21 октября, понедельник

На западном фронте без перемен

22 марта 2016 / 12:42
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Так озаглавил свою книгу Ремарк и тем дал образ всей Великой войны. В последнее время эта же фраза если не произносится, то прочно держится в публичном восприятии россиян ситуации на Донбассе.

На Донбассе стреляют? — Не ново. На Донбассе провоцируют? — Аналогично. На Донбассе гуманитарная катастрофа? — И к этому привыкли. Ушла ситуация из фокуса внимания общественности.

Донбасс стал еще одним «западным фронтом», на котором «ничего нового», — несмотря на то, что здесь именно что стреляют, а значит, убивают. И провоцируют, создавая и множа поводы к большому взрыву. И строят — с трудом, но и с успехами — новые государства, русские по своему духу и имперские по своему смыслу.

Да, такие вот появляются маленькие империи, ЛНР и ДНР, где заслуги засчитываются не по национальности или языку, а только по служению стране и народу. Правда, по этому же принципу распределяются и злоупотребления, когда иным представителям новых элит приходит в голову, что служение даёт право не только на честь, но и на долю неправедную от и без того невеликого народного достояния…

А потому не только для тех, кто — там, на месте, каждый день наполнен важными и значимыми событиями, вовсе не напоминающими тягучую статистику очередных сводок, словно копирующих предыдущие. За сводками кроются явления и тенденции, весьма значимые и для внешнего наблюдателя в России. Ибо эти явления и тенденции могут однажды самым решительным образом изменить ситуацию в рождающемся «Русском мире».

На западном фронте без перемен
Действительно, и фронт западный, в районе Донецка — Ясиноватой, и перемен на нём нет: вооружённые силы ДНР в целом с успехом отбивают натиск киевских карательных войск. Бои местного значения, как их назвали бы в сообщениях Совинформбюро времён предыдущей войны с нацизмом. Стреляют, да, но это стало настолько обыденным делом, что даже верный Саид из «Белого солнца пустыни» лишь отмахнулся бы, услышав надоевшие звуки.

Между тем, стрельба стрельбе рознь. Одно дело, когда киевские силовики с направления села Трехизбенка обстреливают район села Красный Лиман или окраины Славяносербска из автоматических станковых гранатометов и крупнокалиберных пулеметов. Это — обыкновенный террор, лишь частично оправдываемый военными соображениями («гасят» опорные пункты «сепаров»), но в принципе бессильный, как злобная ругань от спившегося бомжа. Тем более, когда в сообщении Народной милиции ЛНР отмечается: «В результате обстрелов потерь нет».

И совсем другое дело, когда в течение дней происходит сильное и упорное давление на позиции армии ДНР под Ясиноватой с целью «отжать» себе перекрёсток оперативной важности. Причём давление осуществляется с применением тяжелой артиллерии и реактивных систем залпового огня, а перестрелки перерастают в настоящие дуэли. Кроме того, украинская военщина совершенно перестала стесняться наблюдателей ОБСЕ и вовсю применяет бронетехнику, а там, где ещё не применяет, держит её в капонирах вблизи линии фронта в полной боевой готовности. И это уже обыкновенным террором не объяснишь, это — разведка боем.

Разведка боем — преддверие наступления?
Впрочем, конфигурация украинских позиций позволяет с достаточно высокой вероятностью предположить, куда нацеливается киевский военный кулак, чей удар, как сулит пропаганда, будет беспримерно карательным.

Так, огромное скопление бронетехники, упрятанной в капонирах, в посадках и под прикрытием деревьев, зафиксировано в поселке Правдовка, что всего в 15 километрах от Горловки. Операционное направление очевидно: в стык между Горловкой и Донецком с целью отсечь один город от другого.

Разведкой ДНР фиксируются переброски украинского личного состава к северу от Ясиноватой, в район Новоселовки, к Авдеевке, к Верхнеторецкому. Очевидно, что здесь формируется ядро пехотного обеспечения прорыва.

Одновременно, по данным Минобороны ДНР, наиболее интенсивным обстрелам подвергаются поселки Зайцево под Горловкой, Спартак, Веселое, Трудовские, и окрестности аэропорта на окраинах Донецка. То же операционное направление.

Ещё одним свидетельством подготовки Киева к решающему карательному удару в духе излюбленного среди украинских властей примера с быстрым покорением Хорватией мятежной Республики Сербской, в Донецке сочли ещё одни важные сведения своей разведки. По этим данным, министерство обороны Украины разместило заказ на изготовление реактивных двигателей для реактивных пехотных огнеметов (РПО). «Фирма „Иванченко прогресс“ получила заказ от МО Украины на изготовление 5 тысяч реактивных двигателей для РПО, — заявил командующий корпусом Минобороны ДНР Эдуард Басурин. — На основании этой информации можно сделать вывод, что украинские военные готовятся к ведению наступательных боевых действий в городских условиях, так как применение данного вида оружия эффективно в условиях крупных населенных пунктов».

ОБСЕ: с широко закрытыми глазами
А в это время Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ отчего-то молчит и не бьёт тревогу по поводу столь открытого наращивания сил и вооружений украинской стороной. Лишь отмечает стоически: ВСУ продолжает стягивать бронетехнику на отдельные участки соприкосновения, на складах временного хранения отсутствует уже около 30% военной техники. И? И… ничего! Хотя снимки украинской бронетехники в запрещённых Минскими соглашениями местах, сделанные с беспилотников, свободно бродят даже по интернету!

