7 августа, пятница

На пути к миротворческой тошноте

19 марта 2014 / 13:07
историк, публицист

Давайте попробуем задаться вопросом: что будет дальше? В российском варианте вопрос может звучать так: а последует ли продолжение условного имперского банкета?.

Мне очень нравится высказывание, встреченное в блогосфере: «А ведь мы живем внутри учебника по истории». Так и есть. Все, что происходило в России и в мировой политике в последние лет десять-пятнадцать, меркнет по сравнению с тем, что происходит сейчас.

Когда началась вся эта крымская история, я пришел к студентам — а я преподаю на историческом факультете — и поздравил их с тем, что они получили счастливую для студентов-историков возможность наблюдать, как устроен исторический процесс изнутри. Как копятся объективные причины, формируя некую «бочку с порохом». Как этот порох сохнет. И как эта бочка взрывается, когда бьет молния в общем-то случайных событий и вполне себе субъективных действий, чаще всего совершенных по глупости. И начинается большая история, когда про каждый завтрашний день можно уверенно сказать, что он останется в исторической памяти, но совершенно невозможно предположить, что именно произойдет завтра.

Еще месяц назад, в середине февраля (по крайней мере, до 21 февраля) невозможно было предсказать случившееся 18 марта событие — принятие в состав Российской Федерации двух новых регионов. А ведь это случилось.

Сейчас все имеют право на эйфорию — одни на эйфорию восторгов, другие на эйфорию негодования. Однако давайте попробуем задаться вопросом: что будет дальше? В российском варианте вопрос может звучать так: а последует ли продолжение условного имперского банкета?

Путин в своем обращении к Федеральному Собранию высказался в том смысле, что продолжения «банкета» не будет. «Хочу, чтобы вы меня услышали: друзья, не верьте тем, кто пугает вас Россией, кричит, что за Крымом последуют другие регионы, мы не хотим раздела Украины, нам этого не нужно», — заявил он.

Скажем откровенно: сказанное президентом — не означает ничего. Дальнейшие события могут развиваться, как угодно. Что сейчас на уме у Путина — мало кто знает. Почти уверен, что расскажи ему всего месяц назад про сегодняшнее событие в Кремле, он назвал бы такой сценарий возможным, но очень уж маловероятным.

Так вот, не берясь судить, что там в голове у Путина и головах его окружения, осмелюсь заявить, что головы всех «патриотов», особенно из молодых наций, устроены примерно одинаково. И поэтому вероятный сценарий дальнейшего развития событий я могу нарисовать.

Украинские «патриоты» уже завтра-послезавтра начинают мстить «русской диаспоре». Так назвал русских на Украине чрезмерно башковитый директор департамента информационной политики МИД Украины с прекрасной для украинского националиста фамилией Перебийнис. «Патриоты» начинают мстить за пережитое национальное унижение, которое, конечно же, имеет место быть — отрицать это глупо. Тогда Путин со словами вроде «сами напросились» (и прочими словами про «необходимость защиты соотечественников») отправляет вежливые танковые колонны на юго-восток Украины…

Реальный сценарий? Да более чем.

Что может позволить его предотвратить?

Ну, например, новая власть Украины, понимая, что такой сценарий более чем возможен, уже с сегодняшнего дня или с сегодняшней ночи начинает загонять своих «патриотов» в стойло. Допускаю, что так и будет. Но на шибко умную новая власть Украины пока не тянет. Слишком много примитивных ошибок было ее уже сделано.

Значит, остается вся надежда на ныне проклинаемый нами Запад, которому этот геморрой с вежливыми танками совершенно не нужен.

Надежда на то, что именно Запад заставит новую украинскую власть смирить оскорбленную гордыню и не допустить никаких гражданских столкновений, тем более, «этнических чисток».

Ну, а через какое-то количество лет, когда число неразрешенных проблем в международных отношениях станет критическим, созовут-таки нормальную международную конференцию, на которой договорятся о новой системе международных отношений, как это всегда бывало после больших конфликтов с большим количеством участников. На этой конференции, скорее всего, признают все состоявшиеся к этому времени границы — по факту. Или, по крайней мере, большую часть границ. И Украина, лишившаяся Крыма, должна быть очень заинтересована в том, чтобы выйти на эту конференцию хотя бы с нынешними реальными границами — образца марта 2014 года.

Увы, упомянутая гипотетическая «конференция» и достижение большого пакета договоренностей случатся не завтра. Думаю, что через 3−4 года, а скорее всего через 5−6 лет. Все это время сила будет не столько применяться, сколько демонстрироваться. Не применяться, а демонстрироваться потому, что все-таки XXI век на дворе, плюс в наличии миротворящее ядерное наследие века предыдущего. Думаю, кстати, что сценарии августа 2008 года и марта 2014 года могут какое-то количество раз повториться на постсоветском пространстве.

Что поделать? Надо вытерпеть, переждать. Другого результата, кроме как поиск основными игроками мировой политики новых договоренностей, быть не может. Но для облегчения переговоров надо дойти до какой-то критической точки, надо наиграться бицепсами, наговориться риторическими красивостями, натешиться собственной гордыней. Дойти до состояния всеобщей тошноты от конфликтности.

Дойдем. Никуда не денемся. Другого пути у всех у нас нет.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также