16 июня, воскресенье

«Банк плохих долгов» и экономический подъём России

20 июля 2015 / 00:01
экономический аналитик

Планом антикризисных мер на 2015 год правительством РФ предусмотрено создание «банка плохих долгов». Правда, пока так и не разработано никакого механизма создания такого банка.

Однако актуальность этой темы диктуется проблемой роста задолженности в стране. В итоге в правительстве РФ в июле 2015 года уже в третий раз в этом году, вернулись к этому предложению.

Идея состоит в том, что за счёт выделенных бюджетных средств этот банк осуществит выкуп у банков их просроченных кредитов, тем самым убрав с их балансов проблемные активы (кредиты) и добавив банкам ликвидности. Созданием «банка плохих долгов» правительство пытается путём повышения устойчивости системообразующих банков предотвратить риск очередного банковского кризиса.

Действительно, рост просроченной задолженности предприятий, банков и населения угрожает российской экономике. Просроченная задолженность у российских банков растет быстрее, чем их кредитные портфели, подсчитали в Национальном рейтинговом агентстве (НРА) на основе данных статистики Банка России.

В Сбербанке размер «плохих долгов» за прошлый год увеличился на 18,5% (с 267 млрд до 316,5 млрд руб.). Просроченная задолженность в банке ВТБ выросла за год на 66% (с 99 млрд до 165 млрд руб., из них более 50 млрд руб. в декабре) и в розничном банке группы ВТБ24, в котором увеличение составило 79% (рост с 73 млрд до 130 млрд). В то же время темпы роста кредитного портфеля оказались в два раза меньше — 32% у ВТБ и 21% у ВТБ24. Россельхозбанк увеличил просрочку на 48% — с 98 млрд до 149 млрд рублей. В портфелях некоторых банков размер просроченной задолженности за год увеличился почти вдвое.

У Альфа-банка просрочка выросла на 125%, с 37 млрд до 83 млрд руб., увеличение портфеля кредитов составило 36,5%. В «Газпромбанке» «плохие долги» выросли на 90% — с 14,7 млрд. до 28 млрд. руб., кредитный портфель вырос лишь на 30%. На 91% выросла просрочка в банке ФК «Открытие» — с 15,6 млрд до 30 млрд рублей.

В «Обзоре российских банков», подготовленным агентством Fitch по данным российской отчетности, на начало июня 2015 отмечалось дальнейшее стагнирование банковского сектора в мае. Ситуация будет ухудшаться, предупреждают эксперты, банки будут просить помощи у государства.

Проблемы у банков ухудшают положение в реальном секторе, который и так страдает из-за западных санкций. Серьезную проблему представляет ухудшение условий финансирования оборотного капитала в промышленности. Доля оборотного капитала, которая финансируется за счет банковского кредита, составляет в обрабатывающей промышленности около 40%. В производстве машин и оборудования почти 80% оборотного капитала финансируется за счет банковского кредитования. В остальных основных видах деятельности этот показатель находится на уровне около 30%. Соответственно, отсутствие доступа к финансированию оборотных средств неизбежно ведет к параличу деятельности реального сектора экономики России.

И, как результат, дефицит оборотных средств приводит к тому, что промышленные предприятия с большим трудом обслуживают взятые кредиты. По данным годового отчёта Сбербанка РФ за 2014 год, объём просроченных кредитов юридическим лицам (кроме банков) составил уже 442,2 млрд рублей, из них сроком более 180 дней — 195,9 млрд рублей. За 2013 год этот показатель был значительно меньше — 284 млрд рублей, из них сроком более 180 дней — 186,9 млрд рублей.

Таким образом, из-за нарастания проблем в реальном и банковском секторах экономики, перспективы выхода России из рецессии становятся всё более туманными и отдалёнными.

Однако невозможно будет успешно бороться с последствиями экономической рецессии, которую в настоящее время переживает Россия, если уже прямо сейчас не наметить направления будущего экономического подъёма. И становится очевидным, что в новой экономической модели России более значительную роль должен будет играть именно реальный сектор экономики, то есть, промышленные предприятия, а не банки и нефтегазовая отрасль.

По этой причине к идее погашения «плохих долгов» надо подойти с другой стороны — решать не проблемы банков, а проблемы промышленности, реального сектора, пока эти проблемы у предприятий не накопились и не достигли критического уровня. Именно этот подход даёт возможность создать основы экономического роста в России и даже непосредственно стимулировать начало экономического роста.

Объектом деятельности банка «плохих долгов» должны стать не банки, а реальный сектор экономики. Проблемные кредиты, в этом случае, следует выкупать у промышленных предприятий, обеспечивая их, тем самым, необходимым объёмом оборотных средств.

Аналитики уже давно пришли к выводу о том, что одной из основных проблем российской экономики является дефицит денежных (оборотных) средств в экономике. Такая ситуация сложилась в результате многолетней политики бывшего министра финансов Кудрина, который под лозунгами борьбы с инфляцией добился стагнации реального сектора, лишив его необходимого объёма денежных средств. При Кудрине произошла демонетизация экономики России. Порочность такой политики уже не вызывает сомнений. До сего дня экономика России остаётся практически без оборотных средств, что ещё хуже, чем высокая инфляция. Пока положение не стало ещё хуже, и экономическая деятельность практически не оказалась парализована, надо изменить эту ситуацию.

