12 августа, среда

22 региона проверили на ресоциализацию подростков, вырванных из лап сектантов

12 ноября 2019 / 16:34

С 30 октября по 30 ноября 2019 года по заказу Министерства просвещения Российской Федерации проводилось исследование работы по ресоциализации подростков, подвергшихся деструктивному психологическому воздействию сторонников религиозно-экстремистской идеологии

Программа исследования была разработана на основе Методических рекомендаций по вопросам, связанным с ресоциализацией подростков, подвергшихся деструктивному психологическому воздействию сторонников религиозно-экстремистской идеологии. Целью исследования является изучение проблем, связанных с ресоциализацией подростков, подвергшихся деструктивному психологическому воздействию сторонников религиозно-экстремистской идеологии.

В исследовании приняли участие 22 субъекта Российской Федерации, где проводился опрос среди органов управления образованием с целью оценки хода, результатов, полноты мероприятий и основных трудностей в работе по ресоциализации подростков[1].В большинстве регионов структура, которая занимается ресоциализацией подростков, подвергшихся влиянию экстремистской религиозной идеологии, отсутствует. Только 6 регионов располагают подобной структурой, и в ее штат входит не более 3-5 человек. Как правило, это отдел в структуре Министерства образования. Нетипичным является положение дел в Дагестане, где штат такой структуры насчитывает 205 человек.

Основной причиной такого положения дел является отсутствие внятной системы мониторинга деструктивных и экстремистских идеологий в большинстве регионов. Еще одной причиной является специфичность проблемы, которая в сознании большинства людей, в том числе и чиновников региональных министерств образования, связана с вопросами, которые, традиционно, считаются сферой деятельности силовых структур. Таким образом, проблема ресоциализации в общей практике воспринимается исключительно как влияние исламского фактора. Возможности, связанные с распространением деструктивной религиозной идеологии другого типа не рассматриваются в принципе. Кроме того, никаких упоминаний о влиянии деструктивной неисламской религиозной идеологии в регионах нет.

Большинство регионов так же отмечает отсутствие подростков, подвергшихся деструктивному влиянию экстремистской религиозной идеологии. Только пять регионов указали наличие таких детей, и во всех случаях речь идет о подростках из мусульманских семей, которые побывали в мусульманских странах и вернулись оттуда вместе с родителями. Здесь важно отметить, что количественный учет подростков, подвергшихся воздействию религиозно-экстремистской идеологии, в принципе ведется не во всех регионах. В подавляющем большинстве случаев указано, что в регионе не выявлено таких детей.

Таким образом, проблема деструктивных культов, молодежных субкультур делинквентного и девиантного характера оказывается вне поля зрения региональных министерств образования и работа в этом отношении носит исключительно профилактический характер. Системного характера деятельность по выявлению подростков, подвергшихся влиянию религиозной экстремистской и деструктивной идеологии, не носит.

Существенным показателем благополучия региона в отношении программ социализации, ресоциализации, которая обеспечивается косвенным, а не прямым образом, можно считать наличие учреждений, которые оказывают помощь подросткам в отношении медицинских, психологических проблем, педагогической запущенности, семейных взаимоотношений, психологической реабилитации. В большинстве регионов присутствуют учреждения, которые выполняют эти функции, но в ряде случаев в недостаточном количестве

Одним из диагностических факторов глубины понимания проблемы региональными властями является указание на наличие учреждений первой группы: «учреждение социального воспитания», которые являются инструментами первичной социализации и представляют собой детские секции, клубы по интересам, учреждения дополнительного образования. Наличие таких организаций, равно как и упоминание их в качестве элементов процесса ресоциализации являются основанием для положительной характеристики опыта региона по отношению к исследуемой проблеме. Наиболее благополучными в этом отношении следует считать Московскую и Брянскую, Волгоградскую области, Дагестан, Башкортостан, Татарстан.

