21 октября, среда

От Минска к Кардиффу

29 августа 2014 / 17:30
кандидат политических наук, политолог

Евросоюз был вынужден заметить существование альтернативного для себя интеграционного объединения в Европе. Таков был главный итог встречи лидеров стран Таможенного союза и Украины в Минске.

Евросоюз был вынужден заметить существование альтернативного для себя интеграционного объединения в Европе. Таков был главный итог встречи лидеров стран Таможенного союза и Украины в Минске.

Петру Порошенко не удалось выйти на переговоры с каким-либо политическим багажом: провал силовой операции на Юго-Востоке Украины, системный коллапс экономики, шаткое внутриполитическое положение накануне объявленных парламентских выборов. Таможенная тройка очередной раз услышала заверения в том, что ассоциация Украины с Евросоюзом не несет с собой риски для рынков трех стран. Реальны или мнимы такие риски — это вопрос отдельный, но только ради того, чтобы вновь озвучить хорошо известные декларации, участие в переговорах Порошенко не имело смысла.

Куда более интересными для лидеров Таможенного союза стали переговоры с тремя представителями Еврокомиссии, которая принципиально игнорировала наличие интеграционного объединения на евразийском пространстве.

Ради этого имело смысл организовывать минскую встречу.

Стоит, впрочем, признать, что европейское участие в переговорах было девальвировано отказом приехать действующего главы Еврокомиссии, который вместо себя направил в Минск трех еврокомиссаров. Отнюдь не равноценная замена. Кроме того, все три представителя ЕС уже до октября должны покинуть свои посты в связи с очередной ротацией в высшие органы Евросоюза. Но, все же, встречу в Минске уже можно назвать некоей зацепкой для установления в будущем всеобъемлющего политического диалога между Евросоюзом и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). По крайней мере, стороны уже договорились поддерживать постоянные контакты пока по украинской проблематике, но в будущем, с условием продолжения институционализации процессов евразийского объединения, компетенция диалога ЕС-ЕАЭС имеет хорошие перспективы для расширения.

Главным противником такого диалога между двумя интеграционными проектами остаются США, для которых стратегически важно сохранить Западную Европу в орбите евроатлантизма. Наиболее простой способ — это эскалация напряженности в точке соприкосновения проектов. Другими словами, разжигание крупномасштабного конфликта на Украине с противопоставлением России и Евросоюза как нельзя лучше подходит для достижения этой цели. Именно в такой агрессивной тональности будет проходить предстоящий 4−5 сентября в британском городке Кардифф саммит НАТО.

Американцы будут стараться максимально мобилизовать своих европейских союзников против России. Этому явно способствует та истерика, которую устроили киевские власти из-за начавшегося контрнаступления армии повстанцев с обвинениями России во вводе войск на суверенную украинскую территорию и требованиями прямой военной поддержки.

Но задача стратегов из Вашингтона не будет простой. Для всех без исключения европейских государств усиливающееся противостояние с Россией слишком болезненно отражается на национальных экономиках, и без того находящихся в нелучшем положении.

Есть некоторые нюансы в позициях отдельных государств в зависимости от степени их близости к США, но в целом для Европы главное, чтобы это противостояние, наконец, закончилось, и уже становится не так важно, с каким итогом. Если у Киева не получается быстро подавить «сепаратистов», то раскол Украины и даже изгнание из страны евроориентированных политиков уже выглядит не столь уж неприемлемым для Европы вариантом выхода из кризиса. Видимо, именно это постаралась объяснить бундесканцлер ФРГ Ангела Меркель, встретившаяся с Петром Порошенко накануне саммита в Минске и призвавшая его поиску точек сближения с восточными соседями.

Так или иначе, на фоне, звучащих из Киева, истерических призывов, директор информбюро НАТО в Москве Роберт Пшель (то есть это официальная позиция альянса) прямо заявил, что НАТО не имеет планов ввода войск на помощь украинской армии. По его же словам, у альянса нет планов по присоединению Украины и Грузии, то есть даже установление военных баз НАТО на территориях этих стран также остается лишь в мечтах местных политиков. Ввязываться в решение территориальных проблем несостоявшихся государств в Европе не намерены. Это дали понять Киеву совершенно определенно.

Более того, судя по повестке саммита в Кардиффе, в Вашингтоне готовят запасной план по эскалации напряженности в зонах соприкосновения европейского и евразийского интеграционных проектов.

Речь идет о размещении на постоянной основе контингента НАТО вблизи российских границ — в Восточной Европе. По словам генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена, приведенных в статье, которая была недавно опубликована в британском издании «Гардиан», перевалочным пунктом для войск НАТО станет польский город Щецин. В самой Польше пока предпочитают отрицать необходимость усиления военного присутствия НАТО на своей территории. Аналогичные заявления последовали со стороны Чехии и Словакии. Но такая их позиция может быть изменена с учетом того, что та же Польша вместе с прибалтийскими странами предложила зафиксировать в итоговом документе сентябрьского саммита НАТО возможность использования ЕвроПРО против России. Размещение дополнительных воинских подразделений НАТО в этих странах в таком контексте выглядит, по меньшей мере, логично.

Что касается мнения тяжеловесов НАТО по этому вопросу, то среди них нет единства. Продвигают идею увеличения военного присутствия альянса у российских границ США и Великобритания. При этом Франция, Италия и Испания резко против ее реализации с учетом того, что это потребует дополнительных бюджетных расходов на военные нужды. Германия предпочитает придерживаться в этих спорах нейтралитета, но, видимо, от ее позиции будет зависеть окончательное решение этого вопроса. В этой связи уместно будет напомнить, что именно немецкий бундесвер — самая мощная сухопутная армия Европы, и именно на Германию будет возложен основной груз ответственности в случае принятия американо-британской инициативы. Тот же Расмуссен достаточно оптимистичен в отношении достижения консенсуса в НАТО. Истерика Киева как раз весьма полезна, и здесь вопрос в том, что именно сказала Меркель Порошенко в кулуарах переговоров в Киеве.

Готова ли Германия пожертвовать судьбой собственной экономики и экономики всей еврозоны во благо евроатлантизма?

Та же Меркель на пресс-конференции с премьером Испании Мариано Рахоем 25 августа была вынуждена признать, что из-за украинского кризиса немецкая экономика во втором квартале (т.е. без учета «аккуратных» санкций России) уже потеряла 0,2% и, видимо, к концу года рост ВВП страны не поднимется выше нуля. Кроме того, Франция бунтует против германского диктата жесткой бюджетной экономии. Именно с этим была связана недавняя отставка французского правительства Мануэля Вальса, которая состоялась после жестких заявлений министра экономики Арно Монтебурга в адрес Ангелы Меркель и Франсуа Олланда.

Тенденции складываются таким образом, что Германия, оставаясь в фарватере американской внешней политики, может растерять не только собственную экономику, но и экономическое доминирование в еврозоне. Поэтому, можно предположить, что Берлин все же постарается спустить на тормоза или, по крайней мере, отсрочить реализацию американо-британской инициативы. Но в этом случае неспособность принять решение об увеличении воинского контингента на границах России в Кардиффе постараются завуалировать жесткой риторикой в адрес России.

Ссориться с Москвой сейчас не в интересах Берлина, впрочем, как и всей Европы. В октябре сменится не только персональный состав Еврокомиссии, но и сам дух евроинтеграции. На место во многом иллюзорных идеологизированных представлений о европейском объединении на основе евроатлантической солидарности придет финансовый и экономический прагматизм национальных правительств. Такую смену векторов развития не могут не учитывать в Берлине, так же как и в других столицах Европы.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также