14 июля, вторник

После «эффективных менеджеров»

Новый образ российского чиновника

17 декабря 2013 / 14:02

Глава 3.
Новый российский чиновник о себе и службе

Нормативное задание бюрократии Вебером до сих пор является горизонтом описания того, как функционирует машина государственной службы в целом, и каков этос чиновника в частности. Не существует идеальной бюрократии, однако к идеалу ее можно (и нужно) стараться приблизиться, поскольку эффективность бюрократии, ее профессионализм непосредственно влияют на эффективность и качество государства (если вообще не являются синонимами). Разнообразные «титульные» стратегии чиновничества, описанные выше, обозначали не только господствующую в обществе и самой бюрократической машине идеологию государственной службы, но одновременно определяли и градус отклонения от веберовского стандарта. Эти «властные идеологии» — от советского «слуги народа» через «демократа-рыночника» и младореформатора, в борьбе с деполитизированным «крепким хозяйственником», посредством осознания ограниченности опыта неолиберального «эффективного менеджера» — определяли не только самосознание бюрократии, но и весь комплекс институциональных норм и практик.

Мы полагаем, что за последние 10 лет произошла своего рода нормализация государственной службы, благодаря которой институциональные условия деятельности отечественного чиновничьего корпуса позволили ему приблизиться к нормативной веберовской модели. Каков же образ чиновника по Веберу?

Идеальный чиновник рационален. Он принимает решения, руководствуясь разумом на общезначимых и прозрачных основаниях, не полагаясь на иррациональные мотивы, такие как религиозная вера, авторитет, слухи и сплетни.

Также идеальный чиновник высокопрофессионален. Он должен разбираться в основах той деятельности, к которой относится его властная компетенция, а также собственно в специфике управленческой работы.

Идеальный чиновник аполитичен. То есть, он отличает общественный интерес от интереса частного таким способом, чтобы в каждом принятом им решении нельзя было заподозрить внедрение внешних — по отношению к управленческим — мотивов (идеологических, политических, материальных, карьерных и т.п.).

Сам по себе в частной жизни чиновник может придерживаться каких угодно политических взглядов, но это не должно отражаться на его работе. Точно так же чиновник обязан исполнять государственную службу одинаково хорошо, вне зависимости от того, какая политическая сила пришла к власти в государстве, с которым чиновник обязан себя идентифицировать29.

Для появления идеальной бюрократии недостаточно лишь одной традиции либо суверенной воли руководства страны. Это длительный процесс, в котором сопрягаются как традиции чиновничества, так и меры по исправлению негодных бюрократических практик, внедрению ответственности и дисциплины (как не вспомнить тут знаменитую путинскую «вертикаль власти») и восстановлению рациональных норм функционирования бюрократического аппарата.

Вот как отечественные исследователи бюрократии описывают горизонт тех институциональных практик, при которых возможно формирование близкого к идеальному корпуса государственных служащих: «рекрутирование на основе открытых конкурсов, продвижение по иерархической лестнице внутри организации на основании меритократических критериев, деполитизация карьеры и функциональных обязанностей, профессионализация деятельности, конкурентоспособное вознаграждение и определенные социальные гарантии. Оплата труда чиновников четко фиксирована, привязана к статусу или должности, а также к величине стажа на государственной службе, и не зависит от конкретного объема работы. Их бюрократическая карьера, если не гарантирована, то, по крайней мере, предсказуема»30.

Очевидно, что страна за последние 10 лет стремительно менялась. А вместе со страной менялись и условия функционирования бюрократии. Каким образом эти изменения нашли отражение в самосознании отечественного чиновничества, как эти изменения повлияли на мнение граждан о новой российской бюрократии — вот чему мы посвятили этот доклад. Ниже, на основании интервью с чиновниками, менеджерами образования и актуальных социологических исследований современной российской бюрократии мы постараемся показать, как меняется самосознание отечественного государственного служащего.

3.1 Его отношение к коррупции
Одним из значимых индикаторов того, что новое поколение российских чиновников отличается от предыдущих, является их отношение к коррупции. Для чиновников новой генерации характерно понимание того, что коррупция — это не нормально.

Старое понимание чиновниками коррупции как некоторой неформальной нормы хорошо отражено в следующем интервью, состоявшемся между чиновником и его знакомым в конце 90-х:
 

  — Можно ли не брать, коль все берут? Можно ли не взять, когда настойчиво предлагают? Когда соблазняют? Когда сослуживцы смотрят на тебя, как на белую ворону, и ждут случая представить?
— Я же не беру, — сказал он.
— Как же вам в отравленной всеобщим взяточничеством атмосфере это удается? — настаивал я.
Ответ меня поразил:
Сначала боялся. А потом привык не брать31.


