25 октября, воскресенье

Почему русские мужчины так мало живут

09 августа 2015 / 22:57
Член Общественной палаты города Москвы

На фоне классического для Москвы интеллигентского стона на тему «как страшно жить» обнаруживается, что «так страшно жить» в столице придется еще довольно долго, ведь средняя продолжительность жизни горожан подбирается к 77 годам, при этом для мужчин она составляет около 72 лет, а у женщин достигает 81 года.

Женщины в Москве живут дольше чем в Чехии или Германии, а если эти женщины еще и проживают в Центральном административном округе Москвы, где средняя ожидаемая продолжительность жизни постоянного жизни населения еще выше, чем в остальной Москве (более 78 лет), то этим «центровым» женщинам придется «мучиться от страха» перед жизнью в среднем примерно 82 года, дольше, чем американкам, чешкам или датчанкам (те живут около 81 года), но все же меньше, нежели француженкам, шведкам или итальянкам (живут более 83лет). Но, даже не беря в расчет феномен центра Москвы, где в районе Арбата и Тверской всегда обитало могучее племя долгожителей, сравнимое по долголетию с обитателями горной Сванетии, можно видеть, что в Москве средняя продолжительность жизни (76,5) на шесть лет выше, чем в среднем по России (70,5 лет), да, что далеко ходить, более чем на семь лет выше, чем в той же Московской области (около 69 лет). При этом москвички живут в среднем на четыре года дольше россиянок, а московские мужчины, москвичи, — чуть ли не на восемь лет дольше россиянина (почувствуйте разницу).

Кстати, эти данные сразу ставят под сомнение расхожее мнение о том, что продолжительность жизни в России определяется экологией. Не получается, в тихой в российской глубинке живут на 5 — 10 лет меньше, чем в центре гигантской Москвы. Вклад экологических факторов в продолжительность жизни россиянина, а тем более, жителя Московского региона (Москвы и Подмосковья), видимо, занимает не главное место.

Если рассматривать только женщин Москвы, продолжительность жизни которых в самом городе около 81 года, мы бы заняли почетное место среди больших городов Европы и США. Но, к сожалению, этого не будет, так как средний москвич все еще живет мало. Москва — город молодых бабушек. И вот тут уже ставится под вопрос мнение об определяющем значении для продолжительности жизни в современном обществе доступности медицинских услуг: эти услуги в среднем не менее доступны для мужчин, чем для женщин в одном и том же месте, так почему же москвичка живет на восемь лет дольше москвича, а средняя россиянка на целых двенадцать лет дольше россиянина-мужчины? Москве еще грех жаловаться: российская глубинка — вот царство бабушек, старых вдов. На четырех женщин в возрасте около 70 лет там порой приходится всего один мужчина-сверстник. А медицинские услуги примерно у всех одни, по половому признаку не дифференцированы.

Да и во всем развитом мире, особенно в крупных городах, сегодня мы не видим прямой зависимости между доступностью медицинских услуг и ожидаемой продолжительностью жизни. Так, в небедном Вашингтоне средняя продолжительность жизни всего около 77 лет (как в Москве), и на каждую тысячу жителей приходится примерно 10 врачей, в то время как в Мадриде (где уровень развития экономики в четыре раза ниже, чем в Вашингтоне, а безработица в пять раз выше) средняя продолжительность жизни достигает 84 лет, при этом на тысячу жителей приходится примерно 1 (один) врач. Опять же, такие разные страны как США, Коста-Рика, Науру, Колумбия или Ливан сильно отличающиеся развитием медицины, качеством и доступностью медицинских услуг, характеризуются примерно одинаковыми показателями продолжительности жизни и мужчин, и женщин. Или вот еще дополнительный показатель — пальму первенства по смертности от онкологических заболеваний в мире держат Россия, Китай, Индия, США и Япония — страны, расходы на здравоохранение в которых, отнесенные на душу населения, отличаются в разы и даже на порядки. Нет, продолжительность жизни, конечно, связана с медициной, но не прямо, и уж тем более развитие медицины и расходы на нее никак не могут объяснить различие в продолжительности жизни мужчин и женщин в ряде постсоветских стран, что также называют «сверхсмертностью мужчин».

