3 июня, среда

Дебальцево: политическая разведка боем

07 января 2016 / 10:51
политический обозреватель «Царьград ТВ»

Украинская сторона не пожалела своих бойцов, чтобы вынудить ДНР нарушить Минские соглашения, полагает политический обозреватель Александр Цыганов.

В последние дни с информационного поля вновь не сходит слово Дебальцево. Это имя города на территории Донецкой Народной Республики, который стал центром ожесточённых боёв в январе — феврале 2015 года. Те бои закончились тогда грандиозным поражением украинских войск, оказавшихся в котле, где погибло до 4 тысяч украинских военнослужащих. Правда, и для обеих донбасских республик итоги сражения нельзя назвать однозначно победными — ещё не слишком хорошо организованные и сколоченные бригады ЛНР и ДНР не смогли устроить противнику полноценный «Сталинград». Поэтому новая линия фронта установилась в 8–9 км от города, между населёнными пунктами Луганское и Логвиново.

И вот в ночь на 29 июня украинские войска в этом секторе предприняли неплохо, по словам донбасских военных, организованную атаку. Поскольку, как известно, на войне врут куда больше, чем даже в любви и после охоты, то из сообщений сторон картина вырисовывается довольно туманная, особенно в деталях. Суммируя разные данные, можно понять, что украинские подразделения пошли в атаку сначала на «серую», то есть нейтральную зону, а далее, не встретив сопротивления отступивших небольших заслонов седьмой бригады ополчения (основные силы бригады расположены в глубине территории, в пунктах постоянного расположения), продвинулись на глубину до 4 км вглубь донецкой территории, где и начали закрепляться на выгодных высотах. Тех самых, где зимой прошлого года закрепились бойцы ЛНР и ДНР и подвергли отступающие войска Киева уничтожительной критике из тяжёлых калибров.

Примерно к обеду ВСУ вынуждены были отступить обратно. В качестве причин такого решения называются две: «противник был вынужден отступить под шквальным огнем нашей артиллерии» и «добиться возвращения военнослужащих 54-й отдельной механизированной бригады Киева на ранее занимаемые рубежи удалось после переговоров российских представителей в Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня (СЦКК) с их украинскими коллегами». Первая версия принадлежит ополченцам, вторая — министерству обороны ДНР.

Впрочем, при этом официальный спикер военного ведомства ЛНР Андрей Марочко тоже придерживался в своём заявлении более воинственной версии: «Сегодня, в 7.00 была попытка прорыва наших позиций со стороны украинских карателей 54-й отдельной механизированной бригады ВСУ в районе населенного пункта Логвиново. Но в результате слаженных действий подразделений Народной милиции попытка прорыва была остановлена и блокирована. В результате боестолкновения потерь среди личного состава Народной милиции нет. Потери среди личного состава и техники ВСУ уточняются».

Заместитель командующего оперативным командованием республики Эдуард Басурин высказался очень похожим образом: «Противник предпринял попытку прорыва и, применив запрещенное Минскими соглашениями вооружение, при поддержке трех БМП и одного БТР пошел в атаку. Благодаря умелым действиям командования и слаженности действий военнослужащих НМ ЛНР, противник был остановлен и отброшен назад. При этом противник понес потери в количестве одного БТР и двух БМП, количество убитых и раненых уточняется».

Свои потери и официальные и неофициальные спикеры от народных республик оценивают как нулевые: «Обычно люди с недоверием относятся к официальной информации о потерях, но на этот раз их действительно нет — вечером я разговаривал с медиками в Дебальцево, и они сообщили, что ни одного погибшего и тяжелораненого с линии фронта не поступало», — сообщил один из военкоров ополчения.

Чужие потери, как водится, велики: «Наши артиллеристы передают, что в полях осталось минимум до двух десятков отступающих под обстрелами бойцов ВСУ… было сожжено несколько бронемашин противника вместе с личным составом», «Каратели потеряли минимум 2 взвода танков Т-64-БВ, большое кол-во штурмовой пехоты» и тому подобное. Впрчоем, большие потери признают и даже самые — как их называют, «упоротые» — националистически настроенные украинские комментаторы. «Судя по всему, у нас много раненых», «Сепарские орудия не затыкаются вообще», «Идёт настоящее месиво», «Артобстрел не прекращается», — такие оценки звучат от «свидомых» в социальных сетях. И — ключевое: «Орки мстят».