В данном диалоге нашла выражение нормативная инверсия (или перверсия), характерная для предыдущих поколений бюрократии. Ситуация, когда человек не берет взятки в 90-х рассматривается как отклонение от нормы. Этот же факт отражается и в других подобных наблюдениях того периода:
 

  Сейчас нет коррупции, мы сейчас так живем.
Сегодня коррупционер — тот, кто не берет.
(Управляющий торговым центром)32


Сегодня доверительные разговоры о коррупции в среде современных чиновников вызывают уже иные эмоции и ведутся в совершенно другой модальности:
 

  Кто взяточник? Капков взяточник?! Я взяточница?! Вот приди и попробуй дать мне сто тысяч. Можешь дать мне сто тысяч? Не можешь. А знаешь почему? Потому что если ты попробуешь сунуть мне взятку, я с тобой больше не буду разговаривать.
(Помощник главы департамента правительства города)33

 

  Выдали пистолет, и крутись как хочешь? Не знаю, что на это ответить. Я не знаю, правда. Не вижу, что тут есть такого, на что можно наложить руку.
— Откаты?
— Черт его знает. Мне не предлагали.
(Заместитель главы федерального агентства)34


Мнение о тотальности коррупции, распространенное в обществе, также «зацепило» и самих чиновников. Они, будучи частью общества, тоже уверены в том, что кругом все ею заражено. Подобный феномен был зафиксирован в пока не опубликованном исследовании социолога Дмитрия Рогозина (МВШСЭН). Вот как он обозначает ее в интервью: «Существует фигура речи, не поддающаяся сомнению: «коррупция, безусловно, есть, и она тотальна»35. Однако тогда, когда речь заходит о том, участвует ли сам интервьюируемый в коррупционных схемах, как правило, чиновник это отрицает. Причем, делает это вполне искренне и нет сомнение, что это отрицание вызвано именно этическим неприятием коррупции и взяточничества. Более того, в подавляющем большинстве случаев интервьюируемый чиновник вообще не наблюдает коррупцию в своей среде:
 

  В бытность мою министром культуры меня проверяли под лупой не один раз точно. Осенью прошлого года у меня было одновременно три проверки. Всегда так было, всегда находились поводы, какие-нибудь депутатские запросы. За чистоту своих рук и чистоту рук своих коллег я спокоен.
(Заместитель главы федерального агентства)36


Рогозин обозначает специфику институциональной оптики чиновника так: «рядом ничего плохого нет». «То есть, вокруг не то что нет ничего такого, что можно назвать коррупцией, — нет даже отклонений от нормального ведения службы… Рассуждают чиновники примерно так: «Если я не вижу коррупции вокруг, я не могу ее потрогать, значит вокруг честные люди, выполняющие свой функционал»37.

Социолог отметил, что каждый из тех, кто пришел на госслужбу недавно, считает, что коррупционное поведение обязательно свойственно и в бытовом плане нечистоплотным и непорядочным людям. Рогозин цитирует речь чиновника: «Я-то думала, что здесь сидят такие гады, подлецы, а пришла и вижу, что все нормальные люди, работают»38. Это открытие примиряет человека, пришедшего на госслужбу, где, как говорят «все воруют», с существующим в обществе негативизмом в отношении чиновников. Ведь, в его коллективе ничего этого нет. Более того, это позволяет еще и гордиться как своей собственной карьерой, так и своими коллегами, так и своей организацией.

Безусловно, поведение чиновника при разговоре о коррупции не является чем-то оригинальным. Модус отрицания тоже имеет место быть, как, например и в заявлениях футболистов, которые отрицают, что лично участвовали в договорных поединках, и одновременно утверждают, что весь отечественный футбол насквозь коррумпирован. Но в случаях с массой чиновников есть и иные стимулы отказываться от коррупционного поведения.

Риск вступить в коррупционные отношения, либо выйти за рамки регламента, осознается новой генерацией чиновников. Однако они понимают, что лучше избегать таких ситуаций и идти на нарушение должностных инструкций лишь по крайней необходимости. Причем, под этой необходимостью понимается даже не собственный доход, а интересы дела:
 

  Невозможно, делая что-то большое, не запачкаться. Приходится учитывать интересы разных сторон, идти на компромиссы, принимать непопулярные решения.
(Помощник главы департамента правительства города)39

 

  Везде люди, и сказать, что нечестных людей в чиновничьей корпорации больше, чем в другой, я не готов. Каждый из нас может привести сотни примеров, когда нас обманывали люди из бизнеса, обманывали люди из науки или из высшей школы. Процент недостойного поведения — я не думаю, что он галопирующе отличается от любого другого рода деятельности.
(Заместитель главы федерального агентства)40


Такой взгляд на коррупцию, в котором а) признается ее ненормальность, б) коррупционное поведение четко отличается от регламентированного, в) коррупционное поведение осуждается морально и г) необходимость пойти на коррупционные отношения объясняется интересами дела, а не личными интересами (карьерными либо материальными), не характерен ни для «крепкого хозяйственника», который в пределе слабо отличает личный интерес от интереса службы, ни для «эффективного менеджера», для которого коррупция — лишь вид по непонятным причинам пока не регламентированного сервиса.

3.2 Его мотивация
В публичных интервью молодых чиновников за последние годы обнаруживается преобладание традиционных мотивов, которые побудили их пойти на госслужбу. Материальная составляющая, безусловно, является важной:
 

  Твой оклад — 7 тысяч рублей. Но фактически ты получаешь, конечно, больше: надбавку такую, надбавку сякую, сто процентов на какое-то там содержание, ещё что-то, ещё что-то, и в итоге умножаются 7 тысяч на пять-шесть. Потом льготы: хорошее медицинское обслуживание, хороший санаторий, например.
(Бывший сотрудник столичной мэрии)41


Кроме того, государственная служба привлекает стабильностью, отсутствием потогонной машины, характерной для офисных служащих и высокой рискованности частного бизнеса:
 

  Есть определённая категория людей, которая просто любит стабильность. Люди, которые не любят рисковать, как это делается в бизнесе, и не хотят жилы  рвать, как это делают в офисах. На госслужбе столько работы нет.
(Бывший сотрудник столичной мэрии)42


