15 ноября, пятница

"Красные платки" против "желтых жилетов": Франция готовится к выборам в Европарламент

29 января 2019 / 11:07
обозреватель ТАСС

За четыре месяца до выборов в Европейский парламент общественно-политическая палитра Франции окрасилась в новые цвета: вслед за "желтыми жилетами" на улицы вышли "красные платки".

Промозглым воскресным днем 27 января около 10 тыс. участников нового движения прошли "Республиканским маршем" от парижской площади Нации до площади Бастилии, чтобы тем самым поддержать восстановление правопорядка и выступить против столкновений и насилия, которым сопровождаются субботние акции "желтых жилетов".

С формальной точки зрения никаких политических целей "красные платки" перед собою не ставят - в отличие от "желтых жилетов", отдельные представители которых не исключают формирования собственного списка для участия в европейских выборах в конце мая. Тем не менее эксперты - надо признать, не без оснований - высказывают предположение о том, что движение "красноплаточников" придумано теми самыми политтехнологами, которые в 2017 году успешно привели к власти Эмманюэля Макрона и его партию "Республика на марше".

Теперь, судя по всему, перед ними поставлена новая задача: обеспечить партии Макрона победу на майских выборах в Европарламент и тем самым подкрепить претензии французского президента на роль общеевропейского лидера, которую он готовится примерить после объявленного ухода с политической сцены канцлера ФРГ Ангелы Меркель.

 

Желтым по триколору

Сторонники "теории заговора", встречающиеся среди французских экспертов, склонны полагать, что и движение "желтых жилетов" тоже было инспирировано властями с далеко идущими целями. Этому мнению, впрочем, противоречит тот факт, что после первых акций "желтожилеточников" президент и его окружение пребывали в явном замешательстве и не понимали, каким образом реагировать на набирающие обороты протесты против роста тарифов и цен. Такое замешательство длилось больше месяца, и лишь когда к лозунгам социального характера добавились политические требования об отставке Макрона и общенациональном референдуме, власть выработала ответ, пойдя на значительные финансовые уступки и объявив о проведении национальных дебатов.

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что движение "желтых жилетов", существующее уже больше двух месяцев, до сих не формализовано: у него нет ни какой-либо структуры, ни общепризнанных лидеров, ни общих лозунгов, ни собственных средств коммуникации, если не считать разрозненных, хотя и многочисленных страничек в социальных сетях. Поэтому правильнее будет согласиться с теми, кто считает, что движение "желтых жилетов" возникло стихийно, а соцсети лишь способствовали его разрастанию. По мнению заместителя генерального директора Французского института изучения общественного мнения (Ifop) Фредерика Даби, это движение представляет собой "кристаллизацию массового недовольства французов падением покупательной способности, проявляющейся прежде всего в росте цен на топливо".

Уместно также будет предположить, что появление "желтых жилетов", как, собственно, и весь нынешний общественно-политический расклад во Франции, стало непредвиденным последствием деятельности политтехнологов, которые обеспечили Макрону и его партии победу на президентских и парламентских выборах 2017 года. Да, с поставленной задачей они справились на отлично: сперва скомпрометировали и фактически вывели из игры лидера "Республиканцев" Франсуа Фийона, который имел самые серьезные шансы на победу, затем сделали все так, чтобы вместе с Макроном вывести во второй тур президентских выборов кандидата от "Национального фронта" Марин Ле Пен - с учетом политических особенностей Франции (голосовать за кандидата "Нацфронта" среди приличных людей считается ну никак не комильфо) такая конфигурация обеспечивала Макрону по сути автоматическую итоговую победу.

Перед парламентскими выборами политтехнологи сосредоточились на усилении внутренних разногласий между отдельными партийными лидерами и фактическом развале двух традиционных партий, прежде сменявших друг друга у власти - социалистов и голлистов. При этом они умело использовали недовольство избирателей одними и теми же лицами в политике и стремление к переменам. В итоге наспех слепленная макроновская "Республика на марше" сумела получить абсолютное большинство в Национальном собрании - нижней палате парламента.

Однако творцы победы не учли, что, заняв центр, или, как сейчас принято говорить, мейнстрим, а также разрушив традиционные партии, Макрон и его соратники оставили без внимания фланги, чем не преминули воспользоваться молодые, но активные конкуренты: слева - "Неподчинившаяся Франция" Жан-Люка Меланшона, справа - Марин Ле Пен, чья партия была переименована в "Национальное объединение".

Вдобавок все эти маневры политтехнологов не только разрушили традиционные партии, но и подорвали доверие к ним и к власти вообще со стороны значительной части населения. Иными словами, сами создали благоприятную почву для оформления стихийного протеста в массовое движение, каким и стали "желтые жилеты".

 

Красным по желтому

Движение "красных платков" появилось почти на месяц позже "желтых жилетов", но организовано не в пример лучше: оно официально зарегистрировано, у него есть формальный лидер и руководящие органы, имеются представители по связям со СМИ и общественностью. Есть и свой сайт, на котором выражается понимание "трудностей и страданий", выразителями которых являются "желтые жилеты", но одновременно высказывается неприятие беспорядков и насилия.

