15 декабря, суббота

«Синей волны» на выборах в США не будет

31 октября 2018 / 15:11
обозреватель ТАСС

На скорых промежуточных выборах в Конгресс США не ожидается демократической «синей волны», которая могла бы полностью захлестнуть позиции правящей Республиканской партии и была бы чревата импичментом президента страны Дональда Трампа.

Это в один голос подтверждают наиболее авторитетные американские политологи, анализирующие расстановку сил за неделю до всеобщего голосования.

 

Сложные условия для оппозиции

Ранее противники Трампа ждали, что республиканцев на выборах сметет волна народного гнева. Но специалисты изначально не прогнозировали никакого политического цунами. Хотя бы потому, что в Сенате США, где 6 ноября будут оспариваться 35 кресел (33 на регулярных выборах и еще 2 на дополнительных, внеочередных), на кону находятся 26 мест, занимаемых демократами, и лишь 9 – республиканцами. Соответственно, даже просто по теории вероятности первым гораздо сложнее отстоять и тем более укрепить свои позиции, чем вторым.

Поэтому, например, Лэрри Сабато, возглавляющий в Вирджинском университете политологический проект «Хрустальный шар», говорит, что с самого начала сознательно воздерживался от упоминания о «волнах» любой окраски. Демократов в американской политической традиции принято именовать партией «синих», а республиканцев – «красных».

К тому же, как напоминает один из самых маститых местных политологов Чарли Кук, из 13 ключевых сенатских гонок 9 идут в штатах, голосовавших в 2016 году за Трампа. Там мало больших городов, велика доля сельского населения, сильны консервативные настроения. Другой авторитет Нейт Силвер из политологического ресурса "538" (это число членов коллегии выборщиков в США) считает, что нынешние выборы в Сенат в целом проводятся в самых неблагоприятных для оппозиции условиях за все время наблюдений.

 

Сенат останется «красным»?

Сейчас в верхней палате Конгресса у демократов 49 мандатов (с учетом двоих независимых сенаторов, обычно примыкающих к Демпартии), а у республиканцев, – 51. По последним оценкам у партии власти гораздо больше шансов завоевать дополнительно 2-3 кресла, чем у оппозиции – догнать и тем более перегнать соперников. Да и теоретически возможная «ничья», при которой у каждой партии было бы в Сенате по 50 голосов, в данном случае все равно была бы в пользу «красных», поскольку по закону в верхней палате председательствует с правом голоса действующий вице-президент страны Майкл Пенс.

Среди наиболее уязвимых сенаторов-демократов аналитики предлагают следить прежде всего за Джо Доннелли из штата Индиана и Клэр Маккаскил из Миссури. Нередко в этом ряду упоминается и Роберт Менендес из Нью-Джерси, преследуемый подозрениями и прямыми обвинениями в коррупции. Менендес – один из главных инициаторов нынешней антироссийской истерии в Конгрессе, соавтор санкционного законодательства. Он, кстати, публично выражал опасения, что «рука Москвы» будет мешать ему перед выборами. Но однопартийцы оказали ему щедрую финансовую поддержку и по опросам он пока лидирует.

В целом на сегодняшний день политологический агрегатор RealClearPolitics прогнозирует усиление республиканских позиций в Сенате до 54 мандатов. Эксперты из «538» оценивают шансы партии власти на сохранение контроля над Сенатом, как «5 из 6» (около 83%). Рынки политических прогнозов в США, отслеживаемые командой ресурса PredictWise, ставят на победу «синих» лишь 10%, а «красным» отдают 78%. Остальные 12% – ставки на «ничью» при решающей роли Пенса.

 

Реальна ли перспектива импичмента?

Обычно расклад сил в Сенате привлекает гораздо меньше внимания, чем в Палате представителей, поскольку последняя пишет законы о финансировании правительства США. Но зато сенатская политическая арифметика в нынешней ситуации лучше проясняет вопрос о том, насколько реальна перспектива импичмента и отстранения от власти действующего президента страны. Толки о такой угрозе преследуют Трампа непрерывно с момента избрания на высший государственный пост.

Инициирует процесс импичмента опять же Палата представителей, для этого достаточно простого большинства голосов. Но разбирательство по обвинениям в адрес главы государства проводит Сенат, и он же выносит окончательный вердикт, причем для признания президента виновным необходимо большинство как минимум в две трети голосов. Однако у противников Трампа нет в Сенате 67 голосов, и взяться им в обозримой перспективе явно неоткуда.

 

Чья тема?

Возможно, поэтому в предвыборной гонке нынешнего года в США тема импичмента звучала гораздо более приглушенно, чем можно было бы ожидать, исходя из непрерывной оголтелой травли президента страны политической оппозицией и близкими к ней СМИ.

Телекомпания NBC разбиралась в этом вопросе и пришла к выводу, что в основном риторика об импичменте поддерживалась усилиями такого непримиримого врага Трампа, как либеральный миллиардер Том Стайер. Тот вложил в соответствующую общенациональную кампанию 50 млн долларов из личных средств. Да и то политстратег этой кампании Кевин Мак сказал NBC: «Мы на самом деле не обращаемся к кандидатам с вопросом, какова их позиция по импичменту. Наша цель – чтобы они слышали об этом в ходе гонки, а уже потом, после избрания, привлекали истеблишмент к ответу и исполняли свой конституционный долг».