Конечно, есть и стремление получить некоторую толику власти, а также сопровождающих атрибутов и привилегий. Этот мотив также остается притягательным для тех, кто идет на госслужбу:
 

  Важно, что ты получаешь некий ореол славы. Получаешь удостоверение, которое тебе позволяет на равных, а то и свысока общаться с другими представителями власти, с полицией например. Я помню, как ехал из Питера, вышел из поезда в ужасном виде в шесть утра, ко мне подошёл уголовный розыск, который шакалит по утрам на вокзалах в поисках дополнительных доходов. Они себя нагло вели: «Пройдёмте» — я им показал удостоверение, они отдали честь и ушли: «Извините». Это приятное ощущение, оно циничное и злое, но приятное.
(Бывший сотрудник столичной мэрии)43


По-прежнему привлекательным остается сам статус чиновника:
 

  Статус в России дает какие-то возможности. Даже не показывать корочку, а по какому-то вопросу нужно переговорить с важным человеком — когда тебя на том конце провода спрашивают: «Вы кто?», я представляюсь, и разговор происходит. Не то, чтобы я постоянно кому-то звонил, но это важно. Людей вначале не интересует, зачем ты им звонишь, а должность является аргументом — даже с абсолютно незнакомыми людьми. Параллельно знакомишься и параллельно решаешь проблему. Таким образом статус работает.
(Заместитель главы федерального агентства)44


Однако в высказываниях новой генерации чиновников относительно причин их трудоустройства на государственную или муниципальную службу возникает и новый оттенок. Жажда власти ими теперь описывается через веру в возможность чиновника «поменять» что-то или «что-то сделать»:
 

  Я внутренне чувствовал, что здесь можно что-то сделать. Либо нужно было просто уезжать и ругать издалека каких-то сволочей, которые разрушают Москву.
(Советник председателя департамента правительства Москвы)45

 

  Мы действительно что-то меняем, я вижу, как много всего еще нужно менять в этой стране, и мне это все так же интересно. Сейчас люди выходят на улицу и жалуются — я их не осуждаю, каждая сторона по-своему права. Но придите и поработайте, займите любое кресло, хотите — мое, хотите — соседнее, и давайте что-то попробуем сделать. И я ни секунды не жалею сейчас о том, что я перешел на госслужбу.
(Первый заместитель руководителя департамента правительства Москвы)46

 

  Я понял, что могу работать только в исполнительной власти — там, где я могу принимать какие-то решения. А не просто давать людям советы, обрывать телефоны какого-то департамента, и в итоге все равно говорить человеку: «Извините, я не могу вам помочь».
(Заместитель начальника отдела учреждения при правительстве Москвы)47


Работу на государственной службе часть респондентов отмечает как интересную. Прежде всего в связи с возможностью использовать власть. Однако такое использование властных полномочий чиновники, как они считают, осуществляется не ради личной выгоды либо выгоды определенной группы интересантов, но ради общего блага.
 

  На данный момент, находясь на госслужбе, можно принимать участие в довольно масштабных изменениях. Поменять целый парк. И ты при этом отлично не только понимаешь, но и видишь, какой кусок работы в этом процессе твой. Это же просто очень приятно.
(Заместитель начальника отдела учреждения при правительстве Москвы)48

 

  Мне кто-то из уже действующих чиновников объяснял, почему он выбрал госслужбу, а не бизнес. Якобы управляя собственной компанией, он бы работал лишь на самого себя, а тут — на целый город.
(Заместитель руководителя аппарата вице-мэра)49

 

  Мне реально нравится работать с моим депутатом, с обращениями граждан, разбираться в этих историях. Каждый раз — как детектив, ну и приятно, что нужное дело делаю.
(Сотрудник аппарата Госдумы)50


Интервью показывают, как меняется самосознание российского чиновника, для которого государственная служба — не просто работа, такая же как любая другая. Работа современного бюрократа отнюдь не только способ заработать денег и получить власть, но также желание реализовать себя за счет изменения к лучшему того фрагмента окружающей действительности, в котором размещена компетенция чиновника. Эта направленная вовне активность новых российских чиновников отличается от направленных внутрь системы усилий «эффективных менеджеров», согласно мнению которых внешний мир, устроенный как рынок, всегда более модернизирован, чем организационный аппарат.

3.3 Его найм
Как указано выше, то, каким образом люди попадают на государственную службу, имеет существенное значение для качества управленческих кадров. «Веберовская» модель бюрократии подразумевает найм госслужащих на рынке труда через конкурсные процедуры. Однако российская практика, в силу сложившихся традиций, а также в силу иных факторов, таких как достаточно низкий престиж и материальное обеспечение чиновников на старте карьеры, не соответствует идеальной модели:
 

  Попасть в госструктуры вообще несложно.
Там только рады будут.
(Заместитель начальника отдела учреждения при правительстве Москвы)51


Отечественная госслужба до сих пор предпочитает архаичные способы рекрутинга. Связано это, скорее всего, с недостаточно налаженными процедурами контроля деятельности подчиненных, не уверенности руководства в достаточной лояльности своих сотрудников, а также с непрозрачностью процедур кадрового роста. Личные знакомства остаются одним из главных каналов рекрутирования на госслужбу. Это отмечают и интервьюируемые чиновники:
 

  Попадают в основном по знакомству. Но много людей из регионов. Система частично клановая, а частично воспроизводит советскую систему: обкомы, райкомы, комсомол. Начальники с собой приводят людей: почти не бывает так, что приходит начальник и своим замом делает какого-нибудь просто хорошего работника. Кадровая политика всегда строится вокруг начальника.
(Бывший сотрудник столичной мэрии)52

 

  Армия дала много хороших знакомств.
(Директор муниципального предприятия)53


Однако не стоит полагать, что исключительно лояльностью руководителю определяется сегодня рекрутинг государственных менеджеров. Да и пресловутые «знакомства» и «связи» сами по себе являются определенным кадровым фильтром и скрытым тестом при трудоустройстве — система впускает тех, кто уже обладает определенными личностными характеристиками, необходимыми для работы на госслужбе.

