21 мая, вторник

Шестая конституция России

12 декабря 2014 / 14:36
писатель, журналист, телеведущий

Века не прошло с момента свержения монархии в России, а за это время сменилось уже пять конституций.

Века не прошло с момента свержения монархии в России, а за это время сменилось уже пять конституций. Сейчас мы живем с шестым по счету Основным законом — кстати, одним из самых «долгоиграющих», без существенных изменений он действует уже 21 год. Правда россияне в большинстве, как свидетельствуют данные соцопросов, и как показывает практика, мало что знают о Конституции, и даже когда выходят на массовые мероприятия с требованием соблюдения своих прав, склонны неверно трактовать ее положения.

Одно время на митингах в столице были крайне популярны требования «Соблюдайте вашу Конституцию!» Интеллигенция с оппозиционным огнем в глазах набрасывалась на полицию, чтобы провозгласить: «Народ осуществляет свою власть непосредственно!..» «Конституция имеет высшую юридическую силу и прямое действие!» И — «граждане России имеют право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование!»

Откуда вроде бы логично выводилось — митинги ни в каких согласованиях не нуждаются, граждане имеют полное право собираться где угодно и когда угодно, ссылаясь прямо на соответствующее положение Конституции (ведь она имеет высшую силу и прямое действие). А правоохранительные органы (и шире — власть), препятствуют гражданам в осуществлении их конституционных прав.

Хочу поинтересоваться: 27-я статья Основного закона устанавливает в нашей стране свободу передвижения и свободу выбора места жительства. Означает ли это, что граждане, ссылаясь на прямое действие Конституции, могут беспрепятственно передвигаться поперек оживленной автострады или выбирать своим местом жительства середину Тверской улицы?

Статья 40 Конституции гласит: «каждый имеет право на жилище». Означает ли это, что бездомный гражданин может по своему почину занять любое жилье, апеллируя к букве и духу закона, положению о высшей юридической силе и прямом действии?

И если ответы на оба этих вопроса отрицательны, впору задуматься — то ли что-то не так в нашем законодательстве, то ли кто-то неверно трактует букву Основного закона.

Если вникать в детали, то выясняется, что народ, конечно, осуществляет свою власть непосредственно — через определенную процедуру, описываемую термином «представительная демократия». Потому, что «высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы».

Если читать комментарии к Конституции, выясняется, что она, конечно, имеет прямое действие. Но это не громкая фраза, а юридический термин. Который означает: гражданин, отстаивая свои права в суде, может ссылаться непосредственно на статьи Конституции в случае, если поднятый им вопрос никак не регламентирован соответствующим федеральным законом.

Кстати, примеров масса — так, Конституция с момента ее принятия в 1993 году гарантирует альтернативную гражданскую службу наравне с военной. А федеральный закон об альтернативной гражданской службе был принят только в 2002 году. Раньше его не было. И немало призывников, получив повестку из военкомата, по совету Комитетов солдатских матерей шли в суд, требуя «альтернативку». Суды выносили решения в пользу молодых людей — по конституции имеют право. А то, что это право никак не регламентировано и нет процедуры его осуществления — проблемы законодателей, а не гражданина. Вот такой вот был надежный способ «откосить» от армии в 90-е — начале 2000-ных. Абсолютно, кстати, законный.

Но если соответствующий федеральный закон есть, то нужно следовать его положениям.

Конечно, можно усомниться в его конституционности. Но для разрешения таких коллизий существует Конституционный суд.

Итак, перед нами юридический документ, содержащий юридические термины, который нужно не только читать, но и понимать. Для чего желательно ознакомиться также и с комментариями к нему.

А вот с этим у нас самые большие проблемы. Согласно последнему исследованию социологов (опрос «Левада-центра» от 10.12.14), 41 процент россиян вообще никогда не читали Конституцию. 24 процента ничего не помнят из прочитанного, еще 24 — помнят плохо. И лишь 12 процентов опрошенных помнят букву Конституции хорошо. Но вопрос еще — хорошо ли понимают ее дух.

Не возьмусь говорить наверняка, но возможно, причина такого отношения к Основному закону лежит в «родовых травмах» всех существовавших ранее конституций. Во-первых, их было слишком много, начиная с первого конституционного акта Советской России — Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа, утвержденного в 1918 году.

Во-вторых, слишком часто они менялись. В том же 1918 году увидела свет первая полноценная Конституция РСФСР. Речь сейчас не о строгости и четкости ее слога или точности юридических формулировок. Но действовала она лишь 6 лет — до принятия Конституции СССР 1924 года. Следующая конституция — «сталинская» — декларировавшая построение в стране социализма, появилась спустя 12 лет, в 1936-м. Формально именно она является главным «долгожителем» среди себе подобных, действовала она аж 41 год, до принятия «брежневского» Основного закона 1977 года. Вот только за это время в нее были внесены аж 42 поправки разной степени важности, в 1947 году Конституция публиковалась в новой редакции, а комиссия по ее коренному изменению была создана в 1962 году Хрущевым. И только смещение генсека затормозило этот процесс еще на 15 лет.

Так что еще большой вопрос, была ли «сталинская» Конституция все эти годы единым документом.

От «брежневского» Основного закона (и соответствующей ему Конституции РСФСР) до действующей сегодня Конституции России 1993 года прошло 16 лет. Но масштабные изменения, которые вносились в документы с 1989 года, такие, как смена высшего органа власти страны, введение должности президента, признание частной собственности и т. д., также наводят на серьезные размышления.

И здесь перед нами возникает еще один фактор — слишком много и масштабно правили советские Конституции. Для сравнения, в действующий сегодня Основной закон за 21 год были внесены 3 поправки — не считая ряда мелких изменений, связанных со сменой названий субъектов федерации.

В советское время, нужно это признать, отношение к Основному закону было куда менее трепетным, чем сегодня. Речь даже не о том, насколько строго прописанные права и свободы соблюдались. Куда важнее, что, например, власть в СССР была выше конституции. Такова была особенность системы — если в государствах Запада первые конституционные акты появлялись с конкретной целью оградить общество от абсолютизма монарха, подчинить самого монарха системе правил и дать людям неотъемлемые права и свободы, то в советской правовой системе никому и в голову не могло прийти, что общество рабочих и крестьян нужно защищать от рабоче-крестьянского правительства.

Конституции являлись декларациями, очень мало влияющими на жизнь страны.

И к ним формировалось соответствующее отношение, которое мы наследуем до сих пор. Потому, наверное, и не интересуемся особо, что сказано в Основном законе, как он применяется, какое значение для страны имеет.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также