Да, конечно, женщины во всем мире живут немного дольше мужчин (кроме самых отсталых стран, где еще высока смертность в связи с родами), но не на 10, и тем более не на 12 лет, а примерно на 4 года, в некоторых случаях на 6 — 8, ну, максимум 9 лет. За исключением некоторых, подчеркиваю, именно некоторых стран, образовавшихся на обломках бывшего СССР, везде в мире разница между продолжительностью жизни мужчин и женщин сравнительно невелика, в то время как в России, на Украине, в Белоруссии она превышает 12 лет, в Казахстане, Латвии, Эстонии и Литве она находится в диапазоне от 10 до 12 лет. При этом и в остальных бывших республиках бывшего СССР, а ныне в суверенных государствах, мужчины в среднем живут меньше женщин, но эта разница находится в уже приемлемом диапазоне 6 — 9 лет, будучи наименьшей в Туркмении и Узбекистане и наибольшей в Молдавии и Азербайджане (для сравнения, в этом диапазоне наблюдаются гендерные различия в ожидаемой продолжительности жизни в Японии, Венгрии, Уругвае, Вьетнаме или Португалии). При этом проблема сверхсмертности мужчин не актуальна для Грузии, хотя грузинская женщина проживёт в среднем всего около 80 лет (немного меньше средней москвички), а грузинский мужчина около 74 лет (незначительно больше среднего москвича), но все же в Грузии эта разница составляет только около 6 лет, а в Москве — все еще более 8 лет (только мужчины центра Москвы по этому показателю сравнялись со средним грузином и, может быть, даже чуть-чуть его превзошли). И мы будем говорить о сверхсмертности мужчин именно в таких странах, где при достаточно высокой ожидаемой продолжительности жизни женщин (свыше 70 лет) ожидаемая средняя продолжительность жизни мужчин на 10 и более лет меньше. Кроме как в семи вышеперечисленных государствах, образовавшихся из бывшего СССР, нигде в мире ничего подобного не наблюдается.

Так в чем же причина сверхсмертности на постсоветском пространстве? Сразу приходят в голову шаблонные ответы — «мужчины много пьют», например. Но много пьют и в Норвегии, Ирландии, Бельгии, США и Франции, и живут часто тихие алкоголики очень долго, и в этих странах разница в продолжительности женщин и мужчин находится в пределах 4 — 6 лет. И у нас, если разделить, как это делают исследователи вопроса, регионы на шесть разных типов употребления алкоголя, то можно видеть, что напрямую количество и состав выпиваемого, как ни странно, с продолжительностью жизни мужчин напрямую не связаны. Так, например, в число наиболее пьющих регионов входят Москва, с наиболее высокой продолжительностью жизни мужчин в 72 года, и Московская область с ее 65 годами, а наиболее неблагополучные в этом плане Тверская или Псковская области с ожидаемой продолжительностью жизни мужчин в 62 года и разрывом в продолжительности жизни мужчин и женщин в 12 лет, входят в число умеренно пьющих регионов. Наиболее выпукло бросается в глаза разрыв между продолжительностью жизни мужчин в Карачаево-Черкесии, Северной Осетии-Алании и Кабардино-Балкарии примерно в 69 лет с одной стороны, и республиками Ингушетия с ее 76 годами (как в США) и даже 72 годами в Дагестане (как в Москве). При этом все эти северокавказские регионы относятся к числу малопьющих. Почему ингуш живет на 4 года дольше москвича, а москвички столько же, сколько ингушские женщины, тайна сия велика есть, но именно показатели смертности среди мужчин отбрасывают Москву на второе место по продолжительности жизни среди российских регионов (Москва, в среднем для обоих полов, 72 года, Ингушетия — 78 лет).Так что с количеством употребляемого алкоголя тоже этот феномен не свяжешь. Мужчины много курят? В Греции, Кубе, Китае, Аргентине, Чили, Великобритании курят тоже много, и разрыв не превышает тех же 4 — 6 лет.

Какие еще могут быть вредности, которые неоднородно влияют на мужчин и женщин? Экология, как мыуже упоминали, не подходит, так как и мужчины, и женщины, пьют ту же воду и дышат одним воздухом. Сверхсмертность мужчин наблюдается и в благодатном Краснодарском крае и в суровом Ханты-мансийском округе-Югре (в обоих регионах ожидаемая продолжительность жизни мужчин 67 лет, женщин — более 77 лет).