К тому же, как отмечают интервьюируемые чиновники, им обязательно приходится проходить собеседование при устройстве на работу с будущим руководителем.
 

  Произошло все случайно — по приглашению ХХ. Мы встретились по одному вопросу, разговорились, и она сделала мне такое предложение.
(Заместитель руководителя аппарата вице-мэра)54


Факт, что собеседование является главным испытанием, которое проходят российские чиновники при устройстве на службу, отмечалось и 10 лет назад. От 86 до 94% госслужащих проходили обязательную процедуру собеседования в той или иной форме55.

Другой инструмент рекрутинга, который также является крайне востребованным — личная рекомендация. Однако для нового чиновничества растет доля профессиональных рекомендаций — прежде всего рекомендаций со стороны преподавателей и менеджеров образования. Также усиливается значение профессионального запроса — поиска и подбора нужного молодого специалиста с университетской скамьи.
 

  У меня специализация — госзакупки, и моих учеников расхватывают как горячие пирожки. Более того, министерства стоят за ними в очереди. Из министерств приходят и говорят: «Дайте, дайте, дайте!»
(Заместитель заведующего кафедрой)56


Интересно, что многие чиновники новой генерации так или иначе уже привлекались на госслужбу, в виде ли стажировки, в виде ли других форм дополнительного образования.
 

  Когда я учился в МАРХИ, однажды меня пригласили в ректорат и попросили поучаствовать в программе правительства Москвы. Нужно было принимать участие в заседаниях, формулировать какие-то предложения (имеется в виду программа «Студенческое правительство дублеров», куда входят молодые люди, которые на один день в году заменяют реальных сотрудников Мосгордумы. — Прим. ред.).
(Советник председателя департамента правительства Москвы)57

 

  Впервые попала на госслужбу студенткой — и сразу в Кремль, практикантом в Пресс-службу президента России.
(Сотрудник пресс-службы мэра)58

 

  Я из Самары. Когда мне было четырнадцать, я попала в «Модель ООН». Это очень крутая ролевая игра, которая существует с 1948 года и популярна по всему миру.
(Помощник главы департамента правительства Москвы)59


При этом рекрутинг на высокие бюрократические должности отличается от веберовских стандартов, предполагающих длительный рост карьеры чиновника изнутри госслужбы и формирование внутри нее особого рынка репутаций.
 

  На высокие должности обычно приходят уже состоявшиеся в жизни люди. У многих за плечами есть работа в бизнес-структурах. Часто человек сперва занимается какими-то разовыми проектами для той же администрации, а потом переходит туда на работу в новом качестве.
(Сотрудник Администрации президента)60


Согласно Веберу, действие меритократических процедур на «входе» в систему и на каждом следующем шаге, создает дистанцию между чиновником и его руководителем, необходимую для автономии чиновника при принятии решений, которые должны быть мотивированы рационально. Вот почему так важны конкурсные процедуры для отбора кадров госслужбы и их продвижения.

Однако для российской госслужбы характерны некоторые смещения относительно «веберианского стандарта» в принципах продвижения сотрудников по карьерной лестнице. Ряд интервьюеров достаточно пессимистически оценивают общий порядок кадрового продвижения вверх по карьерной лестнице, а также способы оценки труда чиновников со стороны руководства.
 

  Лояльность — это то, в обмен на что ты получаешь бабки. Просто так, потому что ты умный, никто тебе не будет платить…
(Бывший сотрудник столичной мэрии)61


Однако новые чиновники (особенно молодые) не готовы к столь циничным оценкам. Скорее для них характерна позиция, подразумевающая не только банальное получение заработной платы, но и стремление добиться оценки своей работы в меритократических стандартах:
 

  То же самое с госслужбой. Если ты делаешь свою работу хорошо, тебе нужно некое общественное признание.
(Пресс-секретарь главы правительства)62


Так что, несмотря на отмеченный пессимизм, карьера и сопутствующие ей материальные блага являются тем, что скрепляет корпоративный дух чиновничества.
 

  Несмотря на то что работать на госслужбе довольно тяжело, никто не уходит. Все до конца верят, что они досидят и тоже получат свой кабинет, свою машину и добьются сановного успеха.
(Бывший сотрудник столичной мэрии)63

3.4 Его корпорация
Первое, что отделает корпус чиновников от представителей других профессий — специфический язык. Иногда использование этого языка с присущим ему канцеляриатом выходит за рамки госслужбы. Социолог Дмитрий Рогозин отмечает: «Разговор для обычного человека звучал несколько диковато: на вопросы о семейной жизни они вдруг начинали говорить о проведенных мероприятиях, о достигнутых задачах. Буквально так: «Перед тем, как подать документы в ЗАГС, мы осуществили ряд важных мероприятий на сплочение нашей семьи»». При этом Рогозин замечает, «что такого рода шаблонный язык воспроизводится, как правило, чиновниками низкого ранга. Чем выше положение человека, тем больше свободы он начинает чувствовать, тем больше шуток он себе позволяет. Чем ниже должность, тем больше человек скован — это проявляется даже на уровне разговоров о чем-то личном, такой чиновник старается вести беседу по законам жанра формального правового документа»64.

