25 апреля, четверг

Опять хождение по кругу?

26 сентября 2016 / 13:16
экономический аналитик

Экономист Эдуард Вениаминович Семёнов рецензирует статью премьер-министра Дмитрия Медведева «Социально-экономическое развитие России: обретение новой динамики».

Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев опубликовал статью «Социально-экономическое развитие России: обретение новой динамики» в журнале «Вопросы экономики» №10 от 2016 года.

Очевидно, что статья была написана до выборов в Государственную думу-2016, потому что никак не апеллирует к их итогам. По тону статьи очевидно, что Медведев излагает не программу действий, а высказывает своё мнение о процессах, происходящих в экономике страны, выступая в данном случае не как политик, а как аналитик. В свою очередь, это даёт возможность остальным аналитикам высказать своё мнение о данной статье.

Не претендуя здесь на детальный и потому многостраничный анализ взглядов и мнений Д. Медведева, хотелось бы отметить только некоторые из них.

Очень ценным является понимание премьером того, что, по его словам, «колебания цены на нефть в немалой мере оказываются результатом политических договоренностей, а не только соотношения спроса и предложения». Тем самым, Медведев признаёт тщетность попыток России остановить падение мировых цен на нефть путём механического снижения объёмов её добычи. Ранее Центр политического анализа уже обосновывал вывод о том, что низкие цены на нефть выгодны восстанавливающейся промышленности США и потому будут удерживаться США на низком уровне не менее ближайших семи лет, т.е., как минимум, до 2023 года.

Также нельзя не приветствовать тезис Медведева о том, что «опыт последнего времени свидетельствует, что экономический рост может не восстановиться автоматически после рецессии». Эти слова фактически аннулируют постоянные заявления руководителей бездействующего финансово-экономического блока правительства РФ и Банка России о скором начале экономического подъёма. Однако, похоже, что никто из них к этим словам Медведева не собирается прислушиваться или принимать их к руководству.

Однако остальные выводы в статье вызывают возражения.

Так, Медведев пишет, что «банковская система проходит через трудный путь очищения, закрытия неэффективных банков. Банковская система работает достаточно стабильно». Но сегодня вся банковская система России находится фактически на краю пропасти из-за сокращения и исчезновения солидной и достаточно многочисленной корпоративной клиентуры. Роковую роль играет отсутствие в условиях санкций источников долгосрочного фондирования, которое раньше осуществлялось за счёт кредитов западных банков. В России также отсутствует полноценный национальный финансовый рынок, для которого Банк России не сумел разработать и создать эффективные условия функционирования, финансовые инструменты, стимулы, подготовить квалифицированных специалистов. Показательно, что Медведев ни словом не упоминает о Банке России как о мегарегуляторе, потому что для этого становится всё меньше оснований и в условиях сокращающейся экономики регулировать-то возможно будет нечего. Потому-то многие банки, которые не входят в топ-30 банковской системы России, всё чаще вынуждены заниматься «обналичкой» и прочими сомнительными операциями. По сути, многие банки в России обречены.

Констатируется как достижение, что «внешний долг банковского сектора снизился более чем на 40%: с 214 млрд долларов США в начале 2014 г. до 128 млрд долларов США к середине 2016 г.». Но и тут вряд ли есть чем гордиться. Поскольку западные банки теперь не дают денег российским банкам, вот и задолженность перед ними упала, а вовсе не потому, что российским банкам расхотелось иметь задолженность на Западе.

Следует разъяснить правительству, что «Председатель Банка России Э. Набиуллина была признана лучшим центральным банкиром 2015 г.», как напоминает премьер, единственно благодаря тому, что Банк России (единственный из центральных банков стран БРИКС!) не стал заниматься регулированием валютного рынка, полностью отдав российский рубль во власть валютных спекулянтов. Внешне это выглядело как приверженность Банка России принципам свободного рынка, что и было высоко оценено журналом «Euromoney». Однако такая безответственная политика Банка России имела большой негативный эффект на экономику России, спровоцировав рост цен на импортные товары, ухудшив материальное положение граждан страны, увеличив рост числа бедных.