Почему — ключевое? Потому что кто в гражданской войне на Донбассе «орки» — это, как говорится, вопрос спорный. Но вот «мстят» — прозвучавшее в устах нацистского комментатора слово означает, что его враги имеют нечто, за что мстить. Окончательную расшифровку событиям даёт факт смерти некоего Василия Слипака — оперного певца, родом из Львова, сумевшего закрепиться во Франции на 19 лет, который, однако, «с началом национально-освободительной войны на востоке Украины вернулся на родину и добровольцем в составе ДУК „Правый сектор“ ушёл на фронт». То есть, если говорить прямо, украинский певец, повинуясь нацистским убеждениям, присоединился к карательным силам нацистской организации «Правый сектор», запрещённой в России, и сложил голову от пули снайпера под селом Луганское в Донецкой области. Боец «Правого сектора», рассказавший об этом, утверждает, что «утром была атака со стороны Дебальцево», «по позициям военных ВСУ стреляли из артиллерии, позже пошли танки и пехота».

Тем самым — калейдоскоп сложился. Атаку начал «Правый сектор» — который не подчиняется никому, не входит в состав ВС Украины и вообще по всем законам, даже украинским, является незаконным вооружённым формированием. Воспользовавшись этим (если вообще не подтолкнув, потому что ВСУ, как не раз свидетельствовали события и очевидцы, испытывают далёкие от боевого товарищества чувства к «ПС», доходящие порой до взаимных обстрелов), украинские войска в составе 54-й отдельной механизированной бригады ВСУ решили прощупать оборону армии ДНР в направлении Дебальцева. Продвинулись до высот около Логвиново, где остановились, ожидая… Чего?

Вполне очевидно: ответа со стороны вооружённых сил республик, считают наблюдатели. Причём, поскольку угроза создалась неожиданно нешуточная (а была ещё атака и в направлении Углегорска), ответ пришлось давать быстрый и решительный. Были подтянуты элитные батальоны известных командиров ДНР под позывными Гиви и Абхаз с соответствующим вооружением, а также тяжёлая артиллерия и, не исключено, действительно танки. После мощного удара, что признают сами украинские военные, украинские войска получили приказ вернуться на исходные позиции. Источники в Киеве также указывают при этом, будто «такой итог стал результатом срочных консультаций в Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня».

И вот именно тут, в СЦКК, вся эта история получила любопытное продолжение. А именно: пресс-секретарь представителя Киева на переговорах Контактной группы Дарья Олифер заявила о том, что «обстрелы из запрещённого Минскими соглашениями вооружения в зоне конфликта в Донбассе продолжаются». Ещё бы — если надо отбить весьма опасное продвижение противника! И хотя сегодня на брифинге в ЛуганскИнформЦентре официальный представитель Народной милиции ЛНР Андрей Марочко пытался настаивать на том, что «со стороны Луганской Народной Республики все оговорённое в Минске вооружение отведено в надлежащие места для хранения ещё осенью 2015 года» и что «единственный факт был зафиксирован миссией, — это проведение парада 9 мая», — после нынешних событий под Дебальцево эти утверждения звучат действительно неубедительно.

Не для того ли всё и затеяно было? Стоит напомнить, что подобные кровопролитные прежде всего для себя разведки боем украинское командование предпринимает не впервые — то же было под Ясиноватой, под Тельманово, в ряде других мест. При чём с военной точки зрения хорошая батальонная тактическая группа вполне в состоянии захватить опорный пункт ополченцев без особых потерь, да и несколько таких пунктов тоже. Но она не в состоянии пробить вторую линию обороны, где уже стоят батальоны и бригады республик. А вот вызвать их ответный удар, вскрыть благодаря этому схему огневого поражения и тактику отражения атаки — это как раз достижимо. Судя по тому, что о потерях при этом украинское командование заботится в последнюю очередь, данная тактика продиктована иностранными — американскими в первую голову — военными советниками. Которым чужих для них украинцев (таких же русских с их точки зрения) не жалко ни для каких военных экспериментов.

Но в данном конкретном случае очень похоже, что военный эксперимент дополнен политическим. Вот уже помощник генерального секретаря ООН по правам человека Иван Шимонович заявляет о том, что в Донбассе могут возобновиться широкомасштабные боевые действия. При этом отдельно подчёркивается «крайняя озабоченность» тем, что «на Донбассе участились перестрелки с применением тяжёлых вооружений». Кто их применяет? Вот он, ответ, — дан под Логвиново, и он не в пользу Донецка и Луганска.

Несколько раньше канцлер Германии Ангела Меркель констатировала отсутствие «стабильного режима прекращения огня на востоке Украины». Поскольку это было во время встречи в Берлине с премьером Украины Владимиром Гройсманом, то опять же ясно, что в этом виноваты народные республики. Ну, и на фоне признания спикера Верховной рады Андрея Парубия, что помощник госсекретаря США Виктория Нуланд в Киеве задавала вопросы о готовности Украины к выполнению минских соглашений, а он, Парубий объяснил отсутствие оной готовности невыполнением пункта о прекращении огня, — дальнейшие вопросы относительно назначения внезапной атаки на Дебальцево отпадают сами собой.


тэги
читайте также