17 октября, четверг

Украина: Вниз по лестнице, ведущей вниз

29 июля 2014 / 17:47
политический обозреватель «Царьград ТВ»

С запретом коммунистической фракции на Украине сделан шаг, который потенциально может стать первой ступенькой по лестнице, ведущей вниз.

Роспуск фракции коммунистической партии в Верховной Раде Украины стал новостью локальной, быстро поглощённой более масштабными событиями. Продолжаются политические стычки и диверсии вокруг упавшего на Донбассе малайзийского лайнера. Продолжаются уже не политические, а вполне вооружённые стычки и диверсии в украинско-донбасской войне. Да и в самой Раде произошли события ключевые — распад правящей коалиции и запуск механизма новых парламентских выборов. Объявил об отставке премьер Яценюк.

Однако у некоторых событий есть свойство становиться символическими.

Именно таким был некогда роспуск, а затем и запрет коммунистической фракции и партии. Только случилось это 81 год назад. В фашистской Германии.

Правда, тогда для этого гитлеровской команде, ещё не укрепившейся у власти, потребовалось совершить поджог рейхстага. Якобы коммунистами. В Верховной Раде удалось обойтись без этого. То ли сочли, что никто не поверит, будто нынешняя бесхребетная и вполне вписавшаяся в неонацистскую политическую систему современной Украины КПУ может совершить нечто подобное. То ли побоялись, что подконтрольную американцам Службу безопасности Украины совсем уж приравняют в массовом сознании к фашистским штурмовикам…

Как бы то ни было, самоназначенный спикер украинского парламента Александр Турчинов действовал в легальных рамках — по крайней мере так, как они ныне понимаются в Киеве. Для ликвидации фракции КПУ был формально использован как раз только что принятый закон, по которому спикеру разрешается распускать фракции при отсутствии в них необходимого количества депутатов. Но вот сказанные им при этом слова прямо отсылают к временам и государствам, где подобным образом с коммунистами уже боролись: «Сегодня исторический день. Я надеюсь, что коммунистических фракций никогда в украинском парламенте не будет».

Конечно, коммунистические партии запрещали и распускали немало раз и в немалом числе стран. Однако по удельному весу подавляющее большинство таких попыток происходило при фашистских или близких к ним авторитарных диктаторских режимах. И слова Турчинова имели аналоги в похожих формулировках именно там — у фашистов.

И вообще вся эта история в Верховной Раде имеет настолько отчетливые коннотации с началом истории Третьего Рейха, что невольно закрадывается мысль, не с гитлеровской ли Германии берут пример на Украине? А уж выход двух участников из парламентской коалиции, заставивший назначить новые выборы, прямо обращается к политической рецептуре германских нацистов.

Напомним.

Национал-социалисты пришли к власти, получив поддержку влиятельных представителей крупного бизнеса. Примерно такой же заручился режим в Киеве, совершивший в феврале государственный переворот.

Однако при формально выигранных выборах в рейхстаг нацисты и Гитлер персонально не обладали тем уровнем легитимности, которая необходима была для построения национал-социалистического режима. Парламент ещё обладал оппозиционным потенциалом — примерно как украинская Рада с остатками КПУ и Партии регионов. В стране существовал авторитетный президент — Гинденбург, который, кстати, поначалу отказался утвердить Гитлера на посту рейхсканцлера. Порошенко, конечно, никак не Гинденбург, но у него есть и уже проявляются свои противоречия и конфликты со спонсорами путчистов — вроде того же «Бени» Коломойского. И фракция недовольных из крупного бизнеса — все эти ахметовы, фирташи и другие, обиженные победителями, — вполне могут примкнуть к президенту. Если не как к личности, то во всяком случае как к должности с её возможностями.

Наконец, в правительстве у Гитлера под контролем было всего три кресла из одиннадцати. Тоже как на Украине, где все министры — из разных политических группировок.

На этом фоне Гитлер начал с просьб к президенту Гинденбургу распустить неудобный парламент и назначить новые выборы. Ведь на выборах в ноябре 1932 года НСДАП получила лишь 34 процента голосов, чего никак не хватало для устойчивого контроля над собранием депутатов.

Рейхспрезидент пошёл навстречу — 1 февраля рейхстаг был распущен. Но не было никаких гарантий, что теперь нацисты улучшат те показатели.

И вот тут-то и случается поджог здания рейхстага — через месяц после того как Гитлер стал канцлером.

Столь своевременный пожар был использован на всю катушку.

Запрещена компартия, которой организацию поджога и приписали. Против неё начаты репрессии, были убиты десятки тысяч её активистов. Преследованиям подверглись и социал-демократы, и другие партии, способные потенциально стать оппозиционными или даже просто казавшиеся таковыми. Заодно распустили и профсоюзы. Тогда же появились первые концлагеря.

Но главное, как водится, свершилось тихо: Гитлер получил чрезвычайные полномочия и стал, собственно, из рейхсканцлера тем самым фюрером, о котором — и о методах власти которого — мы сегодня знаем.

Надо ли после этого добавлять, что на выборах, прошедших 5 марта, НСДАП стала безраздельным победителем? Впрочем, нелишним будет другое добавление — в июле 1933 года были запрещены все партии, кроме нацистской…

Дальнейшая история Третьего Рейха была закономерным следствием этих событий.

Тоталитаризация общества и государства, «ночи длинных ножей» и ночи «хрустальные», концлагеря и газовые камеры… И война. Как главное — война. Без конца и без края — война…

С запретом коммунистической фракции на Украине сделан шаг, который потенциально может стать первой ступенькой по лестнице, ведущей вниз.

И больше всего в связи с этим настораживает нескрываемая радость, которую испытало нынешнее большинство в Верховной Раде от изгнания своих же коллег.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также