Репортеры телекомпании побеседовали с демократами на местах и убедились, что впрямую к импичменту призывают разве что близкий к Стайеру претендент на губернаторское кресло во Флориде да заведомый аутсайдер в штате Мэн. Остальные – например, действующие конгрессмены Том О’Халлеран в Аризоне и Тим Райан в Огайо – заверяли, что «об импичменте никто не говорит». И представители либеральных общественных организаций, с которыми связывалась NBC, подтверждали, что для них это тоже не приоритет.

Если уж на то пошло, темой скорее пользуются республиканцы. Соперница О’Халлерана Уэнди Роджерс записала рекламный ролик с предупреждением о том, что, мол, «радикальные экстремисты-леваки хотят подвергнуть импичменту нашего президента». Председатель республиканского национального комитета по выборам в Конгресс Стив Стайверс подтвердил журналистам, что данный вопрос – «мотиватор для нашей [электоральной] базы».

 

Ключевой вопрос – о явке

Сам Трамп публично говорил о том, что, дескать, предстоящее голосование станет «референдумом обо мне». Хотя в свойственной ему противоречивой манере заявлял также, что если республиканцы проиграют, то не по его вине, а исключительно из-за тех его сторонников, которые поленятся сходить на выборы.

Кстати, вопрос явки – традиционно центральный. Принято считать, что в целом более пожилой и дисциплинированный электорат республиканцев обеспечивает им некоторое преимущество. Но в нынешнем году, как доказывает с данными опросов в руках тот же Кук, демократы могут рассчитывать на гораздо большую, чем обычно, активность своих сторонников из числа женщин, избирателей латиноамериканского происхождения и молодежи.

 

Палату сулят «синим»

Специалисты с высокой степенью уверенности говорят о том, что Палата представителей по итогам выборов перейдет под контроль Демпартии, которой необходимо для этого завоевать дополнительно 23 мандата. Кук называет такой сценарий «весьма вероятным», портал «538» оценивает шансы на это, как «6 из 7» или почти 86%, рынки политпрогнозов отдают оппозиции предпочтение с соотношением ставок 63% к 37%.

Правда, есть и оговорки. Например, Сабато подчеркивает, что пока «не закрывает дверей для шансов республиканцев с минимальным перевесом удержать Палату». Но и он вместе со всеми исходит из того, что «у демократов путь легче».

 

Обманчивые рейтинги

Дуть на воду специалистам приходится после того, как они обожглись два года назад на президентских выборах с тем же Трампом. Рейтинг его популярности в день голосования в 2016 году составлял всего 32%, антирейтинг негативных откликов достигал 53%. Но он выиграл, причем убедительно.

Теперь у него те же показатели, согласно сводному индексу RCP, – примерно 44% против 52%. Некоторые исследования дают 47% и даже 50% положительных откликов. То есть негатив практически остался прежним, а позитив заметно подрос и продолжает расти. Основные причины известны – снижение налогов и экономический бум; утверждение консервативных судей, в том числе в состав Верховного суда США; отсутствие крупных внешнеполитических неприятностей и даже прогресс на некоторых направлениях, прежде всего в диалоге с КНДР.

 

Собака, которая не залаяла

По существу не залаяла пока и та собака, на которую особенно рассчитывала оппозиция в США. Точнее лай-то по поводу предполагаемого «российского вмешательства в американские выборы» не прекращается уже который год, но вот подтверждений его обоснованности как не было, так и нет. Теперь же тех, кто битых 17 месяцев предвкушает доклад спецпрокурора Роберта Мюллера по итогам соответствующего расследования, по свидетельству газеты Politico, ждет «разочарование».

«Публике не следует ожидать всеобъемлющего и разрушающего президентство отчета», - пишет издание, пообщавшееся с его составителями. Хуже того, добавляет оно, «наверное, самое досадное – в том, что выводы Мюллера могут вообще никогда не увидеть света дня», т.е. не будут преданы огласке.

 

Исторический контекст

Впрочем, до окончания расследования, которое Трамп именует "охотой на ведьм", надо еще дожить. Пока же все внимание – к предстоящему голосованию. Готовясь к нему, американские специалисты, в частности, советуют не забывать об историческом контексте. Например, о том, что у Барака Обамы в 2010 году и Билла Клинтона в 1994 году рейтинги были примерно такие же, как сейчас у Трампа, и даже немного лучше, но первые при них промежуточные выборы в Конгресс были для их партии абсолютно провальными.

При Клинтоне демократы потеряли 8 мест в Сенате и 54 в Палате представителей, лишившись в результате контроля над Конгрессом в целом. Тогда это было названо «республиканской революцией». При Обаме утрачены были соответственно 6 и 63 кресла – опять-таки ценой контроля над нижней палатой.

Ни тому, ни другому это в итоге не помешало отработать по два полных президентских срока.


тэги
читайте также