Далее Дмитрий Медведев пишет о росте конкурентоспособности и соответственно производства в ряде отраслей. Но при этом речь у него идёт о второстепенных, а вовсе не о ключевых отраслях промышленности России. Вот как раз эти отрасли пока так и не могут прорваться со своей продукцией на мировые рынки и занять на них прочные позиции. Даже то, что, как пишет Медведев, издержки некоторых российских компаний стали чуть меньше, чем у некоторых зарубежных конкурентов, это само по себе большого значения не имеет. Основного лидера мирового экспорта, Китай, российским предприятиям (даже с их слегка возросшей конкурентоспособностью) пока не только не удалось потеснить хоть как-нибудь и где-нибудь, но таких перспектив пока даже и не предвидится.

Очень спорно изложена тема импортозамещения, которое, по мнению Медведева, «должно обеспечивать не только и даже не столько вытеснение импортных товаров с внутреннего рынка, сколько появление производителей и товаров, конкурентоспособных на глобальном рынке». Но ведь когда говорят об импортозамещении, то, вне всяких сомнений, речь идёт именно об импорте, то есть, ввозе товаров, произведённых за границей, на внутренний рынок России. Причём здесь тогда глобальная конкуренция? Это же совершенно отдельное направление экономической стратегии.

В частности, успех импортозамещения во многом зависит от уровня покупательной способности на внутреннем рынке. В таких случаях, как правило, речь идёт о покупательной способности населения страны. При экспорте же важно оценивать покупательную способность на внешних, мировых рынках. Так, высокотехнологичная продукция, производимая в Китае, обладает высокой конкурентоспособностью на мировых рынках. Однако в самом Китае эта продукция пока мало востребована в силу того, что основное китайское население пока ещё достаточно бедное и ему просто не по карману многие китайские товары, идущие на экспорт. А пока из статьи логика действий правительства выглядит так, будто если наши люди окажутся не в состоянии покупать продукцию российских предприятий, то не беда, её будут продавать за границей.

Из дальнейшего текста статьи следует, что задача выхода и завоевания достойного места на мировых рынке перекладывается на плечи самих предприятий: «Способность экспортировать несырьевую продукцию должна стать одним из основных критериев при решении вопроса об оказании государственной поддержки тому или иному проекту, предприятию. Вместе с тем следует отказаться от использования инструментов государственной поддержки при отсутствии внятных показателей эффективности и сроков вывода продукции на мировой конкурентоспособный уровень».

То есть, как следует из статьи, государство будет всего лишь содействовать предприятиям в российской экономической экспансии на глобальных рынках, но в этом напрямую участвовать не будет.

Но ведь существуют конкретные примеры государственного лоббирования и протекционизма — успех Китая и стран Юго-Восточной Азии, который был достигнуты в каждом случае в результате реализации именно государственной стратегии, а не потому, что там неожиданно возникли активные и инициативные директоры компаний, фирм и предприятий. И поэтому нам не надо выдумывать свои методы и идти каким-то своим путём. Для начала России надо научиться хотя бы копировать чужие успехи для того, чтобы затем опередить конкурентов.

В статье заявлено, что «… темп роста в среднесрочной перспективе должен ориентироваться на среднемировой, несколько превышая его. Это соответствует современному уровню развития России и обеспечивает сокращение разрыва с наиболее развитыми странами». Но ведь во всем мире в основном наблюдается замедление экономического роста. Или же всё-таки России надо суметь использовать эту ситуацию и рывком преодолеть отставание от мировых лидеров, создав «русское экономическое чудо» подобно ФРГ, Южной Корее, Сингапуру, Китаю?

Дальнейшие мысли в статье подходят для любой страны и любой эпохи, потому что неконкретны, носят общий характер и называются декларациями. Вывод такой, что пока есть деньги в Резервном фонде, то правительство пока ещё может чувствовать себя спокойно. В статье пишется: «Нам предрекали катастрофу, а один известный политик утверждал, что российская экономика будет „порвана в клочья“. Нам пророчили неуправляемый бюджетный кризис, срыв в инфляционную спираль и длительное падение рубля, продолжительный и глубокий спад производства, скачок безработицы». Но, безусловно, существуют риски того, что с этим нам ещё только предстоит столкнуться.

После прочтения статьи премьера общий вывод таков, что России пора иметь экономически обоснованную национальную стратегию развития. Отсутствие такой стратегии не позволяет правительству видеть основные задачи, стоящие перед Россией и её экономикой.


тэги
читайте также