Придется обратиться к структуре смертности российских мужчин, и вот тут многое проясняется — в России давно бушует эпидемия смертности «от внешних причин», то есть, не от заболеваний организма, а от его повреждения извне: убийства, самоубийства, транспортных и производственных происшествий, утопления, пожаров, падения с высоты, поражения электрическим током, случайных механических удушений и иных несчастных случаев, неуточненных насильственных причин, случайных отравлений (в том числе, алкоголем), случаев повреждения с неопределенными намерениями, в том числе, полученных в нетрезвом состоянии. По смертности от внешних причин мы превосходим самые неблагополучные европейские страны, такие как Польша и Франция в три раза, и занимаем первое место в мире впереди Либерии, Бурунди, Сьерра-Леоне и Демократической республики Конго, опережая эти превосходные государства в среднем на 15% по смертности от внешних причин за счет отравлений (в Африке не используют антиобледенитель, там всегда тепло). И вот тут и выявляется отчетливо гендерность — мужчины от внешних причин погибают более чем в вдвое чаще, чем женщины. Если мысленно устранить эту разницу, то разрыв в ожидаемой продолжительности жизни мужчин и женщин в странах «сверхсмертной семерки» сократился бы на 2 — 3года.

Выше мы говорили о том, что количество выпиваемого в течение жизни алкоголя не слишком сильно влияет на продолжительность жизни, но дело в том, что важно не только количество выпитого и его качество, важен характер употребления алкоголя и последующие действия его потребителя. Попросту говоря, если напиваться, потом бузить, лихачить и хулиганить, после где попало валяться, затем похмеляться и еще потом опять продолжать подобное времяпрепровождение в ежедневном цикле в течение нескольких суток, то, во-первых, резко возрастет смертность от внешних причин, о чем говорили выше, а во-вторых, могут развиться соматические и психические заболевания. Выпивать, потом ухарствовать и безобразничать, проявлять, как говорили в старину, «молодечество», наплевательски относиться к опасности, пренебрегать здоровьем, техникой безопасности, правилами дорожного движения, личной гигиены, вообще делать то, что красочно показано в художественных фильмах про особенности национальной охоты или рыбалки — вот традиция значительной части мужского контингента упомянутой «великолепной семерки» постсоветских государств. Отсюда эпидемия смертности от внешних причин, отсюда берет начало и ранняя заболеваемость ишемической болезнью, гипертонией, легочными заболеваниями у мужчин, плюс поздняя диагностика их вкупе с различной онкологией, вот еще один вклад в мужскую сверхсмертность, оцениваемый также в 2 -3 года жизни. И, наконец, среди обитателей тюрем и лагерей на территории постсоветского пространства мужчины доминируют, составляя от 70% до 80% всех осужденных на реальные сроки. А пребывание в заключении годы жизни не добавляет, здоровья не улучшает. С учетом гендерной составляющей контингента, отбывающего наказание в пенитенциарной системе, этот вклад может быть оценен еще примерно в один год разницы в продолжительности жизни. А откуда взялась эта разница в числе мужчин и женщин в исправительных учреждениях? Правильно, во многом из склонности части мужчин к противоправному поведению, и зачастую именно в нетрезвом состоянии.

Их всего вышеизложенного вытекает совсем простая истина, что «сверхсмертность» мужчин на постсоветском пространстве является следствием особенностей их поведения, полностью устранить которые невозможно, но смягчив их до приемлемого уровня реально, и, полагаю, можно добиться увеличения продолжительности жизни мужчин по отношению к женщинам и сократить разрыв до 5 — 7 лет (как в Японии, Португалии, Польше, Уругвае, Венгрии или Армении). При этом, как показывает опыт Москвы, Ингушетии, Дагестана, Северной Осетии-Алании и Санкт-Петербурга, вполне реально выйти на уровень средней ожидаемой продолжительности жизни мужчин по всей России около 72 лет, а женщин до 80 лет, при среднем показателе ожидаемой продолжительности жизни для обоих полов около 76 лет (на уровне Польши, Словакии или Венгрии). При этом, надо отметить, ожидается и экономический эффект, так как сократятся потери среди лиц именно трудоспособного возраста, что сулит прибавку ВВП не менее 0,5%, и соответственно, увеличение поступлений в бюджеты всех уровней свыше 100 млрд. рублей.

И это может быть решено, в первую очередь, не медицинскими, а сравнительно недорогими и простыми воспитательными, просветительскими и пропагандистскими методами, в первую очередь, среди учеников старших классов школ, учащейся молодежи и студенчества, как наиболее восприимчивой и перспективной части населения страны.

