную структуру. Любой анализ привилегированного положения, занимаемого некоторыми евреями, немедленно осуждается как антисемитский, и даже критика капитализма отвергается на том же основании из-за связи между «еврейством» и «богатыми капиталистами». Таким образом, марксистский тезис о том, что антисемитизм есть примитивная, искаженная версия антикапитализма, переворачивается: антикапитализм вдруг оказывается маской антисемитизма.

Если подразумевается, что еврейство одновременно и исключительно и неразрывно связано с капитализмом, разве мы не остаемся снова с вековым антисемитским клише? Разве мы не провоцируем бедных и угнетенных непосредственно обвинять евреев в своих несчастьях? Другие еврейские организации должны отвергнуть позицию ЕЕА не из-за какой-то непристойной потребности в «балансе» между различными формами расизма, а для продвижения самой борьбы с антисемитизмом.

Project Syndicate


тэги
читайте также