13 июля, понедельник

О локтях и коленях

06 августа 2020 / 15:12
философ

Я никогда не испытывал желания думать или писать о "теле" - теме, которая была модной в философии и социальной теории, по крайней мере, с 1980-х годов.

Не то, чтобы я нахожу эту тему чрезмерно интимной; наоборот, мне кажется, что тело слишком идеалистично, слишком абстрактно даже, чтобы говорить о чем-то значимом. Как понятие, оно до сих пор характеризуется тем, что загнано в печально известный раскол сознания и тела, который отравляет все по обе стороны различия.

Но если речь идет об определенных органах и позах, то это все меняет. Недавно я понял, что, суставы, которые склеивают кости и помогают нам двигаться, являются частями тела, которые олицетворяют нашу эпоху. Даже сложный аппарат нервной системы не соответствует этому веку связности и разъединений, присоединений и дислокаций, в той же степени, что и суставы, которые также играют буквальную роль в текущей политике и повседневности.

Два события поместили в центр внимания локти и колени, среди прочих суставов конечностей: пандемия Ковид-19 и то, что сейчас официально подтверждено как убийство задержанного полицией Джорджа Флойда.

Во время эпидемии локтям перепоручалась работа рук, будь то конструктивная или разрушительная, преднамеренная или нет. Чтобы свести к минимуму возможность передачи нового вируса другим, мы теперь участвуем в столь же новом этикете. Альтернативным способом приветствия, пришедшим на смену рукопожатиям, является удар локтем, в то время как кашель и чихание должны быть спрятаны в сложенной в локтевом суставе руке. Умиротворяющее приветствие и опасность сходятся на одном суставе (с тем незначительным нюансом, что первый активирует внешнюю сторону локтя, а второй принадлежит внутренней части) и даже на том же положении конечности, частью которой он является.

Смерть Джорджа Флойда наступила после девяти минут, пока офицер полиции Дерек Шовен прижимал к земле коленом шею Флойда. В последовавших за этим по всей территории Соединенных Штатов массовых протестах против жестокости полиции многие офицеры, в том числе шеф полиции Нью-Йорка Теренс Монахан, "встали на колени" вместе с протестующими. К северу от границы США Джастин Трюдо повторил акцию на демонстрации Black Lives Matter в Оттаве. Жест "встать на колено" был, конечно же, придуман американскими спортсменами во время исполнения национального гимна на спортивных мероприятиях, чтобы обратить внимание на расовую несправедливость в стране. Опять же, худшее и лучшее оказывается вместе и располагается вокруг движений коленного сустава.

Вместо того чтобы просто обеспечить сгибание и разгибание конечностей, предоставляя им свободу движения в анатомических пределах костей и связок, локти и колени берут на себя ответственность за действие. Это действие сразу же сочетается с противодействием: каждое сочленение одновременно является разрывом. Но что еще более важно, они пишут еще одну главу истории существа, которое мы до сих пор называем "человеком".

С точки зрения эволюции, вертикальная поза двуногого существа высвобождала руки наших предков в самоподдерживающемся цикле становления человеком. Древние люди стали людьми посредством работы руками, что, в свою очередь, стало возможным благодаря развитию бипедализма. На этом фоне опускание на колени является символическим актом сознательного отказа от физической (и связанной с ней нравственной) прямоты человеческой позиции. Оно может сигнализировать об опускании к земле в жесте смирения или погружении в водоворот насилия и необузданной силы, безмолвно провозглашая право сильнейшего. Быть одновременно выше и ниже человеческого. Точно так же локти приводят в действие те самые руки, которые были освобождены для деятельности благодаря бипедализму. Удвоенная свобода рук - это суть противоречивого постчеловеческого состояния, когда невероятные технологические достижения совпадают с ярко выраженной потерей мелкой моторики и ловкости пальцев у детей.

Я хочу сказать, что участие коленей и локтей в некоторых недавних событиях далеко не случайно. Ныне, когда "порвалась связь времен", по словам шекспировского Гамлета, - это время связок. Но если средоточие действия смещается на колени и локти, то и локус мышления тоже. Вместо того, чтобы думать руками в попытке интегрировать теорию и практику, и вместо того, чтобы думать на ногах, мы должны начать думать на коленях и локтях, локтями и коленями.

Задача столь же по своей сути противоречива, как и ее анатомические опорные структуры: суставы - это не бесшовное соединение между костями, а "сломанные" артикуляции, интегрирующие скелет в единое целое и обеспечивающие свободу движения. Для правильного функционирования суставы должны быть в каком-то смысле разорваны. Не напоминает ли это эффект солидарности в изоляции, которую многие из нас испытали во время эпидемии, или одиночество среди технологий социальных медиа и, казалось бы, всеохватывающих виртуальных сетей?

Мышление о суставах и суставами противоречиво, потому что оно принадлежит пространству между (костей, и не только). Любопытно, что философ противоречия par excellence Г.В.Ф. Гегель не обсуждает суставы в своей "Философии природы", где он мучительно подробно рассматривает другие аспекты "животного организма". Суставы, в конце концов, не образуют систему, наверное, поэтому Гегель их опускает в пользу структуры скелета. Иначе бы он смог различить в них живую структуру диалектики как таковой.

Теперь наступил момент перевернуть схему и посмотреть на время с точки зрения разрыва, а не непрерывности, и на кости с точки зрения синовиальных суставов: плечевая кость, лучевая и локтевая кости с точки зрения локтя; бедренная кость и голень с точки зрения колена. Это даст нам воплощение подхода к терминам, которые описывают работу отношений, вместо того, чтобы заставлять нас сосредоточиться на тех, которые описывают то, посредством них связывается. И по мере того, как мы будем нацеливаться на отношения как таковые, нам откроется целый мир сгибов, смещений, удивительных поворотов, которые населяют промежутки.

PhilosophicalSalon, 8.06.2020


тэги
читайте также