Скорейшее экономическое развитие страны требует активной монетизации экономики, то есть, насыщения её денежными средствами и удовлетворения потребностей предприятий в финансировании и кредитах. Стимулирование именно промышленных предприятий является более эффективным, чем банков. Как показал опыт, рефинансирование банков государством малоэффективно и создаёт риски переброски средств банками на валютный рынок, что и произошло в декабре 2014 года. Тогда банки массово использовали средства, полученные от государства, на покупку валюты, что лишь усилило валютный кризис. Оказание помощи банкам во время кризиса 2008 года также помогло лишь смягчить банковский кризис, но принципиально не повысило эффективность ни российской экономики, ни банковской системы.

Поддержка именно реального сектора экономики, а не банков, имеет гораздо больше преимуществ. В отличие от банков, деньги на поддержку промышленности остаются бóльшей частью в реальном секторе экономики и расходуются на производственные цели. Кроме того, сегодня рефинансирование банков означает, что банки часть полученных средств направят на списание со своих балансов просроченных потребительских кредитов и межбанковских кредитов. То есть, прямая поддержка (в виде докапитализации) банков неизбежно приведет к тому, что выделяемые средства распыляются, идут на закрытие всех банковских проблем, включая с розничным и межбанковским кредитованием, а также образование банковских резервов. Однако списание долгов банков имеет разную экономическую эффективность. Стимулирование активности реального сектора является гораздо более важным для экономики. Не надо забывать, что промышленные предприятия являются корпоративными клиентами банков. Поэтому улучшение финансового состояния и платёжеспособности корпоративной клиентуры банков благотворно повлияет, в свою очередь, на улучшение состояния банковской системы и рост доходов населения России, чем прямая поддержка государством одних лишь только банков.

Однако кредиторская задолженность предприятий состоит не только из банковских кредитов, но и из их корпоративных обязательств (выпущенных облигаций, выданных гарантий и т. п.). В целях улучшения экономических показателей предприятий (EBITDA и т. п.) такая задолженность также может стать объёктом выкупа со стороны банка «плохих долгов».

Мировой опыт стимулирования деловой активности содержит также пример политики «количественного смягчения» (QE) как средства обеспечения экономики дополнительными денежными средствами. Сегодняшний экономический подъём в США во многом обязан политике «количественного смягчения», когда Федеральная резервная система США с 2013 в течение полутора лет выкупала у американских компаний в основном низколиквидные ценные бумаги. Каждый месяц на эти цели ФРС тратила баснословные суммы — от 85 млрд до 55 млрд долларов США. Результат очевиден: освобожденная от груза «плохой задолженности», экономика США теперь стремительно набирает рост, безработица снижается, трудовая занятость растёт, восстанавливается промышленный сектор страны, а сами США усиливают своё доминирование в мире, ослабляя, тем самым, позиции стран БРИКС и России.

Собственно, в этом направлении кое-какие шаги делаются. Так, в правительстве обсуждается возможность реструктуризации до 2025 года проблемных долгов, выданных ГНКПЦ имени Хруничева (всего около 110 млрд рублей, из них кредиты — 30,8 млрд рублей), за счёт кредита банка «Российский капитал» на 57 млрд рублей под 3% годовых. Альтернативой может стать кредит ВЭБа на 27,5 млрд рублей под 14% годовых с субсидированием процентной ставки по кредиту на 8 млрд рублей и финансированием предприятия из бюджета 32 млрд рублей.

Однако такая поддержка именно промышленного предприятия всё же является пока единичной. Необходимо сделать такую поддержку системой для всех значимых предприятий, сделать это первоочередной задачей антикризисной деятельности правительства, при этом минимизировав капитализацию банков, как и вообще их поддержку.

Уже не надо опасаться увеличения инфляции, как и дополнительной денежной эмиссии — это уже неизбежно. Методы г-на Кудрина для сегодняшней экономики уже не подойдут. Очевидно, что бюджетная эмиссия в России уже скоро начнётся, так как ситуация с бюджетными доходами и перспективами экспорта российских энергоресурсов явно ухудшается. У «Газпрома», который формирует около 8% ВВП России, в 2014 году прибыль снизилась по сравнению с 2013 годом более чем в семь раз — с 1,139 трлн руб. до 159 млрд рублей.

Разумеется, условия и механизмы выкупа «плохих долгов» надо уточнять. Можно сделать это как в виде QE, так и в виде целевого кредитования промышленных предприятий. Надо наконец-то заставить Банк России обратить внимание на реальный сектор экономики, и потому заниматься своими прямыми задачами и функциями в сфере экономики, а не только излюбленным им регулированием валютного курса рубля, как и разочаровывающим и низкоэффективным по своим результатам банковским надзором.


тэги
читайте также