13 ноября, среда

Об Александре Раре и «российско-германском мосте»

25 сентября 2015 / 15:37
руководитель аналитического центра «Московский регион»

Рар приложил поистине гигантские усилия по выстраиванию российско-германского моста, и могу себе представить его уныние при виде рушащихся в пропасть многолетних трудов. Но он, как показывает и эта статья, рук не опустил, и это здорово.

Почитайте, что Рар пишет про новый расклад в Европах и про бундесканцлерин Меркель.

Меркель — не циник, она действительно мечтает изменить Германию к лучшему, а заодно и Европу. С одной стороны, она — дочь лютеранского пастора, а с другой — дитя «бархатной революции» в ГДР (1990). Такие понятия, как гражданское общество, борьба с тоталитаризмом, глобальная защита прав человека, — ее «революционный набор». В духовном смысле ей старые революционеры 1968 года из партии «зеленых» и движения хиппи ближе, чем соратники из ее собственной партии ХДС. Она хочет, чтобы весь окружающий мир восхитился новоиспеченной Германией, которой навсегда удалось избавиться от ярлыка нацизма.

Александр Глебович Рар — очень важный для меня человек. В далеком 1991-м я еще совсем ребенком знакомился с его отцом, знаменитым Глебом Раром — в Кремле, после первого патриаршьего служения в Успенском соборе. Это был первый человек из русской белой эмиграции, которого мне случилось увидеть вживую.

А спустя семь лет, в марте 1998-го уже благодаря Александру я поехал стажироваться в Германию, где тогда шла самая первая президентская программа подготовки кадров. Цельская академия менеджмента, банк развития KfW, Deutsche Bank Research (аналитическое подразделение DB), Франкфуртская биржа, Минэкономики, предприятия PreussAG, Баварская ТПП — крайне неполный список мест, где нам рассказывали об устройстве германской экономики.

Я был девятнадцатилетний балбес, умудрившийся однажды напиться в ресторане и заблевать такси, а потом одалживать 500 марок на химчистку салона; но каждый из этих дней был для меня бесценным. Многие вещи, почерпнутые там и тогда, я и теперь использую в своей работе — особенно сейчас, в разработке программы «Корпоративное предпринимательство» или при анализе существующей у нас госсистемы развития МСП (1,2,3).

Два года назад мы встречались в Самаре на очередных посиделках «Петербургского диалога» — тоже был показательный момент, когда русская часть стола говорила о проблемах среднего класса, а немецкая — о проблемах среднего бизнеса. Тоже в своем роде водораздел: для них миддлы — семейные компании и их владельцы, для нас — няшные хипстеры с Болотной, элитный подвид бюдженщин. В диалектической паре Обломов-Штольц, живущей в каждом русском человеке, мой внутренний немец в очередной раз посетовал на дер руссише бардак.

Рар приложил поистине гигантские усилия по выстраиванию российско-германского моста, и могу себе представить его уныние при виде рушащихся в пропасть многолетних трудов. Но он, как показывает и эта статья, рук не опустил, и это здорово. Ибо, как учил нас один грузин, не только нацистские диктаторы, но и либеральные комсомолки приходят и уходят, а великий германский народ, германская культура остается.

Источник


тэги
читайте также