17 ноября, суббота

Цивилизованный диалог: как Казахстан пытается привнести в политику требования морали

16 октября 2018 / 17:03
обозреватель ТАСС

Ни у кого нет монополии на истину. Идеалы мира, добра и справедливости в основе своей едины для всех, но каждый народ понимает и претворяет их в жизнь по-своему..

Об этом напомнил съезд лидеров мировых и традиционных религий, состоявшийся на прошлой неделе в Астане. Насколько можно судить со стороны, устроители видят в нем очередной шаг к цели, которую принято считать почти недостижимой: привнесению в политику требований морали.

В своей итоговой декларации слет, в частности, провозгласил «приверженность нормам высокой этики», а также «важность сохранения религиозного и культурного многообразия народов и наций как величайшего наследия человеческой цивилизации». Конечно, последнее само по себе предполагает, что с религиозной и моральной точек зрения мир, в котором мы все живем, не может не быть многоликим, многополярным. Хотя в политике, строящейся по принципу национального или группового эгоизма и нередко опирающейся на силу, это до сих пор не для всех аксиома.

Форумы, которые проводятся в столице Казахстана уже полтора десятка лет, становятся все более представительными. В нынешнем, шестом по счету, участвовали более 80 делегаций примерно из полста стран мира. На сегодняшний день это, пожалуй, единственная площадка, где на высшем государственном уровне поддерживается регулярный межрелигиозный и даже, по определению организаторов, межцивилизационный диалог такого масштаба.

 

Генератор идей

Когда в 2003 году президент Казахстана Нурсултан Назарбаев созывал первый съезд, это по сути было ответом на кризис однополярной концепции мироустройства, выдвинутой после окончания «холодной войны» между Востоком и Западом. Фоном служили чудовищные теракты 11 сентября 2001 года в США и военные операции Вашингтона и его союзников в Афганистане и Ираке.

Как напомнил в преддверии нынешнего съезда глава его секретариата, председатель верхней палаты казахстанского парламента Касым-Жомарт Токаев, тогда «эти события невероятно складно стали умещаться в весьма спорную гипотезу Самюэля Хантингтона о неизбежном столкновении цивилизаций». Ей необходимо было дать самый решительный отпор, что и было сделано с помощью данной инициативы.

Это, кстати, не единственный случай, когда в Астане генерировались смелые идеи мирового масштаба, опережавшие время. Помню, например, с каким замешательством была воспринята в штаб-квартире МВФ в Вашингтоне в начале 2009 года статья Назарбаева «Ключи от кризиса», в которой доказывалась необходимость создания "новой бездефектной мировой валюты", условно названной автором "акметалом".

По сути речь шла о поисках замены американскому доллару после глобального финансового кризиса 2007-08 годов. Специалисты тогда келейно признавали, что вопрос поставлен совершенно правильно, но обсуждать его в полный голос отказывались. Теперь тема дедолларизации у всех на слуху.

 

«Тупиковый путь»

Вообще в мире, как ни прискорбно, спокойнее не становится. Задавая тон съезду на его открытии, президент Казахстана констатировал: «К большому нашему сожалению мир вошел в турбулентное состояние. Всех нас – и политиков, и религиозных деятелей – не могут не беспокоить санкционные противостояния, межрелигиозные и внутрирелигиозные противоречия, торговые войны, загрязнение окружающей среды».

Назарбаев посетовал, что и в начале третьего тысячелетия «мировое сообщество не смогло выбраться из зловещего круга взаимного недоверия, неприязни и конфликтности». «Мы видим, что положение не только не выправилось, но и ухудшилось, - сказал он. - Между странами и геополитическими блоками возводятся новые стены, новые «железные занавесы». И самое опасное – в умах и сердцах людей усиливается взаимная отчужденность. Огромные усилия брошены на то, чтобы искать поводы для соперничества, а не основы для сотрудничества, создавать средства уничтожения друг друга, а не совместные проекты для процветания народов».

Казахстанский лидер убежден, что это «глубоко ошибочный, тупиковый путь», с которого необходимо как можно скорее вернуться на «магистраль прогресса».

 

Сквозная тема

Сквозной темой на форуме, озаглавленном «Религиозные лидеры за безопасный мир», были проблемы безопасности. Серьезное предостережение прозвучало, в частности, в оглашенном на съезде приветственном послании от патриарха Московского и всея Руси Кирилла. «Сегодня стали особенно сильны угрозы крупных военных конфликтов, повысился градус напряженности и обоюдного недоверия», - констатировал предстоятель Русской православной церкви.

Главный почетный гость из числа политиков – президент Сербии Александр Вучич высказал в Астане красивую мысль о том, что «если безопасность нашего мира будет опираться на баланс сил, то и сохранится лишь до тех пор, пока не будет нарушен этот баланс; если же опорой для нее станет человеческая совесть, безопасность станет вечной».

