28 ноября, суббота

Как возможна абсолютная архитектура

24 октября 2020 / 14:57
архитектор

Последние десять лет разные люди пытаются применить понятие политического в его различных трактовках и вариациях к архитектурному дискурсу. Определенную позицию в этой дискуссии занимает итальянский архитектор и теоретик архитектуры Пьер Витторио Аурели.

Он также преподает в Институте Берлаге в Роттердаме и является соучредителем архитектурного бюро ДОГМА.

Аурели стал широко известен интересующимся архитектурной теорией в 2008 году благодаря книге "Проект автономии. Политика и архитектура внутри и против капитализма"[1]. В этой книге он представил весьма содержательный взгляд на то, как движение автономов в Италии 1960-70-х годов повлияло на итальянскую архитектуру, включая теорию Манфредо Тафури, практику Альдо Росси и группы Аркизум. Аурели считает, что необходимо проводить четкое различие между тем, как переосмыслил марксизм итальянский философ Марио Тронти и его понятием автономии, и более поздним направлением постполитической активистской теории, которая ассоциируется с именем Антонио Негри и которое стало популярным после публикации его книги "Империя" в 2000 году. Таким образом Аурели предлагает заново перечитать историю движения автономов, полагая, что возможность автономии мыслилась тогда не как "требование автономии от, а скорее более радикально и смело, как автономия для"[2], тем самым создавая альтернативу гегемонии властных отношений, навязываемых капитализмом.

И теперь его следующую книгу "Возможность абсолютной архитектуры" можно истолковать как непосредственное, хотя и гораздо более доступное, историческое и "архитектурное" изложение исходных предположений. Так или иначе, этот текст может быть понят как поиск автором собственного места в архитектурном дискурсе. Как Аурели честно признается в начале своей книги, которая, очевидно, является переработкой его диссертации (Институт Берлаге/TU Delft, Октябрь 2005), изначально она писалась не как реакция на современное состояние урбанизма, благодаря которому архитектура стала так популярна в последние годы, однако "по иронии судьбы, ее растущая популярность прямо пропорциональна ощущению политического бессилия и культурного разочарования, которое испытывают многие архитекторы, когда речь заходит об эффективности их вклада в построение мира"[3]. Другими словами, книга Аурели – это тщательно продуманная попытка снова сделать актуальной архитектурную форму на фоне текущих споров для того, чтобы "всерьез задуматься о безусловной социальной и культурной власти архитектуры как репрезентации мира через образцовые формы реальных построек"[4].

Для Аурели абсолютная архитектура - это остров в пределах города. В соответствии с автономистским понятием автономии – нужно быть отделенным, но не свободным от города. Концепция Аурели подчеркивает это ощущение разделения как основу для оппозиции внутри города. Через эту оппозицию архитектура разворачивает свое политическое и демократическое измерение. Автономная архитектура, таким образом, в существенной мере воплощает агонизм, и посредством этого раскрывает свою конечную цель: приспосабливать и одновременно управлять различиями.

Книга Аурели состоит из пяти глав. Во вводной главе "На пути к архипелагу" автор раскрывает основной тезис и предлагает два главных понятия - политическое и форма. Отсылая к идее греческого полиса, Аурели осуществляет введение читателя в диалектику коллективного пространства (агора) и пространства экономического (частного), которые, по его мнению, делают город демократической и, соответственно, агонистической территорией. Аурели утверждает, что именно эта оппозиция была снята еще на заре модерна, что в свою очередь привело к господству частной сферы, в соответствии с доминированием которой выглядят современные города. С точки зрения Аурели, первым заметил эту тенденцию испанский инженер и градостроитель Ильдефонс Серда (1815-1876). Серда обратил внимание на функционирование города и управление им, на то, как постоянно из центра расширяется городская инфраструктура, вырываясь за символические границы города. Урбанизм делает город экономически функциональным. Таким образом власть и накопление материальных ресурсов становятся предпосылками городского роста. Затем Аурели продолжает критикой крайнего городского экспансионизма и его менеджериальной и капиталистической парадигмы в связи с проектами Хильберзеймера, группы Аркизум, проекта Рема Колхаса "Город пленного земного шара". Автор заканчивает первую главу провокационным обсуждением проектов Миса ван дер Роэ. Сиграм-билдинг в Нью-Йорке, Федеральный центр в Чикаго, площадь Вестмаунт в Монреале представлены в книге в качестве парадигмальных примеров, модернистских образцов "абсолютной архитектуры" для "города, задуманного как группа архитектурных островов в море урбанизации"[5].

После этого подробного введения Аурели обращает свой взгляд на прошлое архитектуры. В следующих четырех главах обсуждается идея острова, архитектурного архипелага в море урбанизации. Аурели рассматривает проект "антиидеального" города Андреа Палладио, "Марсово поле" Пиранези в сравнении с "Новой картой Рима" Нолли, проект мегаполиса Этьена-Луи Булле и, наконец, проект города-архипелага Освальда Матиаса Унгерса и OMA. Эти рассуждения Аурели, кажется, не всегда относятся к делу, тем не менее они весьма любопытны и однозначно стоят того, чтобы с ними ознакомиться.

Из приведенных примеров Аурели выводит различные характеристики "абсолютной архитектуры" и то, как архитекторы реагировали на современное им состояние урбанизации. Собранные вместе в одной книге различные истории об осуществленных в прошлом проектах раскрывают специфический подход каждого конкретного архитектора к архитектуре как таковой. Подход, который можно сопоставить с лозунгом старого автономистского движения – быть внутри и быть против. Этот подход противопоставляет архитектурную форму как остров или архипелаг постоянно расширяющейся капиталистической материи города. Жаль, что в книге с одной стороны нет конкретного и последовательного исследования исторического развития капитализма в отношении экспансионистского, пространственного феномена урбанизма и его агонистического конкурента. А с другой стороны жаль, что в книге нет заключительной главы, в которой сама идея архипелага вводилась бы иначе, в т.ч. на современных примерах, может быть, даже преодолевая (хоть бы и прямолинейно) бинарные оппозиции урбанизма и архитектуры. И, в конечном счете, подтверждая мысль Маурицио Лаццарато: "В обществах тотального контроля конечная цель состоит уже не в том, чтобы присваивать, как в суверенных обществах, или манипулировать и увеличивать власть, как в обществах дисциплинарных, а в том, чтобы создавать миры".

Пьер Витторио Аурели. Возможность абсолютной архитектуры. - М.: Стрелка-пресс, 2014.

Перевод с английского Екатерины Узойкиной.

Источник

 

[1] Aureli P.V. The Project of Autonomy: Politics and Architecture within and against Capitalism. New York: Princeton University Press, 2008.

[2] Ibid. P. 4.

[3] Пьер Витторио Аурели. Возможность абсолютной архитектуры. С. 23.

[4] Там же.

[5] Там же, с. 71.


тэги
читайте также