Добавим, что в регионах отсутствуют специальные структуры, занимающиеся реабилитацией и ресоциализацией подростков, подвергшихся деструктивному воздействию сторонников религиозно-экстремистской идеологии. Отсутствие специальных структур показывает, что работа в этом направлении не носит системного характера, ведется по случаю и преимущественно косвенным образом. При этом наличие «телефона доверия» показывает не только наличие дополнительного способа диагностики социальных, медико-психологических и педагогических проблем, но и возможностей для консолидации усилий по социализации и социальной реабилитации с силовыми ведомствами и медицинскими учреждениями. Максимальным количеством «телефонов доверия» и «горячих линий» обеспечены: Тюменская, Новосибирская и Московская области, Ханты-Мансийск, Татарстан и Приморский край

Большая часть горячих линий или телефонов доверия предназначена для оказания психологической и социальной помощи детям в трудной жизненной ситуации, а не для выявления деструктивных идеологий, что позволяет утверждать, что такая деятельность не занимает существенного места в социальной проблематике региона. Дети и подростки в ситуации «вербовки» остаются без помощи и поддержки.

Существенную помощь в оценке качества организации работы по ресоциализации в регионе играет наличие региональных правовых актов, определяющих границы и возможности такой работы. Региональная документация разработана в Дагестане, Московской и Брянской областях, Карачаево-Черкесской республике, Татарстане, Тюменской области. В этих регионах отмечается наличие правовых актов по всем направлениям профилактической работы.

В подавляющем большинстве регионов Министерство образования или его аналог не осведомлено о наличии местных законодательных актов и указывает в качестве основных источников права Федеральное законодательство.

Отсутствие нормативно-правовой базы, естественно, не в лучшую сторону сказывается на состоянии системы ресоциализации подростков. Отметим, что в данном случае трудно выявить различия между незнанием правоустанавливающих документов и их реальным отсутствием в регионах. Нормативной правовой базой, регламентирующей деятельность образовательных организаций и профессиональных сообществ с подростками, подвергшимися деструктивному влиянию религиозно-экстремистской идеологии, располагают только некоторые регионы и ее нельзя охарактеризовать иначе как косвенную, в первую очередь, регламентирующую социальные проблемы в общем или как базу, связанную с профилактикой экстремистской деятельности. Данное обстоятельство так же указывает на недостаточность системной работы.

Работа по выявлению проблемных подростков так же представляет собой весьма разнородный контент. Большая часть диагностического инструментария предназначена для выявления аддиктивного поведения, определения психологического состояния подростка, уровня сформированности его мотивации, склонности к делинквентным поступкам, оценки эмоционального состояния и т.д. В практике выявления склонности к экстремистской идеологии используются стандартные диагностические методики. Такое положение дел не позволяет учитывать региональный контекст развития диагностических методик, что сказывается на качестве диагностических мероприятий не в лучшую сторону.

Взаимодействие в процессе работы по ресоциализации с научным сообществом – организация мероприятий, направленных на профессионально-экспертное обсуждение проблем ресоциализации, привлечение сотрудников вузов к разработке диагностического инструментария и т.д. – в большинстве регионов не носят системного характера.

Взаимодействие с правоохранительными органами с целью выявления лиц, чье поведение, взгляды, мотивы свидетельствуют о возможности совершения ими деструктивного психологического воздействия на подростков, осуществляется в большинстве регионов с МВД и ФСБ. Только три региона привлекают к такой деятельности Прокуратуру и Антитеррористические комиссии

Специальные программы по профилактике распространения экстремисткой идеологии среди молодежи и в образовании разработаны в Дагестане, Московской области, Новосибирской области, Приморском крае, Чеченской республике, Татарстане, Тюменской и Ярославской областях, Башкирии.

Так, например, в Дагестане разработаны «Методические рекомендации «Принципы и методы психологической реабилитации детей из зон боевых действий», автор-составитель А.С. Дамадаева, доктор психологических наук, заведующая кафедрой общей и специальной психологии ГБОУ ДПО «ДИРО», профессор кафедры психологии развития и профессиональной деятельности ФГОУ ВО ДГУ. Среди всего комплекса мероприятий в самых разнообразных сферах социальной жизни основными формами были названы беседы, лекции, культурно-просветительские мероприятия, участие в работе учреждений дополнительного образования.

Вторым по частоте упоминаний аспектом информационного блока является мероприятия по формированию знаний об особенностях психологии конфликта и некоторых аспектах психологии личности, формированию мотивации и способов межкультурной коммуникации.

Минимальное количество мероприятий указано для создания благоприятной культурно-информационной среды, наполненной живыми положительными образами историко-культурного наследия, через приобщение к выдающимся национальным произведениям искусства, литературы, памятникам культуры, духовно-нравственным ценностям, практике народного художественного творчества.