Во-первых, надо сделать постыдным в массовом сознании дикое пьянство, особенно в грубых и архаичных формах глубокого опьянения, сопровождающегося хулиганством, руганью, драками, непристойным поведением и идиотическими «подвигами». Эта «дионисийская стихия» столетиями уносит жизни россиян, калечит людей, разрушает социальные связи, ломает семьи, наносит тяжелые удары по внутренним органам — сердцу, сосудам, печени, почкам, неравной системе. Борьба с алкоголем «вообще» тоже приносит пользу, но не поддерживается на уровне массового сознания, а вот «культурное питие», которое пропагандировал еще Лев Голицын, создатель знаменитого крымского виноградарства, может быть внедрено быстрее и легче в сознание наших людей, тем более что пьянство с последующим вычурным поведением осуждается и на Западе, и на Востоке, да и везде, кроме как в некоторой части нашего общества, которая безосновательно склонна принимать пороки за добродетели и видеть в этом всем нечто «истинно русское». Большой вред, как мне кажется, наносят и некоторые кинематографические шедевры и телевизионные передачи, где герои напиваются и потом творят несусветное, что преподносится, если не как положительный стандарт поведения, то, как простительная слабость «хорошего человека», как что-то национальное, и потому позволительное и даже милое. А ведь сколько судеб сломано из-за этого, сколько погибло хороших людей, сколько получило физические и психические травмы, не счесть. Терпимость к пьянству до опьянения и пьяному безобразию должна искореняться, этот порок должен осуждаться обществом вне зависимости от того, совершил ли такие действия пьющий или малопьющий человек, молодой или пожилой. «Культурное питие», как показывает опыт Франции, Чехии, скандинавских стран, не спасет от алкоголизма, но продлевает жизнь даже пьющим мужчинам и сохраняет мужчин от ранней смерти в трудоспособном возрасте, что уже хорошо.

Во-вторых, надо идейно бороться со всеми проявлениями безответственности взрослых людей, инфантильной бесшабашности, молодечества, лихачества, беспечности со склонностью к необоснованному риску, нарушениям техники безопасности, санитарных и противопожарных правил и норм, со всем тремя «российскими китами», о которых говорил фельдмаршал Суворов: «авось», «небось», «да, так сойдет». Пропаганда экстремальных видов развлечений с учетом менталитета мужского контингента, должны занять много меньше места на экранах и в средствах массовой информации, и нужно действительно серьезно проводить уроки обеспечения безопасности жизни на рациональном, убедительном, понятном, но глубоком уровне в школе, на военных кафедрах вузов, в колледжах.

В-третьих, надо настаивать на профилактике и диспансеризации лиц в трудоспособном возрасте, ввести в практику регулярно обращение к врачу, сдачу анализов, разъяснять необходимости при расстройствах здоровья не заниматься самолечением, обязательно долечивать заболевания, не допуская перехода острых недомоганий в хронические. Это и есть магистральный путь развития здравоохранения: профилактика и диспансеризация для всех.

Да, получается, что все тривиально: не напиваться допьяна, не рисковать бессмысленно жизнью, обращаться к врачу, и сверхсмертность отступит. Как просто, как скучно! Но правда жизни часто выглядит немного скучной. Ведь не поможет кардинально в вопросе сверхсмертности мужчин ни развитие медицины, ни улучшение экологии, ни питание натуральными продуктами, ни даже уменьшение курения, и уж конечно, ни борьба с ГМО (употребление ГМО, надо заметить, вообще не вносит никакого вклада в ожидаемую продолжительность жизни, которая практически одинакова в странах с наиболее высокими показателями для обоих полов в 82 — 84 года, как систематически употребляющих ГМО (Япония, Австралия, Канада), так и не практически не употребляющих ГМО (Испания, Италия, Франция)). Радикально поможет только изменение поведения, преобразование сознания мужчин, преодоление великовозрастного инфантилизма, полного отказа от образа «российского мачо», который «пьет все, что горит», «крушит все, что движется», закусывает спирт граненым стаканом, падает с дуба в болото, парится в перегретой бане, потом купается в проруби вместе с медведем под пьяные вопли и выстрелы в воздух из ружей, пушек и рогаток. Все эти особенности русских охот, рыбалок и застолий надо изживать. Уже заметны улучшения за последние десятилетие со «сверхсмертностью» мужчин в Москве и Эстонии, намечаются похожие тенденции в Санкт-Петербурге, Латвии и Литве, немного улучшилась ситуация в регионах России, даже на Севере, но этого очень мало. Сегодня помочь в преодолении сверхсмертности мужчин могут даже на врачи, а учителя и преподаватели вузов, деятели Церкви, служители муз, представители общественных организаций, прививая культуру поведения, включая цивилизованные формы потребления алкоголя, безопасности жизни и профилактики болезней. Ведь сверхсмертность российских мужчин является лишь только следствием архаических, некультурных и глупых стереотипов, не более того.


тэги
читайте также