11 июля, суббота

Чучхе санкций не боится

02 сентября 2016 / 18:11
военный обозреватель ТАСС

Корейский полуостров вновь в эпицентре скандала. В ночь с седьмого на восьмое февраля Пхеньян произвел запуск ракеты, которая вывела на околоземную орбиту высотой в полтысячи километров исследовательский спутник Kwangmyongsong-4 («Яркая звезда-4»).

Спутник должен анализировать погодные условия, вести разведку полезных ископаемых, пересылать на землю данные о состоянии лесов, рек и озер, сельскохозяйственных угодий. И хотя, как сообщают американские военные, сателлит так и не приступил к работе, — он просто «кувыркается на орбите», как «кусок… металла», из-за него экстренно собрался Совет безопасности ООН.

Все постоянные и непостоянные члены Совбеза дружно и резко осудили действия Северной Кореи, которые нарушают аж пять предыдущих резолюций совета, категорически запрещающего Пхеньяну производить и запускать баллистические ракеты или совершать любые другие запуски с использованием технологии баллистических ракет, а также проводить ядерные испытания, и в очередной раз пригрозили стране утренней свежести принять дополнительные «серьезные меры». Что называется, «прижать Пхеньян к стене с помощью санкций». О них уже договорились по телефону президент США Барак Обама, президент Южной Кореи Пак Кын Хе и премьер-министр Японии Синдзо Абэ. Глава японского правительства при этом сказал, что запуск ракеты в КНДР «представляет угрозу безопасности Японии, США и всего мира». А генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, со своей стороны, выразив возмущение пренебрежением северокорейским лидером Ким Чен Ыном международным правом, призвал власти Северной Кореи воздерживаться от дальнейших провокационных действий. К этому заявлению присоединилась и глава европейской дипломатии Федерика Могерини, которая назвала действия КНДР «прямой угрозой для международного мира и безопасности в регионе и за его пределами», которые «еще больше усугубляют напряженность на Корейском полуострове в ущерб всем».

С осуждением действий Пхеньяна выступили китайский и российский МИД, а постпред нашей страны в Совете Безопасности ООН Виталий Чуркин при этом оговорился, что необходимость принятия еще одной санкционной резолюции в отношении КНДР не должна привести к гуманитарному или экономическому коллапсу в стране. Кроме того, в документе не должно быть и намека на какие-либо военные действия по отношению к Пхеньяну.

Интересно, что практически такая же реакция Совета безопасности ООН и лидеров западного мира была и месяц назад, когда КНДР провела испытание ядерного взрывного устройства, которое в Пхеньяне назвали «водородной бомбой». По поводу того, была ли это водородная бомба или просто шесть тонн тринитротолуола, взорванного в горной пещере, что привело к небольшим колебаниям земной коры в ближайших к Северной Корее государствах, до сегодняшнего дня спорят эксперты. Но шума тот взрыв наделал много.

Это испытание дружно осудили ведущие мировые политики. США пригрозили перебросить в Южную Корею свои стратегические бомбардировщики, способные нести на борту крылатые ракеты «Томагавк» с ядерными боеголовками и ядерные бомбы свободного падения. Один из них В-52, из тех, что бомбили страну в годы Корейской войны в 1950–1953-м, даже совершил демонстративный полет в сопровождении истребителей F-16 и F-15 к воздушным границам КНДР, поднявшись с базы на острове Гуам, затем приземлился на аэродроме южнокорейского города Осан. К Корейскому полуострову направился из японской базы Йокасука атомный авианосец USS Ronald Reagan, на палубе и в ангарах которого размещается до 80 боевых самолетов, а экипаж составляет 5,4 тысячи военнослужащих. Потом было обещано, что в Республику Корея направятся многоцелевые атомные подводные лодки США и истребители пятого поколения F-22 Raptor, а в планы ближайшего совместного американо-корейского учения будут внесены изменения, связанные с «агрессивным поведением Северной Кореи»…

Но, как видим, ни резолюция Совбеза ООН, ни демонстрация военной мощи США и Южной Кореи, ни неоднократные грозные предупреждения Пхеньяну о невозможности нарушения международного права, недопустимости ядерных и ракетных испытаний не произвели на руководство КНДР никаких впечатлений. Оно раз за разом, пренебрегая очень серьезными и демонстративными угрозами со стороны самого могущественного, по версии Барака Обамы, государства мира, делает то, что считает нужным, создает для себя ракетно-ядерный щит, и никто ничего с ним поделать не может. Почему?

