18 февраля, понедельник

И памятник тоже Путин поставил

17 февраля 2017 / 15:00
публицист, историк

В популярной программе «Поединок» на канале «Россия-1» в минувший четверг спорили о Сталине. Спорщиками стали один из лидеров покойной партии Союз правых сил, бывший советник Анатолия Чубайса Леонид Гозман и известный публицист Сергей Кургинян..

В какой-то момент заговорили про памятники, как серьезную черту пропагандистской работы, которую, по мысли Леонида Гозмана, проводит администрация президента и Владимир Путин лично.

Поскольку с памятниками Иосифу Сталину в стране напряженка (вернее, существует ряд региональных активистов радикально коммунистического толка, которые пытались с переменным успехом вернуть памятник вождю, а также памятник тройке лидеров антигитлеровской коалиции, созданный еще в середине 2000-х Зурабом Церетели и установленный в Ялте в 2015 году), то Леониду Гозману пришлось иллюстрировать свой тезис при помощи других монументов. Которые, как он полагает, доказывают существующий в стране идеологический диктат и властный заказ на, в частности, своего рода культ террора и насилия. В каковом культе, естественно, виноват Владимир Путин.

Неважно, что Гозману сразу указали, в том числе и весьма далекий от исторических штудий телеведущий Соловьев, что никто из занимающих видные государственные должности людей никогда поступки Сталина публично не оправдывал. Более того, и Владимиру Путину, и Дмитрию Медведеву принадлежат довольно резкие и однозначные высказывания относительно роли Сталина и сталинизме. Вот, например, Владимир Путин: «Репрессии имели место быть — это факт. От них пострадали миллионы наших сограждан. И такой способ управления государством, достижения результата — неприемлем. Это невозможно. И, безусловно, в этот период мы столкнулись не просто с культом личности, а с массовыми преступлениями против собственного народа — это тоже факт. И об этом мы тоже не должны забывать. Любые исторические события можно анализировать во всей их совокупности, вот что я хотел сказать». Это было сказано на всю страну, в ходе «прямой линии» в декабре 2009 года.

Так вот: поскольку памятников Сталину в нужном для Гозмана формате не обнаружилось, то отставной политик помянул памятник Ивану Грозному. На вопрос, каким образом инициатива в Орловской области согласуется с диктатом лично Путина, Гозман нашелся с ответом: «Вы видели этого человека?Он мог поставить памятник, не посоветовавшись с начальством? Вы видели этого человека? » Это у губернаторе области Вадиме Потомском. И продолжил, мол, без отмашки из Кремля ничего, конечно, поставить монарху-кровопийце Потомский не посмел бы: «Он конечно этот памятник согласовал 20 раз!»

Все-таки самыми большими поклонниками российского президента являются штатные оппозиционеры. Никто другой, кажется, не верит так в величие и во всесилие российского президента, как они. Круче них только политики из демократической партии США и сочувствующие им журналисты, которые всерьез рассматривают версию Путина, без помощи которого Дональд Трамп не смог бы выиграть выборы. По мысли противников Владимира Путина, получается, что без российского президента у нас не снимают кино, не поют песен, не ставят памятников. Ни дат, ни взять — самый натуральный Сталин во плоти.

Стоит разочаровать Леонида Гозмана: инициатором создания памятника точно не был Владимир Путин. Один факт. В одном из интервью автор памятника - заслуженный художник России, член-корреспондент Академии художеств России Олег Молчанов - жаловался на (внимание!) недостаток финансирования. Вот прямая цитата: «Вместе с Международным фондом славянской культуры и письменности мы заключили договор с областью на передачу памятника в дар. Но фонд не обладает деньгами. Некоторые пожертвования, которые потом стали приходить, мало поправляли ситуацию, поэтому полтора месяца я вообще один работал. Потом мне удалось привлечь помощников. Сроки были сжатые, потому что нужно было успеть к 3 августа. 5 августа отмечался день города». Представляете, сам Путин придумал, а денег дали недостаточно! Это на какой планете надо жить, чтобы поверить в такое. Опять-таки скульптор говорил следующее: «Поэтому статьи в СМИ лгут, что на строительство памятника были выделены огромные деньги. Будто бюджет памятника составил 25 миллионов рублей, и над ним работали шесть скульпторов. Лжи настолько много, что не хочется даже в это погружаться».

Губернатор Орловской области, в свою очередь, поддержал идею создания и установки памятника, но опять-таки нельзя сказать, что это вот Потомский по распоряжению Путина придумал памятник Ивану Грозному. Губернатор позже, когда в прессе уже вовсю обсуждали установку памятника, стал основным защитником памятника и самого тезиса об уважения к родной истории — это правда. Тем более, что Иван Грозный — не только властитель, придумавший опричнину и устроивший новгородский погром, но и, что более интересно для орловчан, основатель целого ряда городов, в том числе и Орла. Потому памятник и планировали установить в Орле в начале августа к 450-летнему юбилею города. Потомский защищал памятник, как мог, власти шли навстречу возмущенной общественности по поводу места установки памятника, проводили опросы по поводу того, стоит ли, простите, «овчинка выделки». Орловчане, да и россияне в целом идею установки памятника в основном поддержали.

Была инициирована крайне интересная общественная дискуссия на тему не столько уже памятника, сколько роли Ивана Грозного в истории вообще. Было большое брожение умов, интересное само по себе, безо всякого участия администрации президента. Но Леонида Гозмана интересуют тут не факты, а какие-то мифические конструкты, согласно которым НКО или коммерческая структура не могут памятник заказать, а губернатор не может без визы Путина чаю с баранками выпить. В страшной и странной стране живет Леонид Гозман. Слава богу, мы живем в другой.


тэги
читайте также