18 января, суббота

Электронная медицина и новые формы социального неравенства

28 декабря 2019 / 13:11
PhD, преподаватель Университета г. Шёвдэ (Швеция)

Электронная медицина (eHealth) - это новый подход к организации здравоохранения и стремительно расширяющаяся область экономики.

Основная ее идея, согласно документу Европейской Комиссии «План действий 2012-2020: Инновационное здравоохранение для XXI века», состоит в массовой интеграции компьютерных технологий в процесс медицинского обслуживания и в реорганизации системы здравоохранения в соответствии с принципами эффективности и продуктивности. Имеющийся на сегодняшний день опыт внедрения электронной медицины в ряде eвропейских стран позволяет понять возможные последствия технологических и организационных инноваций для различных социальных групп.

Использование информационных технологий в сфере медицины и здравоохранения не ново. Как показал в ряде публикаций шведский социолог Яспер Петерссон, так называемая телемедицина успешно применялась уже в 1960-70х для обеспечения медицинской помощи на удалённых объектах, таких как космические станции, нефтяные платформы и научные полярные поселения. Позже технические инновации были призваны обеспечить равный доступ сельских и городских жителей к медицинским услугам, а с начала 2000х позволили расширить взаимодействие между домом пациента и учреждениями здравоохранения. Электронная медицина как раз и основывается на идее перемещения как можно большего числа функций здравоохранения из медицинской системы в дома самих граждан, другими словами на идее де-институализации.

На сегодняшний день уже существует множество технических новшеств, позволяющих переход на новый режим функционирования. Например, специальные интернет-платформы используются для бронирования визитов к врачу и предоставления справочной информации по самостоятельному лечению и уходу. Здесь же предоставляются услуги роботизированного чата и онлайн консультации с врачами и психологами. Медицинские журналы переведены в электронный формат с возможностью доступа для пациентов. Рецепты всё чаще передаются в аптеки по интернету. Другие электрoнные платформы ориентированы на самостоятельный поиск и валидизацию информации пациентами, а также организуют пространство для обмена опытом адаптации к различным хроническим заболеваниями и расширяют возможности получения социально-психологической поддержки больными людьми и их родственниками. Так называемое мобильное здоровье (mHealth) включает прикладное программное обеспечение и технологические приспособления для мониторинга и отчёта о текущем состоянии организма – услуги, ориентированные на людей, озабоченных поддержанием здорового образа жизни, и хронически больных. И, наконец, телезабота (Telecare) ярким примером которой являются "умные дома" - жилые помещения, оборудованные датчиками, регистрирующими поведенческие и физиологические параметры жильцов для поддержания оптимального режима жизнедеятельности и снижения риска травм. Традиционная телемедицина также получила развитие в виде активной интеграции Искусственного Интеллекта (ИИ) в процесс принятия клинических решений в области радиологии, кардиологии и дерматологии.

Причинами, побудившими переход к электронной медицине, называются стареющее население ЕС и новые рыночные возможности. Так, по данным вышеупомянутого «Плана действий» ожидается, что к 2060 году расходы на здравоохранения в eвропейских странах достигнут 8,5% ВВП (что на 1,3% больше по сравнению с 2010-м годом), a рынок телемедицины вырастет почти втрое, достигнув уровня $27 миллиардов. Неудивительно в этой связи, что многие европейские страны включились в гонку за лучшую электронную медицину. Например, в 2016 году правительство Швеции приняло документ «Vision 2025» в котором ясно обозначена амбиция мирового первенства в этой области. В стране на различных уровнях активно обсуждается необходимость развития национальных технологий, дабы избежать поглoщения транснациональными ИТ-корпорациями (Google, Microsoft, Amazon), которые также открыли для себя сферу здравоохранения как новyю экономическую нишу.

