20 сентября, пятница

Евросоюз и Украина на коленях

22 августа 2014 / 17:22
кандидат политических наук, политолог

Конец августа обещает стать определяющим для экономики Украины и, как следствие, для режима Петра Порошенко.

Конец августа обещает стать определяющим для экономики Украины и, как следствие, для режима Петра Порошенко. Центральное событие — это предстоящий 26 августа в Минске саммит глав государств Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана, на которую были приглашены Петр Порошенко и глава Еврокомиссии Жан Мануэл Баррозу. Сам состав участников указывает на то, что в центре внимания будет образовавшийся в результате взаимного введения торговых санкций клубок проблем в треугольнике Россия-Украина-Евросоюз.

Разумеется, России удалось найти достойный ответ на санкции европейцев, и те уже сейчас готовы отказаться от введенных экономических ограничений.

Но, вместе с тем, не стоит забывать и тот факт, что Белоруссия и Казахстан отказались поддержать «аккуратные» санкции России, что в условиях отсутствия внутренних таможенных барьеров между тремя странами нивелирует эффект ограничительного воздействия России на Европу. Почему так произошло — это отдельный вопрос. Ответ на него следует искать не столько в стремлении Минска и Астаны половить рыбку в мутной водице, сколько в незавершенности евразийских интеграционных процессов. Но если относиться к такой позиции евразийских партнеров России как к состоявшемуся факту, то главная задача Владимира Путина на саммите состоит в том, чтобы добиться демонстрации единства Таможенного союза в оценках происходящего на Украине и статуса киевских властей. Особая позиция партнеров России по Таможенному союзу будут выглядеть лишь частностью.

Такая задача для российской дипломатии вполне решаема, учитывая, что ни Белоруссия, ни Казахстан официально не признавали нынешнюю киевскую власть. У них, особенно у Александра Лукашенко, есть желание выступить в глазах европейцев в качестве своего рода миротворца в диалоге с Россией, но они совершенно точно не станут это делать в ущерб евразийским интеграционным процессам.

Что касается Баррозу, то он немедленно отказался от поездки в Минск, направив вместо себя трех еврокомиссаров в надежде с помощью Белоруссии и Казахстана смягчить российские санкции. Кроме того, глава дипломатии ЕС Кэтрин Эштон, еврокомиссары по энергетике и по торговле Гюнтер Эттингери Карел де Гюхт будут стараться добиться лояльности стран Таможенного союза в отношении подготовленного к подписанию договора об ассоциации Украины в ЕС.

Речь идет о сохранении некоторых элементов зоны свободной торговли между Украиной и странами Таможенного союза. Очевидно, что для украинского импорта нет никаких перспектив в Европе, как бы этого ни желали украинские евроинтеграторы (по крайней мере, Порошенко, как человек из бизнеса это прекрасно понимает). Валютные поступления от внешней торговли страна может получить только с востока. А это, между прочим, уже напрямую касается выполнения Украиной условий привлечения следующих траншей кредита МВФ. 29 августа соберется совет директоров фонда, на котором будет решаться судьба второго транша размером 1,4 млрд долларов. Премьер-министр Арсений Яценюк уже говорит о перспективах объединения второго и третьего траншей (в сумме 2,2−2,3 млрд долларов), но финансовая ситуация на Украине как не соответствовала требованиям МВФ, когда выделялся в начале мая первый транш (3,2 млрд долларов), так и не соответствует до сих пор. Тогда транш из обещанной МВФ суммы кредита (17 млрд долларов) был представлен авансом.

Насколько удастся Киеву повторить такой фокус с выделением денег из МВФ, покажет время.

Но сейчас убедить Совет директоров МВФ, даже учитывая влияние США на его решения, будет на порядок сложнее. Этому не способствует позиция Таможенного союза и России, которые может быть и смилостивились бы и согласились допустить импорт из Украины на свои рынки в рамках зоны свободной торговли, но договор об ассоциации создает риски присоединения к украинским товарам европейской продукции, способной вытеснить товары местных производителей. На это не пойдут ни в Минске, ни в Астане и, тем более в Москве.

Другой момент, судя по участию в саммите в Минске Гюнтера Эттингера, европейцы будут стараться добиться большей лояльности России в вопросе погашения газовых долгов Украины перед «Газпромом». Как показал опыт реверсных поставок российского газа из Европы на Украину, даже без учета спорной законности (по мнению «Газпрома»), их объем не покрывает и половины украинских потребностей. То есть уже этой зимой неизбежны: остановка украинских предприятий — основных потребителей газа, проблемы в обеспечении газом населения в предстоящий осенне-зимний сезон и, что совсем неприятно для европейцев, воровство газа из магистрального трубопровода.

В контексте всех перечисленных задач, стоящих перед делегацией Евросоюза, логично задать вопрос: какие у Порошенко и трех еврокомиссаров есть инструменты воздействия на позицию России и Таможенного союза? Сразу отметим: прямых инструментов нет. Гонка санкций явно не в интересах европейцев, судя по той панике, которая развернулась в Европе после «аккуратных санкций». Запрещать и даже ограничивать газовые поставки из России также в Европе никто не собирается. Есть только вялые попытки сдержать строительство «Южного потока», но они вряд ли приведут к успеху. Более того, интерес к этому проекту лишь возрастает.

Но есть непрямые инструменты европейского воздействия на позицию России — это судьба Новороссии и жителей Донецкой и Луганской областей.

По сути, от того, смогут ли украинские силовики добиться успеха в штурме Донецка или Луганска, кто (киевские власти или ополченцы) будут контролировать распределение гуманитарной помощи, зависит тот политический багаж, с которым приедет Порошенко на минскую встречу. Если в ближайшее дни штурм, например, Луганска завершится успехом, город будет зачищен от ополченцев и в него будет допущена гуманитарная миссия под эгидой Международного комитета красного креста, а 24 августа День независимости Украины будет проведен под победные фанфары, то 26 августа в Минске Порошенко появится повод для политического торга с Путиным. В зависимости от его результатов и на фоне очевидного прогресса в восстановлении контроля Киева над всей территорией Украины совету директоров МВФ 29 августа будет проще принять решение о выделении второго транша. В этом случае социально-экономическая напряженность Украины Порошенко будет разряжена, и предстоящие осенью парламентские выборы пройдут более-менее спокойно.

Если же очевидного военного успеха на Донбассе украинские силовики не добьются и тем более если их постигнет очередной провал, то вся эта логическая конструкция рушится. Гуманитарная миссия Красного креста, которая рано или поздно дойдет до осажденных городов, будет проходить уже под контролем ополченцев. Политически важное лично для Порошенко мероприятие — День независимости Украины обернется провалом. В Минске Порошенко вместе с тремя еврокомиссарами примерят на себя малокомфортное амплуа просителей, а транш МВФ если и будет выделен, то его целиком съест продолжение военных действий на Юго-Востоке без каких-либо остатков для экономики и социальной сферы. В результате на Украине найдется немало политиков, которые именно на Порошенко постараются списать все неудачи и зверства антитеррористической операции, и провалы в экономике.

Если еврокомиссары, которые уже к октябрю покинут свои посты в связи с очередной ротацией в Еврокомиссии, легко переживут малокомфортное амплуа и провал миссии в Минске, то для Порошенко это может оказаться началом конца политической карьеры, а может и личной судьбы. Такая вырисовывается безрадостная для действующего президента Украины перспектива.

Материал подготовлен Центром политического анализа для сайта ТАСС-Аналитика

тэги
читайте также