25 сентября, пятница

Игра с нулевой суммой вокруг временно отторгнутых территорий

25 сентября 2014 / 21:00
политический обозреватель «Царьград ТВ»

О чём приходится думать России, думая об Украине? О том, что с нею делать?.

О чём приходится думать России, думая об Украине?

О том, что с нею делать? Нет, потому что парадоксально, но Россия только защищается в кризисе вокруг этой страны.

О будущем украинском политикуме? Нет, ибо это бесполезно: те, кто его контролируют, требуют от него конфронтации с Россией.

О санкциях со стороны Запада? Нет, они — следствие всё той же конфронтации.

России приходится думать о войне. Покамест — о холодной. В лучшем случае — о холодном мире. Ибо именно таковой будет реальность ближайшего десятилетия. Даже в случае, если украинский кризис каким-то чудесным случаем разрешится прямо сейчас к всеобщему удовлетворению.

Потому что дело не в Украине. Дело в том, что Россия и в самом деле перешла здесь «красную черту», предопределённую для неё вершителями судеб мира.

А черта эта — наподобие пресловутой «линии Керзона». За неё не имеет права переходить политическая Москва в своём желании восстановить былое геополитическое положение. То, которое было до её поражения в первой холодной войне.

А именно — никакой интеграции с Украиной!

Почему?

«Украина — ключевой фактор интеграции постсоветского пространства. Без неё не хватает критической массы для постсоветской интеграции».

Это слова академика Сергея Рогова, директора Института США и Канады РАН. Сказанные им на заседании президиума РАН в ходе доклада о перспективах российско-американских отношений в ходе украинского кризиса.

После холодной войны США и Россия оказались в асимметричной ситуации, рассказал он. Вашингтон попытался консолидировать однополярный мир, где США играли бы роль единственной сверхдержавы. Россия же, утратив по сравнению с СССР значительную часть территории, ВВП, населения, оказалась неравноправным участником в системе глобальных международных отношений, построенной на основе западных институтов во главе с США.

Провозглашённое же в 90-е годы партнёрство оказалось декларативным. Потому что оно не было институциализировано и не имело экономической основы. Россия уступала и отступала, Запад приобретал то, что она теряла. Так называемая игра с нулевой суммой. В её формате и происходило расширение НАТО, разрыв Договора поПРО, одностороннее применение военной силы в Косово, Ираке, Ливии…

Теперь Россия несколько опамятовалась от прозападных иллюзий и несколько окрепла. Распад и разложение на постсоветском пространстве сменилось тенденцией к интеграции. Но… За это время по ту сторону «нуля» оказалась Украина — или по ту сторону «красной черты». Без неё, считают на Западе, Россия никогда не вернёт себе прежнего геополитического значения, влияния и веса.

Вот, собственно, и всё. Вот и главное объяснение тому, отчего Запад так жёстко вцепился в Украину.

Отчего, например, его не волнуют откровенные фашистские шабаши на улицах украинских городов и, что гораздо важнее — откровенный фашистский террор против несогласных. Под личиной террора против сепаратистов. Хотя, помнится, во время российской борьбы с сепаратизмом в Чечне какого только красноречия про русский террор было не наслушаться на Западе…

Оттого же не трогают Запад и обстрелы мирных поселений из тяжёлой артиллерии и «Градов», и террор карателей на занятых ими территориях, и военные преступления украинских силовиков.

В этом же и объяснение тяжёлой стеснительности западных расследователей катастрофы малазийского «Боинга» в обнародовании результатов их работы.

А вот если представить, что нечто подобное произошло в пророссийской Белоруссии, и это белорусские военные не смогли спрятать свой хвост в событиях… Продолжение требуется?

В этом также объяснение последовательного ужесточения санкций против России без оглядки на то, что происходит на Украине. То есть когда очередной пакет вводится, когда Россия кого-то поддержала, к кому-то не прислушалась, что-то там нарушила, — это логично и понятно даже при полном несогласии с кривыми оценками её действий. Но когда по абрисам президента России начинается перемирие, и во многом давлением России поддерживается, — шмяканье санкциями по столу переговоров в этом момент выглядит как шизофрения. Или провокация.

Но как только понимаешь, что эти ходы делаются в большой игре с целью оторвать Украину от России навсегда и пристегнуть к Западу… в игре, где призом станет окончательный загон России, что называется, в стойло… в то стойло, в которое она — при благородной помощи друзей с Запада, конечно — загнала себя в 90-е годы, — вот тут, собственно, картина происходящего вокруг Украины становится пронзительно ясной!

Кстати, в этих обстоятельствах и распад Украины, который предрекают многие участники антифашистского сопротивления, ничего не меняет. Главная цель — Россия без Украины — всё равно достигается.

Забавно, но из всего такого отношения Запада к проблеме следует то, что он нисколько не видит в Украине суверенную державу, а считает её именно что временно отторгнутой от России территорией. И теперь озабочен лишь тем, чтобы она осталась отторгнутой навсегда…

Да, но что из этого следует?

А следует, возвращаясь к докладу академика Рогова, большая конфронтация — если всё будет оставаться, как есть. Даже отступи Россия по всем направлениям, дело упрётся в Крым. А этот вопрос не решаем: мы никогда от него не отступимся, «они» никогда этого не признают. Следовательно, остаются два сценария, особенно на фоне яростного взрыва враждебного отношения к России в истеблишменте США, — холодный мир или холодная война.

Холодный мир показывает свои зубы уже сейчас: небывалый разгул пропаганды, попытки отключить Россию от мировой политики и экономики, новые и новые санкции, сворачивание научных контактов, прекращение разоруженческих переговоров, военные поставки НАТО Украине. Холодная война — всё то же плюс гонка вооружений и финансовая и технологическая блокада.

Прогноз окончателен? Ну, отвечает академик Рогов, если ситуация на Украине нормализуется, если Запад признает внеблоковый статус Украины, то лет через 5 — 10 возникнут условия для поиска новых решений. Например, провести в Крыму новый референдум под эгидой ООН, Или договориться с Украиной о признании ею особого статуса Крыма. В общем, если страсти улягутся, то в следующем десятилетии попытка разрешения нынешнего кризиса может быть предпринята…

А если не улягутся? И ведь они не улягутся…

Значит, какая задача стоит перед нами всеми? Если, по словам академика Рогова, главный камень преткновения — в ключевом значении Украины для дальнейшего восстановления России, — решить проблему нужно на другом направлении. А именно: вернуть себе былую мощь и даже превзойти её без всякой Украины. Тогда ценность этого государства в геополитическом раскладе сама по себе будет стремиться к минимуму, и из нынешней игры с нулевой суммой оно выйдет автоматически. Как вычтенный из уравнения ноль.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также