Этот «птичий язык», тем не менее, становится основанием для групповой солидарности.
 

  При этом ты как чиновник по-особому понимаешь мир, у тебя всё сводится к каким-то нормативным актам, у тебя в языке появляются такие слова, как «субъект федерации», «нормативный акт», «в этой связи обращаюсь с просьбой», и в конце концов ты начинаешь думать подобным образом. Ты же не видишь мир целым, ты начинаешь общаться с людьми с работы, проводить с ними время, и однажды тобой овладевает корпоративная солидарность — такая же корпоративная солидарность, которая есть в любой среде.
(Бывший сотрудник столичной мэрии)65


Однако для новых чиновников характерна рефлексия относительно «языковой субстанции» коммуникации, в которую они встроены:
 

  Над нами посмеиваются. Ну, мы каких-то вещей не знаем, говорим на непонятном языке. У нас, например, действует внутренний запрет — не употреблять иностранных слов. И это как раз нормально.
(Заместитель начальника отдела учреждения при правительстве Москвы)66


Более того, языковые практики чиновников накладывают ограничения на публичность.
 

  Все наши ограничения связаны с повышенным вниманием и к действиям, и к словам. Я не могу себе позволить написать лишнего в социальных сетях не потому, что я боюсь, а потому, что это является частью уже не моего личного пространства, а частью пространства всей системы.
(Пресс-секретарь главы правительства)67


Корпоративность, помноженная на меритократию, заставляет чиновников публично демонстрировать уважение к непосредственным руководителям, по крайней мере, признавая их реальные заслуги и достижения:
 

  Мне с начальниками везло: это были образованные люди с европейским типом мышления. Я не знаю в деталях их биографии, их родственников и связей. Наверное, это была смесь профессионализма и обстоятельств, которые привели их на эту работу.
(Бывший сотрудник столичной мэрии)68

 

  Там есть очень циничные люди, но клинических идиотов не так много, которые вообще не могут отвечать за свои действия.
(Бывший сотрудник столичной мэрии)69


Лояльность непосредственному руководству — необходимое условие для долговременной карьеры в системе госорганов. А факт таковой — необходимое условие нормального функционирования бюрократической машины по Веберу. Речь идет как о комплексе специализированных «эксплицитных» знаний, связанных с управлением данной сферой, а также — что немаловажно — наборе знаний «имплицитных», неявных и неформальных, которые усваиваются чиновником по мере его встраивания в машину госслужбы — это так называемая аппаратная специфика.

Внедрение принципов «нового менеджмента», характерного для периода увлечения неолиберальной эффективностью, привело к доминированию в идеологии бюрократии так называемого командного способа формирования кадров. Для новых бюрократов команда остается важной ценностью. Новые чиновники не замечают ограничений и препятствий при реализации своих функций в «команде». Командный способ организации труда чиновников позволяет уменьшить своего рода «транзакционные издержки» в коммуникации чиновников за счет того, что «аппаратная специфика», являющаяся оборотной стороной бюрократической рациональности, заменяется этическими принципами преданности команде и, в конечном итоге, патрону.
 

  Человек, будучи секретарем обкома где-нибудь на Урале, мог совершенно спокойно поехать первым секретарем обкома, условно говоря, в Липецкую область. Сейчас этого практически нет. Все работают командами, что, с одной стороны, хорошо и современно, с другой стороны сложно себе представить, что вице-губернатор из Кемерово становится вице-губернатором Белгородской области.
(Консультант проекта «Кадровый резерв»)70


Иерархия и внутренняя дисциплина госслужбы прочно осваиваются чиновниками новой генерации. Но оборотной стороной и следствием дисциплинарных практик в рамках командной организации труда чиновников становится своеобразная экономия на контроле, которая в долгосрочной перспективе может привести к росту апатии и слабой заинтересованности чиновника в результатах собственного труда:
 

  Таких безразличных людей, которые не хотят зла, которые не хотят добра, которых волнует только начальство, — их большинство.
(Бывший сотрудник столичной мэрии)71


Тем не менее, корпоративность является важной характеристикой эффективной бюрократии. Очевидно, что новые чиновники достаточно легко осваивают нормы и принципы функционирования аппарата. Более того, они рационально переосмысливают эти принципы, в результате чего у них возникают определенные противоречия с предыдущими поколениями бюрократии, которые далеко не всегда носят исключительно эстетический характер.

3.5 Generation gap
Новая волна чиновников не могла прийти и заявить о себе, не встречая непонимания и отторжения со стороны представителей предыдущих поколений.
 