В наименьшей степени представлены в регионах мероприятия, направленные на проектирование взаимоотношений семьи с образовательными организациями. В большинстве регионов указаны в качестве основных компонентов ценностного блока мероприятия по формированию у подростков гражданской идентичности.

Сравнительно небольшой процент регионов использует диагностические методики, специфичные для выявления экстремистских ценностей и идеалов. Наиболее популярны: экспресс-тест на толерантность Г. В. Солдаткиной и О. Е. Хухлаевой, методика диагностики диспозиций насильственного экстремизма (авторы Д.Г. Давыдова, К.Д. Хломова). Одним из основных методов выявления респонденты называют мониторинг социальных сетей, включающий просмотр и оценку аккаунтов подростков.

Наличие методических рекомендаций для педагогических работников с описанием наиболее эффективных технологий и форм работы с указанной категорией подростков отмечено только в Дагестане.

По результатам проведенного исследования удалось выявить, что основные барьеры и сложности при организации и проведении работы по ресоциализации подростков, подвергшихся деструктивному психологическому воздействию сторонников религиозно-экстремистской идеологии, в том числе в рамках национального проекта «Образование» связаны с отсутствием в большинстве исследуемых регионов:

- специальных учреждений, в функции которых входит ресоциализация подростков, подвергшихся воздействию религиозно-экстремистской идеологии;

- практик системного выявления подростков, подвергшихся воздействию религиозно-экстремистской идеологии;

- данных по детям, которые подверглись деструктивному воздействию неисламской религиозно-экстремистской идеологии;

- практики ресоциализации подростков, подвергшихся воздействию религиозно-экстремистской идеологии;

- системного понимания методологии исследований по изучению проблем профилактики религиозного экстремизма и деструктивной идеологии;

- исследований валидности методик ресоциализации подростков, подвергшихся воздействию религиозно-экстремистской идеологии;

- налаженного межведомственного взаимодействия в работе по ресоциализации подростков, подвергшихся воздействию религиозно-экстремистской идеологии.

Однако при этом необходимо сказать, что в регионах уже частично сформированы: региональные комплекты нормативно-правовых документов по программам профилактики религиозного экстремизма и деструктивной идеологии, пакеты методик по оказанию медико-психолого-педагогической помощи подросткам с поведенческими и мотивационными проблемами, осложненным процессом социализации, жертвам воздействия религиозного экстремизма и деструктивной идеологии, а также системное взаимодействие и координация деятельности различных служб, в том числе силовых ведомств, в работе по профилактике религиозного экстремизма и деструктивной идеологии.

Добавим, что в работе по ресоциализации подростков, подвергшихся деструктивному психологическому воздействию сторонников религиозно-экстремистской идеологии, в том числе в рамках национального проекта «Образование» были отмечены несколько тенденций и перспектив работы.

- рост деструктивных тенденций в обществе, требующий усилить диагностическую и профилактическую работу с проявлениями экстремизма;

- увеличение доли диагностики с помощью социальных сетей, интернет-контента;

использование идивидуальных практик ресоциализации подростков, подвергшихся воздействию религиозно-экстремистской идеологии.

- рост заинтересованности региональных чиновников в создании нормативной документации, методических рекомендаций и диагностического инструментария  в данной области;

- рост и активизация исследовательских программ работы по профилактике религиозного экстремизма и деструктивной идеологии и ресоциализации молодежи;

- формирование оснований для системного взаимодействия различных служб, в том числе силовых ведомств в работе по профилактике религиозного экстремизма и деструктивной идеологии;

- создание профильного образования «специалист в области ресоциализации подростков, подвергшихся воздействию религиозно-экстремистской идеологии».

При этом эффективные способы работы по ресоциализации подростков, подвергшихся деструктивному психологическому воздействию, в том числе в рамках национального проекта «Образование» не описаны, так как работа не носит системный характер.

Таким образом, в ходе исследования, частично подтвердилась гипотеза, поставленная в программе исследования, а именно: работа по ресоциализации подростков, подвергшихся деструктивному психологическому воздействию сторонников религиозно-экстремистской идеологии, в субъектах РФ носит разрозненный и несистематический характер. Для успешной ресоциализации подростков необходим определенный комплекс психолого-педагогических условий.

1. Комплексный характер мероприятий по ресоциализации, включающих оказание медицинской, социальной, юридической и психолого-педагогической поддержки.

2. Формирование у подростков социально-значимых ценностных ориентаций, адекватного образа «Я».