Да что там — вот свежая новость: представитель оборонного ведомства Луганской Республики Андрей Марочко сообщил, что по данным разведки Народной милиции, 20 марта в населенном пункте Богуславское Попаснянского района, находящемся в зоне ответственности 59-й отдельной мотопехотной бригады ВСУ, на удалении двух километров от линии боевого соприкосновения появились шесть танков и восемь БМП.

Ещё одно скопление отмечается возле Станицы Луганской в ЛНР. «Около районной больницы населенного пункта Станица Луганская замечено скопление танков и БМП общим количеством свыше 15 единиц, — заявил на днях тот же майор Марочко. — В течение нескольких дней данная техника скрытно перемещалась в указанный район в темное время суток, маскировалась с учетом рельефа местности и хозяйственных построек медучреждения, другими словами подразделения ВСУ прикрывались мирными гражданами как живым щитом». «Это чрезвычайно цинично, но уже никого не удивляет», — пожал плечами представитель Народной милиции.

ОБСЕ это тоже уже не удивляет. Или не интересует. Более того, киевские силовики настолько уверились в попустительстве со стороны этой организации, что 16 марта прямо в присутствии представителей Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ обстреляли и уничтожили на территории ЛНР военный автомобиль!

Зато параллельно европейские наблюдатели жалчайшим образом переводит стрелки на власти республик, которые не пустили инспекторов в какие-то там строения.

Что там были за соображения у военных, извне судить трудно. Но не раз и не два на Донбассе замечалось и отмечалось, что после визита инспекторов ОБСЕ у украинских артиллерийских наводчиков чудесным образом повышается точность прицеливания… «Сколько раз уже такое было в районе Стаханова-Первомайска: после того как где-то побывают представители ОБСЕ, туда же и ложатся мины с „той“ стороны», — свидетельствует, например, депутат Народного Совета ЛНР Светлана Алешина, которая курирует этот регион. Нет, она не обвиняет, она просто спрашивает: «Совпадение? Не знаю, может быть. Но когда их слишком много, то напрашиваются вопросы»…

Ничто не исключено
Тем временем боевые действия незаметно для широкой публики идут и идут. Не привлекая прежнего внимания, фоном. Соответственно, есть потери. С обеих сторон. И они растут. Достаточные ли это перемены?

В общем, картина получается вполне определённая. На Донбассе полным затишьем никогда особенно не пахло, несмотря на усилия дипломатов и все требования Минских соглашений. Но некое оперативное затишье присутствует. По большому счёту линия соприкосновения враждующих сил стоит на месте, хоть и прощупывается регулярно то диверсионно-разведывательными группами, то артобстрелами, а то и тактическими войсковыми операциями.

Однако сегодня знаменитая формула «на западном фронте без перемен» наполняется на Донбассе явственным басистым гудом выходящего на предельные режимы трансформатора. Точно такое гудение издавала «тонкая красная линия» в январе 2015 года. Напряжение тогда на неё подавали в основном в Донецком аэропорту, но оборвалась она с грохотом и кровью под Дебальцево.

Закончилось всё победой войск Новороссии — безусловной, но не безупречной. Киевское воинство было загнано в котёл, Но сил по-настоящему плотно закрыть его крышку у армий ДНР и ЛНР не было. Как в силу причин штабных и организационных, так и из-за достаточно чувствительных потерь, умножаемых к тому же на недостаточную дисциплину и выучку войск. Технику «укропы» оставили почти всю, что частично и сами признавали, — а вот большую часть личного состава сумели вытянуть.

Можно ли исключить, что в глубинах украинского генштаба решили, что достаточно восстановили свою армию после того поражения? Нет, конечно, тем более что за год Киевом были приложены приличные усилия в этом направлении. Может ли украинский генштаб захотеть однажды изменить тенденцию к постоянным поражениям укроармии? А как же! Наверняка только об этом и мечтает!

А вот решится ли? Кто ж его знает… Но! Но очищение Донбасса от «сепаратистов», от прорусского — а затем, логикой событий, и русского — элемента является главнейшей, публично декларируемой военной и политической целью Киева.

Значит, что? Значит, ничто не исключено. Скрытая динамика затишья под символикой «на западном фронте без перемен» может вдруг смениться динамикой открытой, боевой и кровавой. Вот эту возможность украинская сторона и прощупывает.

Но… Пока здесь — тот же Ремарк:

«Мощный взрыв — это укропы взорвали плац и бетонный забор (мы так и не прошли эти 50 метров) на Промке. Роют укрепления. У укров бульдозеры и экскаваторы, серьезно окапываются.

В настоящий момент держим третью линию дач, на четвертую не суемся, там заминировано уже всё, кругом „МОНки“.

Холод, снег идёт. Все вымотались до предела. Но позиции уверенно держим.

Пока затишье. Лишь изредка то они из АГС пройдутся, то мы ответим. Ситуация патовая — мы не можем подойти к ним и они не могут подойти к нам. Хотя расстояние — перекрикиваться с ними можно. Чем в начале и занимались, но уже надоело»…


тэги
читайте также