Что ожидает простых граждан с введением электронной медицины? Национальные правительства, активно продвигающие новый формат здравоохранения, обещают повышение эффективности, качества, равноправного доступа (независимо от пола, возраста и пр.) и безопасности предоставления медицинских услуг. Одним из основных принципов в соответствующих документах выступает подход, центрированный на пациентe (patient-centеred approach) и активная роль самих пациентов в решении клинических задач. Однако, как показал британский социолог Андрю Вебстер в книге «Здравоохранение, техника и общество», опубликованной ещё в 2007 году, доминирующим мотивом дигитализации медицины является на самом деле стремление современного государства освободиться от ответственности за здоровье населения посредством аутсорсинга традиционно государственных функций в сферу частного предпринимательства и постепенного трансфера расходов на поддержание здоровья и лечение на плечи самих граждан. Анализируя многолетний опыт Национальной службы здравоохранения Великобритании (NHS), Вебстер подчеркнул: 1) смещение акцента с лечения на менеджмент и поддержку пациентов; 2) индивидуализацию вопросов здоровья и передачу до 90% медицинских мероприятий самим пациентам и их родственникам, так называемый самоуход (selfcare) который, якобы, и обеспечивает принцип центрированности/адресности медицинской помощи. По подсчётам социолога такое развитие событий приведёт к тому, что в стране, прежде известной своей полноценной государственной системой здравоохранения, всё больше людей будут вынуждены полностью или частично оставить работу ради ухода за больными родственниками и расходовать всё большую часть семейного бюджета на медицинские услуги. Можно заключить, что дигитализация здравоохранения ведёт к его приватизации, а "демократическая" риторика, развёрнутая заинтересованными властными структурами, призвана скрыть от общества суть прoисходящего. Знатоки критики политэкономии непременно узнают в этом классические черты идеoлогического влияния. Кто же входит в эти властные структуры? Вебстер обращает внимание на слияние государственного аппарата, частных корпораций и исследовательских учреждений в так называемый медицинский промышленный комплекс (по аналогии с военно-промышленным комплексом) - сотрудничество представителей различных сегментов общества, движимое единой целью получения экономической прибыли.

На этом, однако, история не заканчивается. Вебстер далее показал, что внедрение электронной медицины приведёт к изменению статуса врачей, трансформации роли пациентов, депрофессионализации услуг и к дальнейшей эскалaции погони за прибылью. Так, широкая доступность медицинской информации онлайн, замена врачей различными технологическими инновациями и менее квалифицированным персоналом, а также перераспределение экономических средств внутри системы здравоохранения в пользу технических работников и менеджеров неизбежно отразится на статусе врачей как профессиональной группы. Пациенты всё чаще станут обозначаться как "клиенты" - потребители услуг с соответствующими правами и обязанностями. Всё больше функций традиционной системы здравоохранения будет передаваться самим пациентам, различным не-медицинским специалистам (коучам и тренeрам) и социальным службам.

Особую озабоченность экспертов и комментаторов вызывают вопросы безопасности. Как обеспечить защиту от несанкционированного доступа к электронным медицинским журналам и другой информации о здоровье граждан? Создание и тренировка медицинских алгоритмов требует больших массивов данных. Где их взять, не нарушая этических принципов медицинской практики? Уже имеются случаи перекачки данных коммерческим организациям. Например, как сообщило электронное издание New Scientist, в 2016 году три лондонские государственные больницы передали данные более полумиллиона пациентов одной из дочерних компаний корпорации Google, включая информацию о злоупотреблении наркотиками, абортах и статусе ВИЧ. В Швеции аналогичный случай зафиксирован в 2018 году, когда данные о более тысячи клинических операции попали, по якобы исследовательскому соглашению, в распоряжение иностранной коммерческой кампании. О соответствующем юридическом разбирательстве сообщило на своей электронной страничке правительство Стокгольмской области Швеции. Эти случаи стали возможны в результате формирования вышеупомянутого медицинского промышленного комплекса. Они получили широкую огласку и повлекли реакцию общественности. При этом в "серой зоне" остаётся значительное число проектов, основанных на взаимодействии государственных, коммерческих и исследовательских организаций (например, использование массовых данных онлайн-психотерапии для тренировки алгоритмов). Погоня за прибылью и жёсткая конкуренция постоянно генерируют риск злоупотребления большими данными, a правовое регулирование в этой области, по заявлению ряда экспертов, ещё слабо развито.

Электронная медицина в той или иной степени стала реальностью большинства европейских стран. Как было показано в данной статье, мотивом её продвижения является не столько стремление к демократизации здравоохранение, сколько неолиберальная повестка дня и латентное движение в сторону приватизации. Смещение акцента на самоуход и использование индивидуальных ресурсов пациентов неумолимо приведёт к усилению социального неравенства, а не наоборот, как утверждают сторонники электронной медицины. Основная идея государственной поддержки здравоохранения как раз и состояла в компенсации индивидам и семьям с недостаточными материальными ресурсами. Кроме того, уже имеющее место неравенство в доступе и использовании электронных технологий создаст новые формы исключения пожилых, людей с ограниченными возможностями и экономически маргинализированных граждан. В связи с этим растёт потребность в критически-ориентированном анализе современных социально-экономических процессов и в общественной активности.


тэги
читайте также