3. Обеспечение поддержки в преодолении подростком трудных ситуаций деятельности, социального взаимодействия и внутриличностных конфликтов.

4. Психолого-педагогическое сопровождение процесса ресоциализации, включающее разработку и реализацию комплексной программы работы с подростками и их социальным окружением.

Кроме того, эффективными для работы по ресоциализации подростков, подвергшихся деструктивному психологическому воздействию сторонников религиозно-экстремистской идеологии, следует признать следующие условия:

1.Наличие практикоорентированных методик, в которых равномерно представлены все три блока: информационный, ценностный и поведенческий.

2. Фокусом воздействия таких методик должна выступать не просветительская активность, а деятельностный подход, позволяющий вовлечь подростка в комплекс мероприятий

3. Системный подход к разработке мероприятий и методик работы с использованием опыта разработчиков из разных областей знания: юридической, медицинской, психолого-педагогической сферы, религии и религиоведения.

На основании сделанных выводов были сформулированы 10 практических рекомендаций:

1.         Необходимо создание типовой нормативно-правовой базы для регионов в данной сфере с тщательной проработкой соответствия Федеральному законодательству.

2.         Необходимо создание типовых рекомендаций по ресоциализации подростков, подвергшихся воздействию религиозного экстремизма и деструктивной идеологии, оставляющих возможность для формирования программ с учетом региональной специфики

3.         Необходимо создание системы диагностики и учета подростков, подвергшихся воздействию религиозного экстремизма и деструктивной идеологии с использованием наиболее качественных методик с высокой валидностью.

4.         Необходимо сформировать информационное и мотивирующее обучение государственных чиновников в области образования по проблемам ресоциализации подростков, подвергшихся воздействию религиозного экстремизма и деструктивной идеологии. Рекомендовать регулярное повышение квалификации педагогических и социальных служб вне региона основной деятельности для обмена опытом или с привлечением специалистов из других регионов.

5.         Необходимо активизировать исследовательскую практику в области ресоциализации подростков, подвергшихся воздействию религиозного экстремизма и деструктивной идеологии, в том числе через дополнительное грантовое финансирование

6.         Необходимо создать систему взаимодействия и консолидации усилий сотрудников образовательных и силовых ведомств в регионах, поскольку часть сведений необходимых для работы по ресоциализации министерства образования не имеют.

7.         Привлекать к разработке и испытаниям методических рекомендаций, специалистов, рекомендованных региональными министерствами образования и силовыми ведомствами одновременно с учетом их реальной практической деятельности и дополнять эти рекомендации характеристикой профессиональной деятельности, включающей список публикаций, опыт написания методических рекомендаций по данному вопросу и практикоориентированных методик, апробированных в регионе.

8.         При разработке типовых методических рекомендаций и диагностических методик учитывать возрастную специфику программ реабилитации, организовать их выстраивание по уровням: школа-ссуз-вуз, обеспечивая преемственность работы.

9.         При разработке типовых методических рекомендаций и диагностических методик учитывать национально-культурную специфику регионов в работе по ресоциализации подростков, подвергшихся воздействию религиозного экстремизма и деструктивной идеологии.

10.       Привлекать к работе по ресоциалиации и профилактике ученых, популяризаторов науки, педагогов, имеющих опыт работы с одаренными детьми для формирования критического и понятийного (научного мышления) как основной формы противодействия деструктивным культам неэкстремистскго характера

Таким образом, при выполнении предложенных рекомендаций, можно будет говорить об эффективности работы по ресоциализации подростков, подвергшихся деструктивному психологическому воздействию сторонников религиозно-экстремистской идеологии, в субъектах РФ.

(Работа выполнена в рамках проекта Министерства просвещения РФ «Проведение исследования, направленного на изучение проблем связанных с ресоциализацией подростков, подвергшихся деструктивному психологическому воздействию сторонников религиозно-экстремистской идеологии»).


[1] Брянская область; Волгоградская область; Иркутская область; Кабардино-Балкарская Республика; Карачаево-Черкесская Республика; Москва; Московская область; Новосибирская область; Пензенская область; Приморский край; Республика Башкортостан; Республика Дагестан; Республика Ингушетия; Республика Крым; Республика Татарстан; Республика Хакасия; Свердловская область; Севастополь; Тюменская область; Ханты-Мансийский автономный округ – Югра; Чеченская Республика; Ярославская область.


тэги
читайте также