  Когда я пришла, где-то были люди значительно старше меня. И тут им звонит «девочка, которой 25 лет», и она чего-то хочет и к тому же считает, что она может указывать, как надо работать. Первое время было сложно, было тяжело. Но сейчас уже работа выстроена, мы друг друга услышали. Кто-то сменился, кто-то нет.
(Сотрудник пресс-службы мэра)72

 

  Однажды заплела косички с фиолетовыми ленточками — издалека кажется, что волосы фиолетовые, проколола нос, еще у меня татуировки есть. Так и ходила, и ничего, ну фыркали старые тетки, и ладно.
(Бывший сотрудник Федеральной антимонопольной службы)73

 

  Пока что я всегда и везде самая маленькая. Многие, конечно, в шоке, когда узнают, сколько мне лет. В департаменте нашем работают люди, которым по 40–50 лет. И когда ты видишь, что человек — старше тебя по возрасту — делает что-то, как привык, то очень сложно сказать ему об этом. Наверное, это одна из самых сложных вещей в моей работе.
(Помощник главы департамента правительства города)74


Усвоенные нормы эффективной бюрократии новые чиновники проецируют на коллег, в результате чего им становится очевидным ценностный разрыв между поколениями.
 

  Главное зло — это «тетки», такие бессмысленные женщины лет 40–50 с высокими прическами, работающие тут уже лет 20. Знаете, чем они занимаются целыми днями? Раскладывают пасьянсы. А еще они торгуют: каждый день кто-нибудь приносит в кабинет то икру, то колготки, то краба камчатского. Они этим подрабатывают. И нельзя демонстративно много работать, их это раздражает.
(Сотрудник аппарата Госдумы)75


А вот — взгляд с другой возрастной стороны на «поколенческий разрыв» в ценностях:
 

  Ты всегда думаешь, что большие начальники там — это какие-то ящеры с ядом на зубах, а это в 80 % случаев весёлые мужики, с длинным жизненным путём, образованные и повидавшие. Которые всё прекрасно понимают и готовы достать гитару и спеть «Всё идёт по плану». Но это в случае, если начальнику от 40 лет. А вот молодые — они как раз ящеры, которые похожи на Амбридж из «Гарри Поттера». Насквозь лживые и называющие любого начальника по имени и отчеству и с придыханием, но надменно и хамски разговаривающие с подчинёнными.
(Бывший сотрудник столичной мэрии)76


Межпоколенческая конкуренция, тем не менее, приносит хорошие плоды:
 

  Сейчас старая гвардия старается все делать очень быстро, чтобы доказать начальству, что они еще многое могут. А молодая гвардия стремится все сделать еще быстрее, чтобы доказать, что это, вообще-то, они молодцы и удальцы.
(Заместитель начальника отдела учреждения при правительстве Москвы)77


Генерация новых чиновников пока еще не столь многочисленна. Но для системной трансляции норм и ценностей новой «веберианской» российской бюрократии отнюдь не обязательно численно превосходить другие поколения чиновников. Пока же средний возраст московского чиновника составляет 52 года. Его средняя зарплата — 58,7 тыс. руб.78

3.6 Его отношение к политике
Классическая веберианская бюрократия должна быть политический нейтральной. Она обязана работать с любой легитимной властью, вне зависимости от убеждений. В этом заключается ее профессионализм и долг госслужащего.

Для некоторой части отечественной новой бюрократии, тем не менее, характерно представление о том, что политическая ангажированность, если ее оставить за дверьми рабочего кабинета, не вредит государственной службе. Более того, политическая вовлеченность связана с важным мотивом поступления новых чиновников на госслужбу, а именно желанием «что-то менять».
 

  К власти я отношусь плохо, так как имею с ней дело каждый день, и искренне считаю, что система управления страной деградировала до крайности на всех уровнях. Но и к оппозиции отношусь плохо, так как ни одна из действующих политических сил не достойна власти, мелковата в стратегии и видении долгосрочного будущего страны. Все мои коллеги, кто был в Москве, на митинги ходили.
(Вице-губернатор)79


Я ходил на все митинги за «Честные выборы». И мне не нужно скрывать это на работе. Поскольку все эти митинги — они за принципы взаимодействия власти и общества, то я, находясь в департаменте, вообще-то, поддерживаю тот факт, что на меня должно оказываться какое-то влияние со стороны народа. Если я, чиновник, не достигаю тех результатов, которых вы от меня ждали, вы меня увольняете. Зато у меня есть стимул работать хорошо и эффективно.
(Заместитель начальника отдела учреждения при правительстве Москвы)80

Впрочем, необходимость различать частные и рабочие пространство и время однозначно артикулируется в интервью новых чиновников.
 

  Хорошо, если у тебя в нужных случаях выскакивает весь этот патриотический запал: интересы государства надо защищать от американцев, на нас нападают, а мы защищаемся. Многие реально в это верят, они могут тебе это впаривать за стопкой водки на каком-нибудь застолье. Они и между собой это обсуждают. Но это не мешает им на работе думать только о приказах начальства и возможности не попасть под его гнев. В своей работе они уже этими принципами прямо не руководствуются.
(Бывший сотрудник столичной мэрии)81


Не секрет, что многие высокопоставленные чиновники ходили на митинг на Болотной площади или проспекте Сахарова — просто посмотреть, что происходит. Многие позволяют себе крайне критично оценивать какие-то политические события или тренды и разделяют работу и убеждения.
(Сотрудник Администрации президента)82

Нередко чиновники прямо заявляют о том, что политизированность вредит службе, по крайней мере, ее наиболее активные проявления:
 

  Я несколько аполитичен. Я не принадлежу ни к одной партии. У меня есть листовка в муниципальные депутаты, на ней написано: беспартийный. Я ни на одном из митингов не был. Я после 2002 года на Манежной площади не был ни на одном массовом сборище. Каждый должен делать свое маленькое дело.
(Директор муниципального предприятия)83


К этому социологическому портрету нового отечественного чиновника необходимо добавить один красноречивый факт. В митинге на Проспекте Сахарова 4 февраля 2012 года 12% от принявших участие составляли госслужащие. К митингу 12 июня того же года их число сократилось в 6 раз: всего 2% от пришедших в тот день на акцию протеста составляли госслужащие84. То есть, чиновники четко разделяют осмысленные гражданские акции и протест ради протеста.