Но при решении конкретных вопросов сам он, похоже, не особо рассчитывает на совесть. Во всяком случае Вучич призвал всех участников съезда «помочь защитить монастыри Сербской православной церкви в Косово и Метохии, подвергающиеся постоянной угрозе со стороны тех, кто не верит в цивилизацию и культуру».

В свою очередь верховный имам египетского исламского университета "Аль-Азхар" шейх Ахмед Мухаммед Ахмед ат-Тайеб напомнил, что XIX век считался столетием прогресса, но на деле был веком колонизации; от ХХ века ждали справедливости, но он вместил две мировые войны, унесшие десятки миллионов человеческих жизней.

Запрет на вмешательство во внутренние дела других стран, на применение силы и угрозы силой остается пустыми словами, а «стражи уставов» практикуют двойные стандарты, продолжал ат-Тайеб. Террористические войны, ставшие символом XXI века, жестко увязываются с исламом, но вряд ли их сценарии пишутся мусульманами-арабами, сказал египтянин, предложив искать истоки террора в «несправедливой политике по отношению к слабым и угнетенным».

Кстати, против увязки терроризма с религией высказался и глава российской делегации на съезде, председатель Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион. «Когда одни страны начинают вмешиваться под разными предлогами во внутренние дела других, это порождает беспорядок и войны», а в результате создаются новые рассадники экстремизма и терроризма, сказал он, добавив, что «террористы могут облекаться в религиозные одежды, но от этого не перестают быть слугами Сатаны».

Высшие иерархи РПЦ в один голос призвали также религиозных лидеров мира всемерно содействовать послевоенному восстановлению Сирии и Ирака.

 

Ситуация на Украине

А вот о ситуации на Украине ни в патриаршем послании, ни в выступлении главы ОВЦС не упоминалось. Между тем журналистов эта тема, разумеется, интересовала особо. На мой вопрос о том, видит ли он угрозу кровопролития при ожидаемой попытке захвата храмов канонической украинской церкви, митрополит Иларион прямо не ответил, сказав, что «не хотел бы делать какие-то дурные предсказания». Но при этом он добавил, что «если захваты эти будут официально одобрены властями и примут систематический характер, конечно, люди выйдут на улицы и будут защищать свои святыни».

Другие участники форума, особенно православные, от комментариев на эту тему старались воздерживаться. Коптский митрополит Серапион сказал мне, что молится о восстановлении «гармонии и единства» в православном мире. Иерусалимский патриарх Феофил III вообще наотрез отказался отвечать на любые вопросы, поскольку, как пояснил его помощник, цена каждого слова может быть слишком высокой.

Схожая позиция и у международных организаций. Глава Всемирной конференции «Религии за мир» американец Уильям Вендли заявил, что считает совершенно недопустимым вмешательство в решение внутрицерковных вопросов. «Как генеральный секретарь очень крупной многоконфессиональной организации я бы строго-настрого велел своим подчиненным держаться в стороне от данной дискуссии», - сказал он, добавив, что «это дело принципа».

По этой логике получается, что «ради принципа» можно сложа руки наблюдать за тем, как на Украине сторонники нового церковного раскола подливают масла в огонь. Но вот те, кто несет прямую ответственность за поддержание мира и спокойствия в своих странах, рассуждают иначе.

Тот же Токаев в связи с событиями на Украине однозначно заявил: «Мы считаем, что православные церкви, которые находятся на территории Казахстана, входят в единую каноническую территорию Русской православной церкви, и нам никаких экзархов здесь не нужно".

Блестящая формулировка, напоминающая помимо всего прочего о том, что и на Украине экзархи, т.е. посланники Константинопольского патриархата, по сути нужны были не церкви и уж тем более не составляющим ее основу массам верующих, а прежде всего правящим в Киеве светским властям. Хотя вслух казахстанский сенатор этого и не произносил, фактически он преподал гостям Астаны урок и моральной ясности, и политической ответственности, и дипломатической тонкости.

 

Вовлекать политиков

Заодно Токаев рассказал, что организаторы съезда настроены на его дальнейшее расширение как площадки для диалога с участием не только религиозных деятелей, но и политиков. Ему хотелось бы, чтобы те «сидели за одним столом, говорили о мире, толерантности и безопасности, имели возможность слушать и самое главное слышать друг друга». Конечно, это дело долгое, «но тем не менее мы считаем, что Казахстан мог бы стать серьезной территорией, где налаживается диалог между мировыми религиями и мировой политикой", - сказал высокопоставленный специалист.

