20 июня, четверг

Невыносимая тяжесть разочарования

04 апреля 2014 / 18:43
писатель

Несколько слов о романе Милана Кундеры «Неведение».

…О последнем романе Милана Кундеры «Неведение» (ну, как последнем, — издан он аж в 2000 еще году, просто после этого у мастера только эссеистика выходила) в современных интеллигентских кругах говорить, как бы это помягче, — не принято. Принято наслаждаться «Вальсом на прощание» и «Книгой смеха и забвения», восторгаться «Невыносимой легкостью бытия», обсуждать «Бессмертие», «Украденный Запад» и «Радикализм и эксгибиционизм». «Неведение» же — даже и упоминать в беседе даже как бы неприлично. В самом крайнем случае, если будете сильно приставать, вам скажут: «ну, это всего-навсего сентиментальная и романтическая перверсия путешествия Одиссея». Не более того. И хотя это высказывание и будет «всего-навсего» оскорбительным даже для самого писателя бредом, — продолжать лучше и не пытайтесь, иначе будете немедленно холодно отстранены в самую вопиющую нерукопожатность.

Собственно говоря — и неудивительно, да…

…Собственно говоря, некоторая правда в этих словах есть: «Неведение» — это роман о том, как люди, подобно гомеровскому Одиссею, после двух десятков лет изгнания, возвращаются на родину.

Проблема в другом.

Люди на Родину — возвращаются, в общем-то, — с войны.

И при этом внезапно понимают, что их Родина — и как это могло случиться? — оккупирована теми, на чьей стороне они столько лет за ее свободу, как бы это помягче сказать, — «воевали».

И — не просто оккупирована.

Короче, — это реально страшный роман.

Роман о том, как диссидент советского периода возвращается в Прагу и внезапно всасывает, что «кровавая советская оккупация» есть детская игра в крысу по сравнению с тем, как их ползуче оккупировал запад, планомерно выжигая и уничтожая вообще все, что ему было дорого.

О том, что «советская оккупация» хотя бы подразумевала «освобождение». Если не прямо сейчас, то, хотя бы, — со временем.

Оккупация несчастной Чехии «обществом потребления», «свободным западным миром», — освобождения не предусматривает вообще, потому как ее цель не просто угнетение народа, а его уничтожение. С последующей заменой людей, которые когда-то и были тем самым народом, непрерывно потребляющими «солдатами глобализации». И, в самом лучшем случае, доля этого самого народа — туристическое обслуживание новых победителей.

Все ведь просто: эта страна — больше ему не принадлежит.

И даже Прага — его Прага! — теперь больше не его город, а всего лишь глянцевая фотография с обложки для проспекта для немецких туристов, и даже Влтава — больше не его река, не «река города», а «ну, знаете ли, в каждом городе должна быть своя протекающая речка». В которую можно плевать.

Вот и все.

Точнее, — нет, не все.

Потому как главный герой этого романа Кундеры, в общем-то, прекрасно понимает, что всю эту чудовищную вещь, пусть и по неведению, сотворил со своей собственной землей — он сам.

Пусть и из тех самых благих побуждений, которые, в общем-то, известно куда ведут…

…Ну.

И вы вправду хотели, чтобы этот страшный, по сути. Текст, хотя бы в чем-то — нет, я не говорю понравился, — хотя бы произвел впечатление на тех, для кого он, на самом-то деле, и написан?!

Так, к сожалению, не бывает, господа.

Потому как интеллигенции значительно проще возненавидеть «внезапно изменившуюся» страну, чем понять, что это — именно то, чего она хотела, к чему стремилась, и за что, по идее, должна нести свою, персональную, ответственность.

Неслучайно ведь замечено: интеллигенция, включая ту, что и раньше была во власти, и сейчас в ней, во многом пребывает, — у нас хороша. Народ вот ей только плохой, к сожалению, достался.

Такие, простите, дела.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также