3.7 Что меняется
Новые чиновники в интервью осознают себя как некую группу носителей других социокультурных ценностей, и подчеркивают сами в интервью, что вместе с ними наступают изменения на госслужбе. Пока описание изменений выражается через внешние — часто эстетические — атрибуты.
 

  Если раньше те, кто работал в правительстве Москвы, были в основном какими-то мутантами, которые говорят на другом языке, то сегодня это часто адекватные и вменяемые люди. Старорежимные, никуда не стремящиеся тела постепенно отходят на второй план. И это не потому, что кто-то принял такое решение.
(Советник председателя департамента правительства Москвы)85


Важен факт того, что новые чиновники не считают, что появление их генерации является результатом чьей-либо персональной воли, «призыва» и т.п. Их появление — результат изменения среды.
 

  Здесь огромные возможности для самореализации. Это я особенно хорошо увидел в двухтысячные, что жизнь начала меняться, что пришли профессионалы, молодые и амбициозные. Да, все еще было много проблем: коррупция, административные барьеры и прочее, прочее. Но уже появилась какая-то надежда на то, что страна начинает двигаться в правильном русле.
(Первый заместитель руководителя департамента правительства Москвы)86


Самосознанию новых российских чиновников льстит факт их все более увеличивающегося числа:
 

  Очень много молодых людей, которые хотят что-то менять, хотят что-то делать. Мне кажется, из года в год их становится все больше.
(Сотрудник пресс-службы мэра)87

 

  Я раньше думал, что есть всего два типа людей, которые идут в госслужащие. Первые — это потенциальные коррупционеры, которые хотят встроиться в систему. Там деньги, там карьера, там положение в обществе. Это вообще не круто. А вторые — не от мира сего идеалисты, которые с блаженной улыбкой говорят: «Сейчас мы все сделаем для вас, для людей». Это тоже не очень-то круто. На самом деле сейчас среди молодых чиновников попадается все больше менеджеров, профессионалов, для которых это just a job. И это очень правильно.
(Заместитель начальника отдела учреждения при правительстве Москвы)88


Эффект происходящих изменений удивляет и самих новых госменеджеров:
 

  С теми ресурсами, которые у нас были, мы справлялись. А теперь — я даже к этому не был готов — спрашивают: что нужно сделать? как тебе помочь? То есть все кардинально изменилось.
(Директор муниципального музея)89


В интервью с менеджерами образования чиновников тезис о появлении новой генерации государственных служащих находит осторожное подтверждение.
 

  Конечно, тенденции такие наблюдаются. И здесь вопрос даже не столько в том, что перенимаются традиции и навыки западного госуправления. Свой отпечаток накладывает общий стиль восприятия жизни. И тут ничего плохого нет. То есть, мы наблюдаем более высокий профессионализм, высокий уровень активности.
(Заместитель декана РАНХиГС)90


