20 августа, вторник

Война в Ираке — это война по выбору, и это ошибка

26 июня 2014 / 22:06
главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН

Барак Обама сегодня попал в «собачий ящик» — он буквально идет по канату, ни шагу влево, ни шагу вправо.

Барак Обама сегодня попал в «собачий ящик» - он буквально идет по канату, ни шагу влево, ни шагу вправо. Есть английское выражение в переводе означающее «вы все равно будете прокляты, что бы вы ни делали».

Другое дело, насколько его решения являются следствием объективных обстоятельств, а насколько - его личным выбором. С моей точки зрения, 9 из 10 политических решений принимаются в силу объективных внешних обстоятельств.

Глава Совета по международным отношениям Ричард Хаас когда-то выделил два типа войн: война по необходимости и война по выбору. Так вот война в Афганистане была войной по необходимости. Любой президент после атаки и взрывов небоскребов должен был бы что-то предпринять. Представьте, что в Москве взрывают условно Кремль или Храм Христа Спасителя, а президент ничего не делает. Невозможно представить. Так и тут.

Известно было, что теракты устроила Аль-Каеда, что она базируется в Афганистане. Американцы потребовали у режима Талибана, правившего в Афганистане выдать лидеров, те отказались.

Другое дело, что война велась не слишком грамотно. Не был быстро ликвидирован Бен Ладен, а это можно было сделать. Американцы позволили талибам перебраться в соседний Пакистан, а потом и вернуться. Война требовала огромных средств, были человеческие жертвы. Но тогда об этом президент и не мог знать.

А вот война в Ираке - это война по выбору, и это полностью ошибка. Никакой необходимости вводить войска в Ирак не было. Конечно, Саддам Хусейн - фашист и убийца и его ликвидация - скорее в плюс американцам, но если бы они ликвидировали его в результате покушения, не вводили войска, было бы правильнее.

Джордж Буш доверился не тем людям. Люди, которые за это отвечали, прежде всего из Пентагона, не знали ни истории, ни культуры, ни религии Ирака. Сам Буш - человек недалекий и мало понимающий во внешней политике, доверился неоконам.

Обама был против войны в Ираке изначально и очень гордился тем, закончил войну. Он также гордится и тем, что закончит войну в Афганистане. И он при этом попал в обстановку, когда любое его решение подвергается критике. Скажем, происходит свержение Мубарака в Египте, и Обаму тут же начинают критиковать, мол, он сдал своих, Мубарак же был союзником.

Меж тем Обама хорошо понимает, что кончилось время, когда Америка решала, кто будет править той или иной страной мира. Когда миллион человек вышли на площадь Тахрир и сами египетские генералы пришли к Мубараку и потребовали уйти, то, что мог сделать Обама? Лучше Мубарака никого не будет - это Обама отлично понимал. И хорошо помнил иранскую революцию, когда в окружении президента Картера мнения относительно поддержки иранского шаха разделились, и в результате Америка не сделала ничего. Шах тогда был все равно свергнут и умер в эмиграции, а новый режим Хомейни не простил американцам того, что они слишком поздно вступили с ним в контакт.

И Обама поступил как реалист. Годом позже свергли уже нового президента Мурси и опять критика против Обамы, причем сразу с двух сторон. The Wall Street Journal критикует Обаму за то, что он недостаточно признал новый режим. Washington Post — за то, что в принципе признал военную «хунту», которая расстреливала людей. А что могли сделать США? Было понятно, что в Египте будет новая власть, и эта власть надолго.

Другая история с Сирией. Тут Обама совершил две ошибки. Первая: он слишком рано начал говорить, что Асад должен уйти в отставку. Так поучилось в Ливии, где началась гражданская война. Но так не получилось в Сирии, оказалось, что позиции Асада довольно прочны. Вторая ошибка Обамы: он сказал, что в случае применения химического оружия против Асада будут приняты жесткие меры. Химическое оружие применили (до конца непонятно, правда, кто, но в глазах западного общественного мнения вина за это лежала на Башаре Асаде). Как говорится, за базар надо отвечать. Обама ответил, заявил о мерах. А потом понял, что Конгресс может его не поддержать. Это был бы позор: президент заявляет о начале войны, а Конгресс ему отказывает. Но тут Обаме помог президент России. Владимир Путин выступил с инициативой передачи химоружия международным силам и Барак Обама смог выйти из неприятной ситуации.

И при этом по Сирии в США была та же реакция, что и по Египту. Одни говорили, что противникам Асада надо дать оружие, другие, что давать оружие радикалам ни в коем случае нельзя, потому что оно попадет в руки исламистов. Обама понимал, что даже умеренным исламистам оружие давать не следует. Та же группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» раньше называлась «Аль-Каеда в Ираке» - что если оружие окажется у них? Сегодня они будут сбивать сирийские самолеты, а что если завтра трансатлантические лайнеры? Они же верны заветам Бен Ладена о войне против «евреев и крестоносцев», то есть Израиля и Запада.

Или Ирак, который недавно просил военную помощь. Обама послал триста человек, но не послал авиацию. Потому что если бы авиация начала бомбить террористические суннитские группировки, то это означало бы, что США встали на сторону шиитов. Неважно, что бомбили бы только террористов, все равно в арабском мире, где большинство государств суннитские, включая главного союзника США - Саудовскую Аравию, это бы очень плохо восприняли. Так что Обаму в любом случае будут критиковать, причем с самых разных сторон.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также