31 марта, вторник

Как американскую сказку сделать русской былью

08 января 2014 / 17:51
кандидат политических наук, политолог

Наблюдая за украинским кризисом и развитием международной обстановки вокруг него ловишь себя на ощущении нереальности происходящего, как будто попал в театр абсурда.

Наблюдая за украинским кризисом и развитием международной обстановки вокруг него ловишь себя на ощущении нереальности происходящего, как будто попал в театр абсурда. Такое впечатление создается безудержной информационной войной и льющимися со всех сторон потоками пропаганды. Но все-таки даже для неискушенного наблюдателя тривиальное сопоставление фактов открывает весь цинизм происходящего. Уже на лицо гуманитарная катастрофа, уже имеются свидетельства использования запрещенных видов вооружений против мирного населения, уже не кажутся фантастикой сообщения о предстоящих подрывах ряда химических предприятий Донбаса, после которых Юго-Восток Украины превратится в безжизненное пространство на долгие годы.

Вместе с тем, если посмотреть на движущие мотивы основных игроков, то открывшаяся картина окажется достаточно банальной.

Рейтинг президента США Барака Обамы под давлением республиканской оппозиции катастрофически падает, и это уже давно не новость. На фоне снижения уровня жизни американских граждан, усугубленного сокращениями программ монетарного стимулирования экономики, одного за другим провалов США на дипломатическом фронте 44-й президент-демократ теряет свои электоральные позиции. Республиканцы уже открыто его называют «бумажным тигром», неспособным подтвердить лидерские позиции США на мировой арене. Поэтому Обама старается, не считаясь со средствами и реальными ресурсами ослабевшего американского влияния, демонстрировать силу.

Так случилось, что демонстрация американского величия пришлась на украинский кризис и, разумеется, в Вашингтоне не рассчитывали на такие затруднения как гражданская война и гуманитарная катастрофа. Свержение «ненавистного режима» и установление демократии должно было пройти по более мягкому сценарию классической цветной революции. Но вдруг здесь проявился русский фактор, на который теперь приходится воздействовать всей силой американской дипломатии. Однако попытки мобилизовать все мировое сообщество против России оказались тщетными.

Те ограничения на торгово-экономические взаимоотношения с Москвой, которые были приняты рядом экономически развитых стран Европы и Азии, санкциями можно назвать лишь условно.

Все-таки санкция вводится путем принятия многосторонних коллективных решений в рамках Совета безопасности ООН. В данном случае можно говорить лишь об односторонних мерах воздействия на Россию, законность которых без соответствующего решения ООН весьма сомнительна. Но даже в таком формате они являются скорее видимостью санкций, чем реальными ограничениями торгово-экономических и финансовых взаимоотношений с Россией.

Показательным в этой связи является позиция стран Евросоюза — наиболее последовательных союзников США. Недавнее введение европейцами так называемых секторальных санкций на поверку оказалось обремененным таким количеством условностей, которые выхолащивают саму суть ограничений. В частности, речь шла о создании препятствий для размещения на рынках стран ЕС новых акций или долговых бумаг наиболее крупных российских банков с преимущественным государственным участием. Но на деле «дочки» этих банков освобождаются от таких ограничений. Соответственно, материнские банки хотя и опосредованный, но все же будут иметь доступ европейским финансовым рынкам. Примерно также выглядят ограничения поставок в Россию вооружений и технологий в сфере добычи энергоносителей. Они не касаются уже действующих контрактов и рассчитаны на будущие сделки. При этом сам факт таких ограничений стимулирует в России импортозамещение, что в перспективе может оказаться полезным для экономики страны.

И это максимум, что смогли добиться в Вашингтоне от своих европейских союзников. Европа уже сейчас слишком зависима от экономических взаимоотношений с Россией, чтобы рвать с ней контакты. Реакция европейских производителей на подобные ограничения выглядит однозначно негативной. Adidas, Volkswagen и Metro уже заявили о финансовом ущербе, обеспокоенность выразили Siemens, Erste Group и VDMA.

При этом по оценкам агентства Moody’s американские и европейские санкции на российской экономике почти никак не отразятся.

В соответствующем докладе, в частности, указывается, что сокращения ликвидности в финансовом секторе страны не произойдет, банки переориентируются на правительственные займы и поддержку Банка России. Не говоря уже о том, что импортозамещение в оборонно-промышленном комплексе и энергодобыче будут способствовать оздоровлению ситуации в этих отраслях. Другое дело, что, по мнению того же Moody’s, ограничения «снизят валютные резервы страны и ослабят состояние бюджета». Но это не является критичным для российской экономики.

Таким способом создается виртуальная реальность антироссийского фронта: Барак Обама продемонстрировал способность США под своим руководством мобилизовать международное сообщество против России, а европейцы сделали вид, что они ввели секторальные санкции. Разумеется, европейцы, находящиеся не в самом лучшем экономическом положении, не намерены отказываться от выгодного сотрудничества с Москвой. По крайней мере, изначально указывается на то, что ограничения вводятся на год. При этом уже через три месяца они будут пересматриваться в зависимости от развития украинского кризиса и позиции России.

Вместе с тем, надо понимать, что созданная информационными войнами виртуальная реальность — это хрупкая субстанция, жизнеспособность которой не может бесконечно поддерживаться.

Управляемость событиями на Украине и вокруг нее американцами уже утрачена, что чревато информационными сюрпризами, которые невозможно будет подправить методами Джен Псаки. Количество таких сюрпризов рано или поздно грозит быть конвертированным в новое информационное качество. В этом случае слишком далеко зашедшие в своей поддержке нынешних киевских властей США могут оказаться в крайне неудобном для себя положении. Поэтому Вашингтону предстоит срочно искать возможности не только для сдерживания Москвы. США необходимо найти такие инструменты воздействия на Россию, которые заставят ее признать американскую виртуальную картинку происходящего на Украине как объективную реальность. Видимо именно этим займется новый посол США в Москве Джон Теффт, известный как конструктор цветных революций в Грузии и Украине.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также