По его словам, такая перспектива обсуждается в том числе и с Россией. Рассматривается возможность проведения выездных заседаний секретариата форума в разных странах и регионах. Вообще продолжается институционализация данного формата, являющаяся наряду с уже солидным послужным списком одним из главных его преимуществ перед другими схожими инициативами. Прошедший съезд поддержал решение о создании особого «Центра Нурсултана Назарбаева по развитию межконфессионального и межцивилизационного диалога».

 

Притязания на непогрешимость

В свое время, кстати, президент России Владимир Путин пошутил, что после смерти Махатмы Ганди ему «и поговорить не с кем». В Астану же, судя по истории съездов, моральные и религиозные авторитеты ездят достаточно охотно. Вопрос скорее в другом: насколько готовы прислушиваться к ним политики.

Мой собственный недавний двадцатилетний опыт работы в Вашингтоне настраивает в этом плане на грустный лад. Я перевидал там множество политиков, американских и зарубежных, и общей их отличительной чертой всегда была демонстративная уверенность в том, что уж им-то доподлинно известно, где находится «правильная сторона истории», и ни в чьих советах они не нуждаются.

А профессиональные пропагандисты претендовали порой и на обладание истиной в последней инстанции. «Наши факты – факты, а ваши – фикция», - сказал мне осенью 2014 года тогдашний шеф внешнеполитической пропаганды США Ричард Стенгел.

Поэтому теперь на съезде я провел маленький эксперимент. Сначала спросил старшего по должности американского чиновника среди делегатов, кого он считает для себя моральным авторитетом. Потом уже у этого человека выяснил, как все же быть с притязаниями на непогрешимость.

 

У каждого своя правда

Результаты меня, честно говоря, порадовали. Председатель независимой правительственной Комиссии США по сохранению американского наследия за рубежом Пол Пэкер прежде всего уточнил, что он не профессиональный политик, а «бизнесмен, как и все теперь в Вашингтоне», политический назначенец президента страны Дональда Трампа. По сути же он сказал, что истина, которой надлежит следовать, исходит не от человека, а лишь от Бога, хотя моральным авторитетом обладают и люди, например, главный раввин Казахстана Ешая Коген.

Последний в свою очередь начал с дифирамба Трампу за то, что тот выполняет обещания избирателям, «слышит мнение народа» и подает пример другим политикам. Насчет же монополии на истину он сказал, что «в мире нет даже двух одинаковых капель воды».

Да, все мы живем на одной земле, но у каждого из нас своя правда, своя святыня, и я от своей веры не отступлюсь «даже под дулом пистолета», - заявил израильтянин, живущий и работающий в Казахстане уже почти четверть века. Точно так же настроены и все остальные участники съезда, и хорошо, что у каждого есть возможность выразить здесь свои убеждения с самой высокой трибуны, при прямой поддержке правительства и президента страны, добавил он.

Кстати, схожие мысли высказал и депутат Госдумы РФ, президент Межпарламентской ассамблеи православия Сергей Гаврилов. По его убеждению, «нынешний рост конфликтов и агрессии в мире» – как раз следствие того, что «политики забывают об ответственности перед тем, кто создал и политику, и цивилизацию». Инициатива президента Назарбаева потому и находит отклик, что он «старарается внести традиционные нравственные ценности в реальную политику», - сказал россиянин, которому я задавал те же вопросы, что и американцу.

В том же духе высказывались и многие другие, с кем я беседовал, включая, например, председателя Управления мусульман Кавказа шейх-уль-ислама Аллахшукюра Пашу-заде, приехавшего из Азербайджана, и главу Отдела внешних отношений Армянской Апостольской Церкви архиепископа Натана Оганесяна. «Если бы не такие форумы, ситуация в мире была бы гораздо хуже», - сказал мусульманский шейх.

 

Держаться корней

В Астане съезды религиозных лидеров считают своего рода визитной карточкой, наглядным проявлением открытости казахстанской столицы для внешнего мира. Но город и сам воплощает тот же полифонический принцип – единство в многообразии. Урбанистический оазис, выросший буквально за два десятилетия посреди Великой Степи, поражает невероятной архитектурной эклектикой. Он соткан из множества очевидных заимствований – от нью-йоркских небоскребов до египетских пирамид и от московского Большого театра до вашингтонского Белого дома, – но при этом имеет собственный неповторимый облик.

Главный его символ – монумент «Байтерек», «Древо жизни», корнями удерживающее землю, а кроной подпирающее небо. Осматривая с его 100-метровой высоту Астану, я думал о том, что в сегодняшнем Казахстане оно олицетворяет еще и рывок из прошлого в будущее. Манит модернистскими техническими чудесами, но напоминает и об основах бытия, которым лучше оставаться незыблемыми. Как пел в одной из своих молитв Борис Гребенщиков, «чтобы стоять, я должен держаться корней».


тэги
читайте также