17 июня, понедельник

Хрупкий мир

09 сентября 2014 / 18:54
политолог, заместитель директора Национального института развития современной идеологии, ведущий программы "Вот что происходит" на радио "Звезда"

До сих пор неясно, чем займутся украинские военные и ополченцы после того, как будут выполнены однозначно трактуемые пункты протокола, подписанного 5 сентября в Минске.

Режим прекращения огня в Донбассе действует уже несколько дней. Действует с оговорками, периодически возникают перестрелки, возобновляются минометные обстрелы, но, по сравнению с предыдущими неделями, это можно назвать миром. Очень хрупким миром. До сих пор неясно, чем займутся украинские военные и ополченцы после того, как будут выполнены однозначно трактуемые пункты протокола, подписанного 5 сентября в Минске. А их не так и много. Да и те, которые, казалось бы, таковыми являются, на самом деле в зависимости от ситуации могут быть поняты каждой стороной по-своему.

Ну, например, казалось бы, логичное требование сформулировано в пункте 5: «безотлагательно освободить всех заложников и незаконно удерживаемых лиц». Но о ком идет речь? Что касается пленных, удерживаемых ополченцами, с ними все более или менее ясно. Они, похоже, подпадают под указанные категории лиц. А вот как быть со сторонниками федерализации, задержанными на территории Украины и обвиняемыми согласно действующему на Украине уголовному кодексу в сепаратизме и терроризме? И это самый простой вопрос, из тех, которые предстоит решить. Можно, наконец, составить списки и постараться обменять «всех на всех».

10 пункт вообще вызывает недоумение.

Согласно нему, требуется «вывести незаконные вооруженные формирования, военную технику, а также боевиков и наемников с территории Украины». Прекрасно известно, что боевиками и наемниками киевские власти называют ополченцев. Те в свою очередь такими терминами описывают Нацгвардию и «Правый сектор». Ну, и, наконец, что в данном случае понимать под территорией Украины? Донбасс ополченцы считают не Украиной, а Новороссией.

В подписанном документе двенадцать пунктов. Почти все допускают двоякое толкование. А те, которые можно понять однозначно, фиксируют ситуацию в киевском ее понимании. К примеру, в протоколе постоянно упоминаются «отдельные районы Донецкой и Луганской областей». Киев обязуется принять соответствующий закон и провести в этих районах досрочные муниципальные (?) выборы. То есть, ни о каком признании Новороссии речи не идет, а территория, на которой с согласия Киева должны пройти муниципальные выборы, ограничена линией фронта. Непонятно, правда, как Порошенко собирается проводить выборы на стороне противника. Впрочем, это возможно в случае исполнения 10-го пункта в киевской интерпретации.

Под документом стоят подписи представителей России, Украины и ОБСЕ Михаила Зурабова, Леонида Кучмы и Хайди Тальявини, а также представляющих ДНР и ЛНР Александра Захарченко и Игоря Плотницкого, но без указания регалий последних. Это еще одно подтверждение настойчивого непризнания Киевом за новую точку отсчета сложившегося статус-кво.

Воинственная речь Порошенко, с которой он выступил в Мариуполе 8 сентября, к сожалению, также направлена только на дальнейшее разжигание, а никак не на замораживание конфликта.

Неужели представители России, а в первую очередь ополчения не увидели лукавства в содержании протокола, который подписывали? Конечно, увидели. Думаю, тогда они прежде всего думали о прекращении убийства мирных граждан и предотвращении гуманитарной катастрофы. Говоря простыми словами, голода в донбасских городах и селах. Что будет потом, хватит ли ненависти и цинизма у украинских генералов, чтобы отдать команду о возобновлении обстрелов мирных кварталов, скоро узнаем. Пока же хрупкий мир продолжается. Донбасс залечивает раны.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также