"Красные платки" также заявляют о необходимости бороться с "фейк ньюс" и "осуждают недостойные попытки политического класса перехватить и использовать в своих целях" стихийное движение протеста. Впрочем, заявление об "осуждении инструментализации" вызывает у экспертов немалые сомнения. В частности, и потому, что в публичных заявлениях официальные представители "красных платков" не скрывают своих симпатий к президенту Макрону и открыто высказываются в поддержку власти.

Собственно говоря, даже шествие, которое "красные платки" провели в воскресенье в Париже, поначалу именовалось "Республиканский марш в поддержку Эмманюэля Макрона". Однако впоследствии имя президента из названия шествия убрали, вставив вместо него "свободы". По сведениям еженедельника "Канар аншене", это было сделано по настоятельной рекомендации Елисейского дворца.

Поначалу представители правящей партии всячески приветствовали проведение марша, но затем, как пишет газета, "серый кардинал" Елисейского дворца Филип Гранжон лично посоветовал Макрону всячески дистанцироваться от этой затеи. "Некоторые, - процитировала газета не названного по имени советника президента, - хотели бы повторить 30 мая 1968 года, когда на Елисейские поля в поддержку Де Голля вышел миллион человек. Но они забывают, что тогда государство из секретных фондов оплатило перевозку активистов автобусами и поездами. Сегодня больше не время для подобной практики".

В итоге, по утверждению "Канар аншене", министрам, депутатам и сенаторам от правящей партии было дано категорическое указание воздержаться от участия в шествии. Те же из них, кто все-таки рискнул пойти и был замечен прессой, настойчиво и старательно подчеркивали, что присутствуют на марше исключительно в личном качестве, как простые граждане, а вовсе не официальные лица. Однако для противников Макрона это послужило лишним поводом сказать, что за движением "красных платков" торчат уши власти.

 

Кому выгодно?

Если причастность власти к созданию "красных платков" у большинства экспертов сомнений не вызывает, то по поводу "желтых жилетов" споры продолжаются. Высказываются предположения, что не все движение, а примкнувшие к нему левацкие группировки, которые обычно как раз и провоцируют беспорядки и столкновения с полицией, на самом деле играют на руку власти, чтобы опорочить движение в глазах населения.

Есть и мнение о том, что обслуживающие власть политтехнологи из-за кулис подталкивают "желтожилеточников" к формированию собственного списка на выборах в Европарламент. Расчет делается на то, что по своим политическим пристрастиям "жилеты" в большинстве являются сторонниками Ле Пен и Меланшона, и если они сформируют свой список, то тем самым отнимут голоса у "Национального объединения" и "Неподчинившейся Франции". Однако тут не все так просто.

Судя по данным двух опросов, проведенных социологическими службами Франции в январе, в случае самостоятельного участия "желтых жилетов" в европейских выборах партии Ле Пен и Меланшона действительно потеряют голоса. "Национальное объединение", идущее сейчас в рейтингах вторым, набирая 20,5-21%, может потерять 2,5-3%. Потери "Неподчинившейся Франции", занимающей пятую-шестую строчку (7-8%), могут составить 1,5-2,5%.

А лидирующая на данный момент в опросах партия Макрона (23-23,5%) в случае самостоятельного участия "желтых жилетов" потеряет не более 1%, а то и вовсе останется при своих. Казалось бы, при таком раскладе власть и в самом деле должна быть заинтересована в том, чтобы "желтые жилеты" сформировали свой собственный предвыборный список. Однако простой арифметикой тут не обойтись, надо прибегнуть к политической алгебре.

Согласно тем же опросам, "желтые жилеты", пойдя на выборы самостоятельно, могут получить от 7,5% до 13% голосов. И понятно, что, пройдя в Европарламент, они там будут блокироваться вовсе не с партией Макрона и ее вероятными европейскими союзниками, а с их оппонентами - к примеру, той же Ле Пен. И с другими евроскептиками, которых в Европе немало и которые открыто выступают в поддержку "желтых жилетов".

Взять, к примеру, главу МВД Италии Маттео Сальвини, который то и дело критикует Макрона, а на днях и вовсе "от всего сердца" пожалел французов , вынужденных жить с "очень плохим правительством и очень плохим президентом". Макрон в ответ сказал, что не будет на подобные выпады реагировать. И правильно - ему хватает проблем внутри страны.

По данным еще одного опроса, лишь 34% французов полагают, что их президент сделал выводы из продолжающихся уже более двух месяцев протестов. Напротив, 73% жителей Франции убеждены, что Макрону необходимо пересмотреть свои методы управления государством и изменить образ лидера страны. Еще большее количество опрошенных - 80% - хотели бы, чтобы президент "изменил свой стиль общения с французами".

Словом, французскому лидеру есть над чем призадуматься, а его политтехнологам - над чем поработать. Иначе его мечты о европейском лидерстве так мечтами и останутся.


тэги
читайте также