Потому, что для сильных мира сего, да и для ведущих специалистов по международным отношениям, очевидно — Пхеньян ни при каких обстоятельствах не откажется от возможности обладания ракетно-ядерным оружием. Для него это своеобразная «защита чучхе» — опора на собственные военные силы, гарантия независимости и суверенитета, сохранения существующего режима. В столице Северной Кореи прекрасно помнят, у Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи не было атомной бомбы, не было баллистических ракет, и что с ними стало, об этом рассказывать не нужно. И несмотря на то, что до сих пор ведущие эксперты в области ядерных вооружений спорят, есть ли действительно у Пхеньяна, как он об этом заявляет, ядерные боезапасы, то есть ядерные взрывные устройства, которые возможно доставить до цели, или это только некие боезаряды с наличием урана-235 или урана-238, которые невозможно транспортировать и установить в виде боеголовок на баллистические ракеты, но которыми можно пугать и шантажировать соседей и мировую общественность. И от взрыва которых, даже на месте их нахождения, могут пострадать не только Южная Корея и находящиеся на ее территории американские войска, но и Китай, Япония, дальневосточные районы России.

Так это или не так, ответ — открытый. По крайней мере, три ядерных теста, проведенные в Северной Корее, — в 2006, 2009 и 2013 году, как и ракетные испытания, лишь одно из которых в 2012-и можно признать более или менее успешным, заставляют пхеньянских противников придерживать свое агрессивное давление. Демонстрация силы за пределами северокорейской территории, размещение в южной Корее противоракетных комплексов THAAD, нагнетание напряженности на полуострове, проведение масштабных воинских учений, возобновление пропагандистского вещания на границе, грозные заявления, различные «самые серьезные» санкции? Это — пожалуйста. Чучхе санкций не боится. Валютных счетов в западных банках у Пхеньяна нет, а для «цветной революции» в Северной Корее, знают там, у заокеанских специалистов по возбуждению всенародного возмущения бедностью и диктатурой правящей партии нет никаких шансов — интернет и зарубежная пропаганда под надежным контролем. К тому же на прямую агрессию и на бомбардировки, как это было с Ливией или с Ираком, Афганистаном или Сомали, никто не решится. Иначе это может стать самоубийством и для Сеула, и для американских войск на полуострове, и для союзника Соединенных Штатов — Японии. На такой шаг, убеждены в Пхеньяне, Вашингтон вряд ли решится.

Кроме того, есть опыт Пакистана и Индии, которые тоже проводили ядерные и ракетные испытания, подвергались резкой критике мирового сообщества, но сегодня благополучно считаются шестой и седьмой ядерной державой, и никто им по поводу очередных пусков ракет никаких нотаций не читает, санкций не объявляет. Пхеньян ставит простой вопрос: почему одним можно обладать ракетным и ядерным оружием, а другим нельзя. И ответ, что ни Индия, ни Пакистан никому из своих соседей не угрожают, они не выходили из договоров о нераспространении ядерного оружия и всеобщем запрещении ядерных испытаний, а КНДР был участником этих соглашений и в нарушение своих обязательств вышел из них, никого в Северной Корее не убеждает. Страна настаивает на своем праве на ракетно-ядерный щит. Где выход из этой ситуации?

Остается такой вариант — договариваться. Для этого существует даже шестисторонний формат — «пятерка» переговорщиков (США, Россия, Китай, Япония и Южная Корея) плюс сама Северная Корея. Они, правда, давно не собирались. Не получается убедить Пхеньян обменять ракетно-ядерную программу на отмену любых санкцию, большую финансовую, экономическую и технологическую помощь, в которых страна, безусловно, нуждается. Но КНДР предлагает не подменять причину и следствие. Сначала договор с Соединенными Штатами, Южной Кореей и Японией с гарантией ненападения и недопустимости насильственной смены правящего режима, а затем все остальное. Но таких гарантий стране утренней свежести никто почему-то давать не собирается. А это, увы, тупик.

Мнение военного обозревателя ТАСС Виктора Литовкина
не всегда совпадает с официальной позицией агентства ТАСС.


тэги
читайте также