21 октября, понедельник

Между Женевой и Астаной

17 марта 2017 / 10:34
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Переговоры в Астане продлили на один день. Дипломатическая новость, место которой, казалось бы, на задворках аналитических сайтов, означает, тем не менее, серьезно изменившийся формат, в котором обязана действовать так называемая умеренная оппозиция в Сирии.

Иными словами, такая, которая либо сильно, либо очень сильно зависит от благосклонности Турции и умеренных арабских режимов. Например, Иордании.

Представители этой оппозиции, на сирийских фронтах называемой просто "бармалеями", участвуют также в переговорах в Женеве. Там эти представители, уже жители Европы, Дохи или Каира, в Сирии не бывавшие уже давно или очень давно, разыгрывают очаровательные политические спектакли. Они делают заявления, сколачивают коалиции, плетут интриги, обмениваются визитами… В общем, этакий "Блистательный век", разве что без одалисок по вечерам.

Пленительный, полный томной неги восточный досуг, где между делом можно бросить прессе несколько слов, которые будут названы политическим заявлением и повысят политический престиж заявителя. Часто – с уголовными или финансовыми грешками за плечами, из-за которых он и стал "оппозиционером". Ничего удивительного, в России оппозиция на три четверти такая же.

Это Женева. Это может продолжаться долго.

 

Там – кейфуют, здесь - решают

А в Астане речь идёт не о политике, а о вещах конкретных. Вот как на нынешнем раунде – о том, чтобы сформировать единую карту наличия в Сирии различных группировок, на которой сугубые бандиты ("бармалеи чёрные") были бы разделены с "умеренными" ("бармалеи зелёные"). Никакого уничижения в скобках не содержится – обозначены цвета флагов соответствующих оппозиционеров.

Иначе говоря, речь идёт о закреплении достигнутого на прошлых раундах (а вернее за рамками их) - договорённостей о реальном размежевании "умеренных" с террористическими группировками. А то нередко приходится выражать обиду на то, что попадают под удары с небес, нацеленные именно на последних.

А можно сказать и так, отмечают в неформальном режиме наблюдатели, - речь идёт о полноценном закреплении на карте территорий, за которые "умеренные" уже никогда не смогут сунуться. То есть о закреплении территориальных и политических успехов правительства в Дамаске.

Именно с последним обстоятельством – нежеланием попадать, по сути, в камеру с жёстко фиксированными стенками – и продиктован оказался демарш сирийской вооружённой оппозиции в Астане. Куда она попросту не приехала.

Вот после этого третий раунд межсирийских переговоров в столице Казахстана и продлили на один день.

Потому что оппозиция приехать согласилась. Об этом объявил директор департамента Азии и Африки МИД Казахстана Айдарбек Туматов.

Что же случилось?

Сначала российские дипломаты, как посредники в мирном процессе, выразили озабоченность: такой демарш, с их точки зрения, серьёзно затрудняет формирование единой карты присутствия в Сирии подразделений террористических группировок.

Нетрудно себе представить после этого, что с не меньшей озабоченностью надевают шлемы с большими зеркальными светофильтрами российские и сирийские пилоты и сокрушённо качая головами идут к своим самолётам.

Сергей Лавров, глава МИД России, поспешил назвать отказ сирийской оппозиции от участия в третьем раунде переговоров "недоразумением". "Я вчера разговаривал с моим коллегой, главой МИД Турции Мевлютом Чавушоглу, - рассказал он задушевно. - Руководство министерства обороны РФ по своим каналам также выходит на контакты в Турции и напрямую на командиров вооружённых оппозиционных отрядов".

После чего заявил: "У нас есть основания полагать, что все-таки имеет место какое-то недоразумение". И глаза у него, как всегда, были добрые. Если не вспомнить про глаза Шойгу.

А комментируя заявление представителя сирийской оппозиции Усамы Абу Зейда о том, что отказ приехать в Астану продиктован "невыполнением (правительством) обещаний, связанных с прекращением военных действий", Сергей Лавров кротко заметил, что Москву эти доводы не убедили. Легендарная аббревиатура "ДБ" замаячила в дипломатической атмосфере.

 

Всё движется и без оппозиции

Тем временем в Астане времени никто не терял – не Женева. Глава российской группы посредников Александр Лаврентьев провёл встречу с делегацией сирийского правительства, ООН и Иордании. А затем прошли трёхсторонние консультации между странами-гарантами – Россией, Ираном и Турцией. Как сообщали затем агентства, обсуждались "вопросы проекта новой конституции Сирии, выработки механизма наказания за нарушение перемирия в САР и обмена пленными".

То есть без оппозиции обходились прекрасно, а авиационные техники, печально кривя губы, прозванивали электрические цепи пилонов, на которые должны подвешиваться бомбы и ракеты.

"Вопросов действительно много, - любезно прокомментировал Александр Лаврентьев. - Помимо режима прекращения боевых действий, это различные аспекты мониторинга за этим режимом, вопросы выработки какого-то механизма наказания нарушителей".

Вполне логично. Если будут нарушения, должно быть и наказание.

И оружейники на авиабазах огорчённо поплелись за тележками для перевозки ракет "воздух – земля".

И вот глава пресс-службы МИД Казахстана Ануар Жайнаков объявляет: "Сегодня ночью ожидается прибытие представителей Южного и Северного фронтов, которые завтра утром проведут консультации с экспертами стран-гарантов по вопросам перемирия".

Что же произошло?

Ничего особенного, прокомментировал ситуацию один из экспертов, имеющий доступ к кулуарной информации о переговорах. Просто оппозиционеры что-то заподозрили. Они капризничали и прежде, и все вокруг вроде бы этим сильно озабочивались. Но тем временем решали накопившиеся вопросы. Особенно – и прежде всего – в кругу представителей трёх стран-гарантов. Ибо между ними вчерне, но вопросы решены, и на "дорожной карте" расставлены, по крайней мере, вешки и указатели. Капризы внизу их интересуют постольку-поскольку.

Поскольку?

 

Не мешайте торговаться "большим дядям"

"Постольку, - усмехнулся источник, - насколько это помогает в их взаимной торговле. А если не помогает, то курируемым мягко или жёстко намекается, что они не правы, а это может тяжело отразиться на их снабжении".

Это грубая схема, оговорился эксперт, потому что взаимоотношения не сводятся только к поставкам. Система гораздо сложнее, и изъятие из неё даже одного и даже не самого важного элемента может больно отозваться в каком-нибудь другом месте.

В данном случае оппозиционеры подставляли своих турецких кураторов. А Анкаре и без того сейчас приходится нелегко, у неё самой набор манёвров сильно ограничен. Потому разговор Лаврова с Чавушоглу и завершился явно согласованным высказыванием про недоразумение, был подтверждён высказыванием про наказание, а где-то в далёких от Астаны кулуарах воплотился в то, что оппозиция передумала.

"Да, это в какой-то мере камера, - сделал сравнение специалист. – Но для пользы дела. Пора устанавливать мир, хоть худой, хоть какой. И биться головой о стенки этой камеры глупо. Её стенки от этого не расширятся, а вот сузиться – могут".

И радостные пилоты пошли играть в футбол…

Источник


тэги
читайте также