13 ноября, среда

25 лет ДОВСЕ: уроки и выводы

19 ноября 2015 / 14:32
военный обозреватель ТАСС

Военный обозреватель ТАСС Виктор Литовкин вспоминает надежды, которые были связаны с подписанием 25 лет назад Договора об обычных вооружениях в Европе (ДОВСЕ).

19 ноября исполняется 25 лет со дня подписания в Париже полномочными представителями 16 государств НАТО (Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Дания, Исландия, Испания, Италия, Канада, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, США, Турция и Франция) и шести стран Организации Варшавского Договора (Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, СССР и Чехословакия) бессрочного Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ).

Это соглашение стало своеобразным примером того, как могут договариваться о соблюдении взаимных оборонных интересов ранее непримиримые противники, и, к сожалению, символом не использованных возможностей для укрепления доверия и безопасности между государствами и их армиями. И хотя в декабре 2007 года Россия приостановила свое членство в ДОВСЕ, а в марте 2015 года и участие в его совместной консультативной группе, значение этого договора для нашей страны, США и Европы остается непреходящим. О его уроках и выводах из них стоит поговорить.

Неоправданные надежды
ДОВСЕ был заключен, как мы знаем, между двумя военно-политическими организациями — НАТО и ОВД. Он впервые после Второй мировой войны устанавливал меры доверия и предсказуемости или, как принято выражаться в дипломатических и армейских кругах, транспарентности, то есть открытости и прозрачности в отношениях, которые должны были заменить военную конфронтацию ранее противостоящих друг другу общественных систем и тем самым преодолеть разделение Европы. По условиям соглашения устанавливался на достаточно низких уровнях безопасный и стабильный баланс обычных вооружений — танков, боевых бронированных машин, артиллерийских орудий, боевых самолетов и ударных вертолетов. Ликвидировалось их неравенство на ТВД (театрах военных действий), наносящее ущерб безопасности соседей и резко сокращались потенциалы, необходимые для внезапного нападения и начала крупномасштабных наступательных действий.

Например, квоты по танкам для НАТО и ОВД составляли соответственно 24 093 и 21 473 единицы, по боевым бронированным машинам — 33 827 и 32 702, по артиллерии — 19 831 и 20 368, по самолетам — 5 118 и 6 461, по вертолетам — 1 685 и 1 189. Кроме того, определялись ограничительные уровни таких вооружений для каждого из государств ДОВСЕ. На долю России, к примеру, приходилось 9 338 танков, 19 399 ББМ, 8 326 орудий, 4 624 самолетов и 1 005 вертолетов.

Причем, каждое государство-участник ДОВСЕ должно было регулярно информировать своих партнеров о местах размещения этих вооружений на своей территории и предоставлять возможность коллегам проверять достоверность этих сведений реальному положению дел.

Но, как говорится, не успели просохнуть подписи под соглашением, как развалился Варшавский Договор, а вскоре распался и Советский Союз. Бывшие члены ОВД, как и некоторые бывшие республики СССР, вдруг стали участниками Североатлантического альянса, который вырос до 28 государств. И баланс в обычных вооружениях, несмотря на их резкое сокращение, как в странах НАТО, так и в России, очень сильно качнулся в пользу государств НАТО. В частности, по танкам примерно в два раза, по артиллерии — в три, также и по бронемашинам, а по самолетам и вертолетам чуть ли не семь раз. Попытка адаптировать ДОВСЕ под новую историческую реальность, вернуть разумный баланс боевых сил и средств провалилась. Соглашение об адаптации, пописанное на саммите ОБСЕ в Стамбуле 19 ноября 1999 года, в отличие от России, Украины, Белоруссии и Казахстана, не ратифицировало ни одно государство Североатлантического альянса.

Сложилась нелепая ситуация. Офицеры Литвы, например, в составе инспекторов НАТО могли приехать в Калининградскую область и проверить наличие там заявленного количества танков, а российские офицеры из той же Калининградской области приехать в Литву не могли. Вильнюс не является членом ДОВСЕ. Более того, США и его союзники по Североатлантическому альянсу начали относиться к России, как к стране, потерпевшей поражение в холодной войне. И обставляли свою возможность ратифицировать адаптированный ДОВСЕ неправомерными требованиями к Москве, которые не имели никакого прямого отношения к соглашению об обычных вооруженных силах в Европе. Все это вынудило российское руководство приостановить свое участие в ДОВСЕ. А без нашей страны этот договор потерял свой всякий смысл.

