21 сентября, понедельник

Кто протестует в Хабаровске?

30 июля 2020 / 13:28
политолог, генеральный директор Центра политического анализа

Протесты в Хабаровске надо рассматривать не с политической точки зрения. Это феномен несколько иного уровня. И я постараюсь объяснить это максимально доступно.

Но для начала - давайте отделять профессиональных и полупрофессиональных митингующих от массы протестников.

Профессионалы – это собственно организаторы протеста из местного ЛДПР или, если хотите, из фургаловской группировки. Также профессионалы – это московские падальщики из антигосударственных НКО, слетевшиеся в Хабаровск на запашок скандала.

Полупрофессионалы – это товарищи типа «Вали в шляпе» Валентина Крашенинникова (две судимости – грабеж), «водителя Фургаломобиля» Ростислава Буряка (три судимости – кража и похищение), Алексея Романова (его коллеги по перу уверяют, что он бежал из России в Грузию от кредиторов) и подобные им сторонники Фургала.

И есть масса митингующих. Это обычные люди. Почти.

Мне сложно сказать, сколько обычных людей было на площади в первую протестную субботу. Полагаю, что не очень много. Первый митинг отличался тем, что был организован. Товарищами Фургала был организован. Которые профессионально все сделали. Ну и какую-то часть людей увлекли.

Все, что было дальше – это самоподдерживающаяся структура. Причины возникновения которой достаточно очевидны.

Но все же, проговорить их надо.

Кого мы видим на площадях и улицах? Кто эти 10-15 тысяч человек? Присмотримся к многочисленным фотографиям. И увидим разительное отличие от Москвы, где либералы или сторонники Навального выводят на улицы своих адептов.

В случае с московскими либералами – это неадекватные товарищи времен горбачевщины и прочие птенцы гнезда Яковлева, помнящие еще даже не Жданова, а Аджубея. В случае с московскими навальнистами – это малолетки, которые и слов то таких, что я выше произнес – не знающие.

Что в Хабаровске? Мы видим группы вполне себе зрелых и состоявшихся людей. Основная масса – это граждане лет 25-45. И, судя по одежде и гаджетам – у них все в порядке с доходами. То есть, это такая прослойка буржуа, которая в Хабаровске насчитывает тысяч 20, и половина из которой как раз и вышла на улицы за Фургала.

Точнее, вышла она – отнюдь не за Фургала. Фургал или кто другой – этим протестующим не очень то важно. Им важно другое. Что именно?

Полагаю, что какая-то значимая, но не значительная часть – это бизнесмены разного уровня, которые теряют в доходах от коронавирусных ограничений. Какая-то не очень большая часть – те, кто всегда против власти. Но все эти люди не составляют даже половины тех, кто принимает участие в митингах.

Так кто же большинство митингующих?

Это люди, которым НУЖЕН ФАН. Развлекуха. Досуг.

Вот постановление №22 главного санитарного врача Хабаровского края от 10 июля. Цитирую: «В соответствии с решением краевого оперативного штаба ряд ограничительных мероприятий в регионе продлевается с 13 июля на 14 календарных дней. Речь идет о ночных клубах (дискотеках), иных аналогичных объектах, а также кинотеатрах, кинозалах, за исключением автокинотеатров. Продление ограничений коснулось и предприятий общественного питания. Речь идет о ресторанах, кафе, барах, столовых, которые пока могут обслуживать клиентов только на уличных верандах, либо осуществлять доставку по предварительным заказам. Запрещается работа детских игровых комнат и аналогичных развлекательных центров, аттракционов, иных досуговых заведений, в том числе общественных бань, саун и иных объектов, в которых оказываются подобные услуги. Запрет продлен и на проведение досуговых, развлекательных, зрелищных, культурных, спортивных, просветительских, рекламных и других мероприятий с очным пребыванием граждан, а также оказание соответствующих услуг, в том числе в парках культуры и отдыха, торгово-развлекательных центрах».

Как бы это поделикатнее объяснить? Жители Хабаровска, равно как и жители любого другого региона, где есть ограничения просто устали. У них нет возможности выпить с друзьями в бане, пойти по стопам советского детства, когда «мальчик склеил в клубе модель», сходить в кино, отправить детей в пионерлагерь или посадить с аниматором в детскую комнату торгового центра, потусоваться в парке отдыха, покататься на аттракционах…

Эта психологическая усталость равна психологическому раздражению, связанному с ограничениями. И эти ограничения, как вы понимаете, накладывал на них (в их восприятии) вовсе не Фургал (хотя на самом деле – он и накладывал), а Москва, Кремль, Федеральный центр.

Соответственно, как только появился вид досуга (1) общественно одобряемый, (2) относительно безопасный в плане конфликтов, (3) соответствующий общественному запросу, (4) предоставляющий выход накопленной энергии, (5) разгоняющий скуку и тоску - народ пошел на митинг.

Первый митинг как раз и показал, что полиция и Росгвардия народ винтить не будет. После этого уставшие от пресловутой самоизоляци люди нашли выход своей нерастраченной за это время энергии.

Опасно ли это? Да. Конечно, пока я не скажу, что цифры заражения по Хабаровску демонстрируют какой то запредельный рост. Но все же, сорокапроцентный рост (94 зараженных 12 июля и 137 – 25 июля) - это таки сигнальчик.

Я не знаю, как там дальше будет с эпидемиологической обстановкой в Хабаровске. Но факт в том, что такие же уставшие, тревожные, иногда озлобившиеся люди, готовые разгонять тоску и за любой кипеш, кроме голодовки – есть в каждом российском городе. И им надо предоставить возможность снять напряжение и выпустить пар. Желательно не так, как в Хабаровске.

Кстати, мне представляется, что пар хабаровчане уже выпустили достаточно. И вскоре митинги пойдут на убыль.

Так это или нет, мы увидим 8-9 августа.


тэги
читайте также