24 февраля, понедельник

СМИру по нитке

24 марта 2014 / 21:26
публицист, историк

Если не обсуждать причины отключения «Дождя» кабельными сетями, то в сухом остатке получается: «Дождь» пытается использовать схему, которая еще ни разу в России не приводила к успеху.

Телеканал «Дождь» пытается найти средства на дальнейшее существование. На канале сетуют на отключение от сетей кабельных операторов, которое привело к потере 80 процентов доходов канала и предложили верным зрителям скинуться на дальнейшее существование «Дождя». С каковой целью и устроили недельный марафон по сбору средств. Все это время на канале будут транслироваться специальные передачи, в которых гости, «с которыми ведущие будут обсуждать свободу слова и независимые СМИ в России».

Если не обсуждать причины отключения «Дождя» кабельными сетями (на канале, естественно, видят за этим политику, кабельные операторы решительно эти обвинения отвергают), то в сухом остатке получается: «Дождь» пытается использовать схему, которая еще ни разу в России не приводила к успеху. То, что называется умным словом «краудфандинг», а на русский язык может быть переведено пословицей «с миру по нитке». С той поправкой, что с миру по нитке понадобится не один и не два раза, предполагается, что зрители будут платить телеканалу на регулярной основе, покуда он не найдет средств на существование в других местах.

Схема сбора средств с лояльных пользователей для российских медиа в общем-то не нова.

Пару лет назад интернет-телеканал СОТВ (транслировал, в частности, столичные митинги конца 2011 — первой половины 2012 года), лишившись финансирования, пытался убедить пользователей, что на благое дело надо скинуться всем — телевидение-то общественное. Не убедил. Журнал «Нью Таймс» запускал в пору финансовых трудностей кампанию «свобода слова — дорого», убеждая подписаться на журнал как можно больше людей, дабы продлить его существование. Кампания дала эффект, но как говорили знающие люди, на собранные в результате мобилизационной подписки средства журнал не выходил в ноль — издавать только за счет подписки его было нельзя. «Государственное» Общественное телевидение тоже было пыталось собирать средства на свое существование — тщетно. За десять месяцев с начала сбора пожертвований ОТР собрало 2,2 миллиона рублей, из них 200 тысяч пожертвовал глава Минкомсвязи Никифоров, а еще 100 глава агентства по печати и массовым коммуникациям Сеславинский.

По сути, люди не хотят платить за некий медийный продукт, хотя и признают его значимость. Согласно опросу ВЦИОМ, проведенному в конце 2011 года, россияне в целом за то, чтобы существовало независимое от государства и бизнеса телевидение. «Безусловно нужно» ответили на вопрос о необходимости телеканала, отражающего интересы общества, 33 процента, «скорее нужно» — еще 38 процентов. То есть более 70 процентов россиян за существование общественного Т. В. Но когда ВЦИОМ задал вопрос о том, готовы ли респонденты сами оплатить такой телеканал, то лишь 26 процентов такое желание выразили, почти 60 процентов же заявили, что оплачивать удовольствие не хотят.

Схожая картина, скажем, с представлением россиян об авторских правах и нелегальном скачивании музыки и фильмов в интернете. 35 процентов заявили тому же ВЦИОМу осенью 2013 года о том, что авторские права должны быть надежно защищены (52 процента, впрочем, предположили, что фильмы и музыка — достояние общественности). Но лишь 19 процентов согласились с утверждением, что «фильмы, музыка, книги — это такие же товары как и, например, одежда, их авторы должны получать от потребителей деньги за получение или скачивание каждой копии их произведения». 69 процентов, в свою очередь, посчитали, что «в нашей стране не настолько высок уровень жизни и доходы населения, чтобы лишить людей возможности бесплатно просматривать и скачивать фильмы, музыку, книги».

В целом россияне, конечно, понимают, что необходимо общественное ТВ, а автор какого-то продукта работал и вкладывал душу.

Однако как только речь заходит о личной финансовой ответственности, энтузиазм если не пропадает вовсе, то сильно убавляется (не факт еще, что заявляющие о готовности платить, реально отдадут кровные, как только вопрос будет поставлен не гипотетически). Для россиян в массе продукция ТВ, как и прочие «нематериальные активы», — public goods или по-русски общественные блага, которые, соответственно, не конкурентны, а пользование ими бесплатно.

Потенциальный потребитель, при этом, готов платить за информацию, но не за саму информацию, а за носитель с информацией — газету, журнал, книгу, диск. Все же, что лежит в интернете — бесплатно. И в значительной степени обезличенно, потому, скажем, рассуждения на тему «из „Ленты.ру“ ушел уникальный журналистский коллектив изданию теперь конец» грешат известным лукавством. Потребитель информационного продукта «Ленты.ру» шел на ресурс не за Галиной Тимченко (о ее существовании он и не знал), а за новостями. Надо думать, что и будет ходить впредь, если, конечно, новое руководство ресурса не допустит неких грубейших провалов в работе или не изменится рыночная ситуация.

Информация, таким образом, в головах россиян является продуктом довольно специфическим. Вроде бы есть и ответственный подход к ней как к продукту, но желание финансово поддержать процесс лично — невелико. За СМИ в этой логике должен платить кто-то (государство, бизнес, заграница, марсиане).

Стоит оговориться — в том же опросе ВЦИОМ об Общественном телевидении, доля тех, кто считает независимое ТВ необходимо, и выражавших при этом готовность за него платить, росла с увеличением образованности респондента. В группе людей с неполным высшим образованием за общественное телевидение выступали 76 процентов опрошенных (против 71 В среднем по выборке), а отдать свои средства на него желал 31 процент (против 26 В среднем). То есть платить среди более образованных граждан были готовы более 40 процентов, тогда как среди людей с неполным средним образованием таких было лишь 25 процентов.

Если «Дождю» удастся эту публику охватить (руководство канала не раз говорило, что их целевая аудитория — продвинутые образованные жители мегаполисов), кто знает, быть может телеканалу и удастся то, что казалось еще недавно полной фантастикой, — существование СМИ, тем более телеканала, что дороже какого-нибудь интернет-СМИ многократно, на средства непосредственных потребителей. Строго говоря, интересный социальный эксперимент по выращиванию или, по крайней мере, по «дистиляции» ответственного и озабоченного судьбой страны гражданина — да, с конкретной в случае «Дождя» антиправительственной позицией, но безусловно озабоченного.

Если не обсуждать причины отключения «Дождя» кабельными сетями, то в сухом остатке получается: «Дождь» пытается использовать схему, которая еще ни разу в России не приводила к успеху

Что пока не выглядит радужным с точки зрения перспектив конкретного медиа — кажется, что вскоре из трубки руководства канала донесется, как в известном фильме ужасов «Звонок», неприятный голос, который зловеще прошепчет «осталось семь дней».

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также