След в истории
И все-таки. Нельзя говорить, что ДОВСЕ оказался бесполезным для нашей страны или чуть ли не вредным. Он стал частью комплекса тех договоренностей по укреплению мер доверия и безопасности на планете, которые позволили и позволяют до сих пор, несмотря на периодически возникающие противоречия и конфликты между ведущими государствами мира, снижать напряженность между ними, сокращать излишки вооружений и контролировать их наличие.

Вместо ДОВСЕ, если можно так сказать, сейчас работает Венский документ 1999 и 2011 годов об укреплении мер доверия и безопасности, принятый форумами ОБСЕ. Он не устанавливает ограничительных квот на вооружение, но в соответствии с ним государства-участники ежегодно обмениваются информацией о военных силах и основных системах вооружений и техники, о планировании в области обороны и военных бюджетах. Документом предусмотрен механизм консультаций и сотрудничества в связи с необычной военной деятельностью и в отношении опасных инцидентов военного характера.

Кроме Венского документа, есть договор «Открытого неба», по которому его участники могут совершать запланированные полеты над территорией своих партнеров, проверять соответствие реального положения дел заявленным данным. Работает Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и об его уничтожении. Обладатели крупнейших арсеналов ХО США и Россия уже уничтожили абсолютно большую часть своих запасов. Действует Договор между США и Россией о ликвидации их ракет средней и меньшей дальности (РСМД), а также Договор о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) и Основополагающий акт 1997 года Россия-НАТО, Договор о нераспространении ядерного оружия.

И хотя у российских специалистов есть серьезные замечания к своим заокеанским и натовским коллегам по добросовестному и честному выполнению этих соглашений, о чем нужно вести другой, более подробный разговор, все эти договоренности, как в свое время и ДОВСЕ, позволяют сохранять ситуацию с военной безопасностью в Европе более предсказуемой, чем это было в годы холодной войны. И если бы не выход США из Договора по ПРО 1972 года, не настойчивые попытки Вашингтона, прикрываясь лукавыми ссылками на «непредсказуемость режимов» в Иране и Северной Корее, окружить Россию противоракетным забором, создать лично для себя односторонние гарантии безопасности и военного преимущества, что, безусловно, мешает налаживанию многостороннего и взаимовыгодного сотрудничества, как в области обороны, так и в борьбе с международным терроризмом, ситуация на Старом континенте, как, впрочем, и в других частях планеты, была бы более транспарентной и менее взрывоопасной.

Заметки на будущее
Тем не менее, из истории с ДОВСЕ мы должны вынести для себя несколько уроков и выводов из них. Главный — безопасность нельзя поделить «для себя» и «для других». Она может быть только всеобщей, равной и предсказуемой или раздробленной на отдельные фрагменты, а значит — никакой и ущербной. Что мы сейчас и наблюдаем в ходе войны с террористами запрещенного в РФ Исламского государства. Не только на территории Сирии, Ирака и Афганистана, но и в Египте, Пакистане, во Франции, в Бельгии, Германии… Победить общие угрозы, в частности, терроризм можно только при условии объединения усилий всех заинтересованных в этом государств, которые способны преодолеть комплекс собственной исключительности и высокомерия.

Другой урок или уже вывод: договоры о контроле над вооружениями и их сокращением заключаются только между равными по боевому потенциалу государствами и военными организациями. Отсутствие баланса сил приводит к диктату, поучениям, ультиматумам и даже к агрессии. Не стоит вступать в гонку вооружений со странами, имеющими десятикратное преимущество по экономическому потенциалу и военному бюджету. Но и жалеть денег на оборону тоже опасно. Безопасность не бывает дешевой. Необходимо иметь необходимое и достаточное, чтобы никто даже в мыслях не посмел усомниться в эффективности и надежности наших вооружений, боеготовности российской армии и в высоком профессионализме ее офицеров и генералов.

Это еще один вывод, продиктованный размышлениями о 25-летии Договора об обычных вооруженных силах в Европе.


тэги
читайте также