_________________
29  — Знаменитая в перестройку формула отказа чиновника от ответственности за государство — «Я вас в Афганистан не посылал» — определяла меру «падения нравов» советского государственного служащего. «Веберовский» чиновник не имеет права отказывать ветерану в помощи лишь только на том основании, что он лично осуждает вторжение советских войск в указанную страну.
30  — Гимпельсон В.Е., Магун В.С. Найм и карьера молодых чиновников: идеи М. Вебера и российская реальность // Россия реформирующаяся. Ежегодник — 2004. Москва, 2004. С. 126-127.
31  — Кирпичников А.И. Взятка и коррупция в России. СПб., 1997. C. 181.
32  — Цит. по: Рогозин Д., Жарков В. Российская коррупция в рассказах участников // Отечественные записки, т. 47, №2, 2012, с. 110.
33  — 7 молодых людей, которые управляют московской культурой, архитектурой и промышленной политикой // Афиша, №316 c 12 марта по 25 марта 2012 г.
34  — Анатомия чиновника. Карьера // Большой город, №15 (304), 2012.
35  — «Успешный чиновник — тот, кто умеет решать вопросы». OpenSpace.ru, 7.02.2013 — http://www.openspace.ru/article/887
36  — Анатомия чиновника. Карьера // Большой город, №15 (304), 2012.
37  — «Успешный чиновник — тот, кто умеет решать вопросы». OpenSpace.ru, 7.02.2013 — http://www.openspace.ru/article/887
38  — Там же.
39  — 7 молодых людей, которые управляют московской культурой, архитектурой и промышленной политикой // Афиша, №316 c 12 марта по 25 марта 2012 г.
40  — Анатомия чиновника. Карьера // Большой город, №15 (304), 2012.
41  — Как всё устроено: Работа чиновника. The Village — http://www.the-village.ru/village/city/city/122697-chinovnik
42  — Там же.
43  — Там же.
44  — Анатомия чиновника. Карьера // Большой город, №15 (304), 2012.
45  — 7 молодых людей, которые управляют московской культурой, архитектурой и промышленной политикой // Афиша, №316 c 12 марта по 25 марта 2012 г.
46  — Там же.
47  — Там же.
48  — Там же.
49  — «Официально я теперь госслужащая». Софья Троценко о своей новой работе в мэрии Москвы. Афиша, 23.03.2012 — http://gorod.afisha.ru/archive/sof-ja-trocenko-o-svoej-novoj-rabote-v-mjerii-moskvi/
50  — Анатомия чиновника. Карьера // Большой город, №15 (304), 2012.
51  — 7 молодых людей, которые управляют московской культурой, архитектурой и промышленной политикой // Афиша, №316 c 12 марта по 25 марта 2012 г.
52  — Как всё устроено: Работа чиновника. The Village — http://www.the-village.ru/village/city/city/122697-chinovnik
53  — 7 молодых людей, которые управляют московской культурой, архитектурой и промышленной политикой // Афиша, №316 c 12 марта по 25 марта 2012 г.
54  — «Официально я теперь госслужащая». Софья Троценко о своей новой работе в мэрии Москвы. Афиша, 23.03.2012 — http://gorod.afisha.ru/archive/sof-ja-trocenko-o-svoej-novoj-rabote-v-mjerii-moskvi
55  — Гимпельсон В.Е., Магун В.С. Найм и карьера молодых чиновников: идеи М. Вебера и российская реальность // Россия реформирующаяся. Ежегодник — 2004. Москва, 2004. С. 132.
56  — Новый дух русской бюрократии. Тасс-Аналитика, 12.09.2013 — http://tass-analytics.com/stories/novyy-duh-russkoy-byurokratii
57  — 7 молодых людей, которые управляют московской культурой, архитектурой и промышленной политикой // Афиша, №316 c 12 марта по 25 марта 2012 г.
58  — Там же.
59  — Там же.
60  — Анатомия чиновника. Карьера // Большой город, №15 (304), 2012. — http://bg.ru/society/anatomiya_chinovnika_karera-11893
61  — Как всё устроено: Работа чиновника. The Village — http://www.the-village.ru/village/city/city/122697-chinovnik
62  — Анатомия чиновника. Карьера. // Большой город, №15 (304), 2012. — http://bg.ru/society/anatomiya_chinovnika_karera-11893
63  — Как всё устроено: Работа чиновника. The Village — http://www.the-village.ru/village/city/city/122697-chinovnik
64  — «Успешный чиновник — тот, кто умеет решать вопросы». OpenSpace.ru, 7.02.2013 — http://www.openspace.ru/article/887
65  — Как всё устроено: Работа чиновника. The Village — http://www.the-village.ru/village/city/city/122697-chinovnik
66  — 7 молодых людей, которые управляют московской культурой, архитектурой и промышленной политикой // Афиша, №316 c 12 марта по 25 марта 2012 г.
67  — Анатомия чиновника. Карьера. // Большой город, №15 (304), 2012. — http://bg.ru/society/anatomiya_chinovnika_karera-11893
68  — Как всё устроено: Работа чиновника. The Village — http://www.the-village.ru/village/city/city/122697-chinovnik
69  — Там же.
70  — Поликанов Дмитрий. Чему стоит поучиться у советской бюрократии. Тасс-аналитика, 16.11.2013 — http://tass-analytics.com/opinions/1087
71  — Как всё устроено: Работа чиновника. The Village — http://www.the-village.ru/village/city/city/122697-chinovnik
72  — 7 молодых людей, которые управляют московской культурой, архитектурой и промышленной политикой // Афиша, №316 c 12 марта по 25 марта 2012 г.
73  — Анатомия чиновника. Карьера // Большой город, №15 (304), 2012.
74  — 7 молодых людей, которые управляют московской культурой, архитектурой и промышленной политикой // Афиша, №316 c 12 марта по 25 марта 2012 г.
75  — Анатомия чиновника. Признания. // Большой город, №15 (304), 2012.
76  — Как всё устроено: Работа чиновника. The Village — http://www.the-village.ru/village/city/city/122697-chinovnik
77  — 7 молодых людей, которые управляют московской культурой, архитектурой и промышленной политикой // Афиша, №316 c 12 марта по 25 марта 2012 г.
78  — Цифры недели: Возраст московских чиновников. The Village, 31.03.2012 — http://www.the-village.ru/village/situation/figures/112543-vozrast
79  — Анатомия чиновника. Карьера // Большой город, №15 (304), 2012.
80  — 7 молодых людей, которые управляют московской культурой, архитектурой и промышленной политикой // Афиша, №316 c 12 марта по 25 марта 2012 г.
81  — Как всё устроено: Работа чиновника. The Village — http://www.the-village.ru/village/city/city/122697-chinovnik
82  — Анатомия чиновника. Карьера // Большой город, №15 (304), 2012.
83  — 7 молодых людей, которые управляют московской культурой, архитектурой и промышленной политикой // Афиша, №316 c 12 марта по 25 марта 2012 г.
84  — Портрет протестного движения. Gazeta.ru, 28.06.2012 — http://www.gazeta.ru/infographics/politics/portret_protestnogo_dvizenia.shtml
85  — 7 молодых людей, которые управляют московской культурой, архитектурой и промышленной политикой // Афиша, №316 c 12 марта по 25 марта 2012 г.
86  — Там же.
87  — Там же.
88  — Там же.
89  — Там же.
90  — Лозунг «кадры решают все» — устарел. Тасс-Аналитика, 1.11.2013, — http://tass-analytics.com/stories/lozung-kadry-reshayut-vse-ustarel

Вернуться назад и продолжить чтение

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика